Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВЕСTНО. 4 страница




— Уж не к Рыуку ли вы ходили? — спросила она.

— К Рыуку,— ответил Пеэтер.— Только мы туда не попали.

— Туда и нельзя,— сказала толстая тетка, очевидно остав­
шись довольна ответом Пеэтера.— Мальчишка этих Рыуков те­
перь наказан, ему нельзя играть с другими, воспитанными деть­
ми. А то еще научит их своим хулиганствам.

Она долго распространялась о том, какие ужасные выходки проделывал этот мальчишка Рыук и что еще он способен на-творить в будущем, пока, наконец, не дотронулась осторожно до бинтов и не спросила, какое несчастье случилось с этим маль­чиком.

— Травма,— объяснил Пеэтер.

Ему очень нравилось это «ученое» слово, оно как бы прида-вало ему образованности. Он чуть было не добавил, что у Ри-хо «душевная травма», но в последний момент спохватился. Могли возникнуть большие сложности. Ибо тот факт, что те-лесные наказания травмируют душу, еще вовсе не означает, что душевные раны, в свою очередь, должны отражаться на теле.

- Да-да! — Толстая тетка вздохнула.— Забот и хлопот с


этими мальчишками нынче хватает. Осторожности у них ни­какой, творят что хотят, оттого и травмы и все такое.

С этими словами она двинулась дальше.

Путь был свободен. Естественно, Рихо и Пеэтер поспешили на улицу.

Они торопились покинуть пределы поселка самым коротким путем. И лишь тогда, когда они достигли леса и вышли на по­лянку в порядочном удалении от последних домов, Рихо решил-ся снять бинты.

— Уф! — сказал он удовлетворенно.— Свежий воздух дей­
ствительно прекрасная вещь, действует на меня живительно.
У меня возникло сильное желание подать голос.

Имелась и другая причина попробовать голос — всего лишь в нескольких десятках шагов паслась привязанная на цепи ко­рова тетушки Лены.

-Бзз!..— издал Рихо известный тревожащий звук, от ко­торого бросается бежать любая, даже самая разумная корова, особенно если стоит такая жара, как сегодня.

Корова тетушки Лены отреагировала очень скоро: задрала хвост на спину и побежала. Она сделала два бешеных круга та­кого радиуса, насколько позволяла цепь, затем — щелк-бряк! — цепь оборвалась и корова кинулась прочь в синеющие дали.

— Этого еще не хватало,— пробормотал Пеэтер.
А Рихо только рассмеялся.

— Пусть хоть разок насладится свободой,— сказал он.— Уж мне-то известно, что это значит.

Немного позже, бесцельно слоняясь по округе и наслажда­ясь свободой, Рихо и Пеэтер нашли в колхозном бурте несколь­ко вполне пригодных в пищу картофелин знаменитого сорта «оденвальд» и решили попробовать испечь их древним спосо­бом. Они свернули в лес и вскоре добрались до уже знакомой нам поляны, которую незадолго до их появления покинула Кярт. Тут они разложили костер, чтобы испечь в золе картош­ку, а сами принялись усердно лакомиться земляникой — не оставлять же на произвол судьбы спелые ягоды, от которых все было красно.

Азартно собирая землянику, они не видели, как огонь по­тихоньку пополз от костра в сторону и выжег на поляне боль­шое продолговатое пятно. К счастью, ничего ужасного не слу­чилось, потому что земляника вовремя кончилась и мальчишки,


заметив происшедшее, подбежали к огню и старательно затоп­тали его. Они прекрасно успели полакомиться и печеным кар­тофелем, пока их не встревожило донесшееся издалека дребез­жание велосипеда.

Велосипед в лесу! Что это значило? Наверное, лесник или какой-нибудь другой деятель подобного рода заметил дымок от костра и теперь стремглав спешил спасать лес от огня. Вре­мени на долгие размышления не было. Успеть бы ноги унести! И уже неслись они, сверкая пятками, через поляну, уже петля­ли между деревьями все дальше и дальше, как можно дальше от подозрительного велосипеда.

Так они убежали довольно далеко и остановились, запыхав­шись, чтобы перевести дух.

— Вовремя мы оттуда чесанули,— сказал Рихо.— А то кто
знает, какую нотацию пришлось бы нам выслушать.

Рихо не был замаскирован, и для него всякий контакт с офи­циальными лицами был опасен вдвойне.

Пеэтер задумался. Этот солнечный день вдруг потерял для него весь свой блеск... Едва он помирился с Рихо, едва они сно­па стали действовать заодно, как уже им угрожали неприятно­сти. Что с того, что сейчас все сошло благополучно, ведь могло получиться и по-другому. Да еще эта корова тетушки Лены... Они только сделали свое «бзз», и веселья хоть отбавляй, а те­тушка Лена теперь, может быть, уже ищет свою корову,

— Знаешь что? — сказал Пеэтер.— Мы все-таки были вино-
ваты, чуть-чуть не подожгли лес. И с коровой тоже вышло...

— Что?

— С коровой не совсем хорошо получилось.

— Что нехорошо?

Пеэтер не находил слов. Неужели Рихо сам не понимает? Не он ли говорил утром, что впредь надо постараться быть умнее...

— С коровой мы немного переборщили,— сказал наконец
Пеэтер.

— Не мели! — Рихо махнул рукой.— Я только сделал «бзз»,
и ничего больше. Мы не виноваты, что корову плохо привяза­
ли. «Бзз» имеет право произнести любой. Нет такого закона,
чтобы «б-з-з-з-з-з-з» почему-либо запрещалось.

Пеэтер молчал. Если подойти к делу с такой стороны, то, конечно, ничего в этом «бзз» недозволенного нет. Просто ко­рону плохо привязали... Хотя... Но лучше было об этом не ду-мать. Что сделано, то сделано.

Они решили повернуть в поселок. Свободой они понаслажда-лись земляника и печеная картошка были сверх программы, а время Рихо все же ограничено, и откладывать возвращение до­мой на последнюю минуту нельзя.


Но едва прошли они сотню шагов, как их внимание привлек доносившийся из-за деревьев и кустов треск, сопровождаемый таинственным позвякиванием.

Стоп!

Оба мгновенно замерли! Что это? Снова велосипед?

Они затаили дыхание. Позвякивание повторилось, и к нему добавилось теперь тихое, протяжное и жалостное: «Му-у!»

Это не был велосипед.

Это была корова!

— Ну вот, видишь,— сказал Рихо, подходя к корове побли­
же,— она сама себя поймала — цепь намоталась на куст. Сна­
чала небрежность, потом несчастье!

— В этом несчастье все-таки больше виноваты мы.

— Да погоди-ка, погоди! — В голове Рихо начал возникать
некий план.— Мы корову нашли? Верно? А нашедшему пола­
гается небольшое вознаграждение. У меня такое чувство, что
«счетчик» опять тихонько постукивает.

Слова о «счетчике» напомнили Пеэтеру довольно неприят­ную, почти криминальную историю с его собственным младшим братом.

— Как же, получишь... по кружке молока!

— «Па кружке молока»! — передразнил Рихо.— Это уж са­мо собой. А может, и еще что-нибудь перепадет.

Без долгих обсуждений он высвободил застрявшую в кустах цепь, и они повели корову в поселок.

Пеэтер был доволен, что происшествие с коровой принимает счастливый оборот, несмотря на законное право каждого сде­лать «бзз».

А у Рихо мысли неустанно вращались вокруг вознаграж­дения. Так или иначе, одной кружки молока казалось ему, без­условно, недостаточно.

— Знаешь что? — сказал Рихо после долгих раздумий.— Мы
скажем, что нашли корову при каких-нибудь необыкновенных
обстоятельствах.

— При каких еще обстоятельствах? — Пеэтер не уловил
хода мыслей Рихо.

— Мы скажем, что поиски происходили в каких-нибудь
очень сложных условиях,— пояснил Рихо.— Тогда вознаграж­
дение будет больше.

— Ты еще скажи, что корова сидела на дереве,— съехид­
ничал Пеэтер.

Рихо обиделся.

— Нечего насмешничать,— сказал он.— Все зависит от то­
го, как котелок варит.

— Давай заваривай кашу,— посоветовал Пеэтер.


Для него сейчас главным было то, что корова благополучно доберется домой. Он вовсе не зарился на вознаграждение, ко­торое не давало покоя Рихо.

Но прежде чем «котелку варить» дальше, следовало сам «котелок» снова забинтовать, потому что дом тетушки Лены на краю поселка уже виднелся вдали. Забывать об осторожности они не имели права.

— Постарайся оставить рот открытым,— поучал Рихо.

С замотанным ртом он не смог бы выпить и той кружки молока, которая само собой предусматривалась в качестве воз­награждения.

Пеэтер сделал так, как просил Рихо, и довольно успешно справился: несмотря на то что рот остался не забинтованным, узнать Рихо все-таки было невозможно.

Увы, даже и замотанный «котелок» Рихо «варил» ничуть не лучше. Как ни напрягался Рихо, но, когда они подошли ко дво­ру тетушки Лены, он не мог назвать никаких чрезвычайных обстоятельств. Иногда бывает так, что мысль не находит нуж­ного поворота.

Как известно, тетушки Лены не было дома. Лишь малень­кая девочка лет четырех играла во дворе в полном одино­честве.

— Здравствуй,—сказал Рихо.

— Здравствуйте,— ответила девочка.— А почему у тебя го­
лова такая?

— У меня просто особая голова,— ответил Рихо.

 

— И круглая,— прибавила девочка.
Пеэтер засмеялся.

— Видишь,— сказал он,— дяди привели корову.

— Это же Моони,— сказала девочка.— А бабушки дома нет,
бабушка ушла искать Моони.

Стало быть, эта девочка — внучка тетушки Лены.

— Моони сидела на дереве,— сказал Рихо. Поскольку ниче­
го более разумного не пришло ему в голову, он, шутки ради,
пустил в ход насмешливые слова Пеэтера,- А дяди помогли ей
спуститься на землю.

Ребенок засмеялся.

— Моони не лазает по деревьям,— сказала девочка.— Кош­ка лазает, а Моони — нет.

— Не спорь,— сказал Рихо.— Нельзя спорить со старшими.
Они сняли с коровы цепь и загнали в хлев.

А Моони правда была на дереве?— спросила девочка. Она больше не смеялась.

Дядя же сказал тебе,— подтвердил Рихо,—Что дяди говорят, всегда правда.


— А как Моони залезла на дерево?

-Это для тебя слишком сложный вопрос,— сказал Ри-хо.—Ты еще маленькая. Не поймешь.

О вознаграждении говорить с ребенком бесполезно. Это мог­ли уладить между собой лишь люди постарше. Успеется.

— Всего хорошего,— сказал Рихо.

— Всего хорошего,— ответила девочка.

Так они и ушли, оставив ребенка раздумывать над сложной историей, которую действительно нелегко было понять.

— Моони, Моони, Моони! Домой, домой! — звала тетушка

Лена.

Поисковая группа, растянувшись цепочкой, двигалась между деревьями и кустами, пока не прочесала лес насквозь.

— Если тут действительно в дело вмешалась рука
существ,— сказал Каур,— то останки коровы могут оказаться и
за сотню километров отсюда.

— Что ты там говоришь? — беспокойно спросила тетушка Лена.—Какие еще останки?

Меэлик предостерегающе посмотрел на Каура, и Каур при­кусил язык. Не стоило раньше времени слишком огорчать ста­рого человека. Может, все кончится хорошо. Может, существа только исследуют корову и отпустят ее на свободу.

— Да я просто так,— пробормотал Каур.— Я просто пред­
ставил себе одну вещь.

Они стояли на опушке и обшаривали глазами окрестность. Впереди простирались колхозные поля. Ровная поверхность — и свободный обзор до самого горизонта. Но нигде не было за­метно ничего такого, что хотя бы отдаленно напоминало корову или ее останки. Продолжать поиск, двигаясь в этом направле­нии, не имело ни малейшего смысла.

— Придется поворачивать обратно.— Тетушка Лена тяже­
ло вздохнула.— Может быть, она сама пошла домой, давно уже
пора доить.

Они снова повернули в лес и опять рассыпались цепочкой. И вновь тетушка Лена звала почти непрерывно: «Моони, Моо­ни! Домой, домой!» И дребезжал между пнями и валунами ве­лосипед Юрнаса.

Меэлик внимательно смотрел под ноги, пытаясь найти хотя бы один след копыта. А Каур все чаще устремлял свой взгляд в небо— не сверкнет ли вдруг над вершинами деревьев таинст­венная «летающая тарелка»?


И все-таки они трудились зря. Лес был прочесан ими вто­рично и, конечно, безрезультатно.

— Плохо дело,—сказала тетушка Лена.

— Таинственная история,— уточнил Каур.
Они молча возвращались домой.

Но вдруг Кярт остановилась и протянула руку.

— Смотрите!

Все замерли на месте, словно по приказу, и смотрели туда, куда указывала Кярт. Действительно, там было что-то доволь­но далеко, на самой окраине поселка. Это нечто медленно дви­галось вперед и... похоже было, на четырех ногах!

— Корова! — обрадовался Меэлик.

В самом деле казалось, что это так. На свете много коров. Только в маленькой Эстонии триста пятнадцать тысяч коров. Прежде всего требовалось установить, Моони это или какая-то другая представительница крупного рогатого скота, не пред­ставляющая для них интереса.

— Ты можешь узнать Моони? — спросил Меэлик у Юрнаса.

— Конечно, могу,— ответил Юрнас.

Ведь они ежедневно брали у тетушки Лены молоко.

— Тогда прыгай на велосипед и поезжай посмотри.

— Будет сделано! — сказал Юрнас, довольный поручением.

Наконец-то его велосипед пригодился. Не зря, значит, тер­пеливо таскал он все время рядом с собой свою замечательную верную «Ригу» латвийского производства.

Юрнас уже вскочил в седло, уже нажимал на педали изо всех сил и низко пригнулся к рулю, как делают гонщики. Ве­тер свистел в ушах.

Вперед!

Бесспорно, это — корова! Не могло быть сомнений. Корова как корова. Однако кто это там возле нее? Ну-ка, ну-ка... Те­перь Юрнас разглядел, что ведут скотину какие-то довольно маленькие фигурки. Но Моони ли это? Пока непонятно. Рассто­яние еще слишком велико. Но скоро будет видно. Очень скоро можно будет...

Трах!

Педали вертелись на холостом ходу. Еще десяток метров — и велосипед остановился.

Проклятье!

Цепь соскочила. И именно теперь... Как раз в самую решаю­щую минуту.

Юрнас не слишком разбирался в технике, и устройство ве­лосипеда было ему не совсем знакомо. Однако, несмотря на это, он тотчас принялся водворять цепь на место. Ах ты черт!.. Ру­ки словно не слушались его. Делай что хочешь — цепь не на-



девалась. Не налезала — и все... Только руки стали совсем чер­ными от смазки. Вот тебе и хваленая «Рига»!

Когда остальные подошли к Юрнасу, он мрачно сидел на краю канавы.

— Что случилось? — спросил Меэлик.

Юрнас указал на велосипед.

Меэлик поднял «Ригу».

— Ах, цепь...

Одной рукой он взялся за цепь, другой провез велосипед на два-три шага вперед.

— Все в порядке.

Делай что хочешь — цепь была на месте!

— Знаешь... — пробормотал Юрнас. — Меня словно не слу­
шались руки. Не знаю почему.

— Странно,— сказал Каур.— Очень странно.

Итак, велосипед снова был в порядке. Но корова за это вре­мя исчезла из виду. И Юрнас уже не поехал вперед. Тетушка Лена торопилась.

— Может, Моони сама домой пришла. Время дойки-то дав­
но прошло.

Они продолжали путь все вместе.

— Ах, значит, руки его как бы не слушались...— бормотал Каур.— Это, конечно, следовало предвидеть...

— Что ты там опять бубнишь? — спросил Меэлик.
Многозначительный вид Каура начинал действовать ему на

нервы.

— Ничего,— сказал Каур.— Со временем все прояснится.
Каур вспомнил, что настоящий ученый никогда не должен

спешить и делать преждевременные выводы. Ученый должен сначала накопить факты. И, только собрав все факты, он мо­жет сделать окончательный вывод. Сейчас у Каура было только три весомых факта: «летающая тарелка» на фотографиях, сига­рообразно выгоревшее место на земляничной поляне и таинст­венное исчезновение коровы. Заслуживало внимания и то, что руки не подчинялись Юрнасу, когда он попытался починить велосипед. Каур читал о нескольких случаях, когда вблизи «ле­тающих тарелок» или существ с них люди теряли способность двигаться. Но непослушность рук Юрнаса могла зависеть от об­щего состояния его организма. Ведь все они с самого утра ни­чего не ели. Юрнас мог быть, например, слишком усталым. На­до подождать и собрать новые факты. Если «летающие тарелки» уже появились в этих местах, не замедлят появиться и новые факты.

Размышляя таким образом, Каур последним вступил во двор к тетушке Лене.


 

— Сййрикене,— обратилась
тетушка Лена к маленькой де­
вочке, которая стояла посреди
двора и, похоже, ломала голову
над чем-то серьезным,— а Мо­
они не пришла домой?

— Пришла,— сказала девоч­
ка.— Маленькие дяди привели
Моони.

— Маленькие дяди? — уди­
вилась тетушка Лена.

— Да,—ответила девочка.—
Маленькие дяди.

Каур ощутил, как сердце у него в груди бешено заколоти­лось. Значит, все-таки!.. Все-та­ки он был на верном пути. «Ма­ленькие дяди»! Вот это уже факт! Кто же еще мог быть ими, кроме существ с «летающей та­релки»?! Ясно. Они лишь иссле­довали корову и вежливо верну­ли ее, выбрав такое время, когда дома был только ребенок. Тут Каур вспомнил, что существа будто бы предпочитают показы-ваться людям, у которых не слишком развит... как это... ин-теллект. Значит, наивный ребе­нок как раз годился для того...

— А что они сказали? —
спросила тетушка Лена.

— Дяди сказали, что Моони
сидела на дереве,— ответила
малышка.

— Ну что за глупости ты
говоришь! — улыбнулась те­
тушка Лена.— Как это корова
могла оказаться на дереве?

По выяснять этот вопрос до конца тетушке Лене было неко-гда. Старушка поспешно взяла подойник, и вскоре послыша­лось цвирканье струек молока в хлеву.


— Стало быть, корова сидела на дереве? — улыбнулся Ме-

элик.

А Юрнас и Кярт засмеялись. Только Каур оставался серьезным.

— Ученые частенько допускают такую же ошибку, как и
вы теперь,—сказал он.— Если факты не соответствуют сло­
жившимся представлениям, их просто отбрасывают.

О выработавшихся представлениях Каур тоже вычитал. И сейчас у него появилась прекрасная возможность лично убедиться в правильности этого утверждения. Еще бы! Корова на дереве — такой факт, естественно, расходится с выработав­шимися у нас представлениями о поведении коровы. И сразу начинают смеяться. А ведь могло, скажем, случиться, что ко­рову уносили с помощью «летающей тарелки», а корова возьми и зацепись за вершину дерева. Логично? Вполне! Только выра­ботавшиеся представления мешали понять этот факт.

— Слова ребенка — еще не сам факт,— сказал Меэлик.

— Ты не забывай, что малышка не сама это придумала,—
возразил Каур.—Ей это сказали «маленькие дяди». И те­
перь ответь: кто были, по-твоему, эти «маленькие дяди»?

Меэлик пожал плечами. — Не знаю...

— Ну видишь,—сказал Каур удовлетворенно.—Если не

знаешь, так и не говори.

— Я их видел,— сказал Юрнас.— Издалека. Я видел, как две маленькие фигурки вели Моони.

— Ага! — сказал Каур.—Слыхали? Это, безусловно, были

существа!

— Но... я не успел их догнать...— продолжал Юрнас,— у ме­
ня соскочила цепь...

— Ребята! — Каур так заорал, что все вздрогнули.
Вздрогнула даже тетушка Лена, которая в этот момент вы­
шла из хлева, чтобы процедить молоко.

— Не ори!— рассердилась Кярт.— Ребенка перепугаешь!
Девочка действительно чуть не заплакала, и Каур немного

понизил голос:

— Ребята! Все ясно! И как я сразу не догадался!

— Ну, говори же! — потребовал Меэлик.

— Все абсолютно ясно,— сказал Каур.— Слушайте теперь
только внимательно. Известно, что вблизи «летающих тарелок»
глохнут моторы автомобилей и мотоциклов, а их электросисте­
мы отказываются работать. Писали, что в Америке и других
странах это не раз случалось. Существа обладают способностью
выключать моторы. А что делать с велосипедом, который опас­
но приближается к ним? Ведь у велосипеда мотора нет! Совер-


шенно ясно: они просто заставили соскочить велосипедную цепь! Кроме того, существа частично лишили Юрнаса способ­ности действовать. Поэтому руки не подчинялись ему, и он не смог надеть цепь!

— Правда, так оно и могло быть,— согласился Юрнас—
Мои руки действительно словно выключили.

Ему до сих пор было немного неловко из-за этой истории с цепью. Особенно неловко он чувствовал себя перед Кярт. Но те­перь Каур прекрасно все растолковал.

— Но как же мне удалось надеть цепь? — хотел знать Меэ­
лик.

— Ох! — вздохнул Каур.— Вам надо все объяснять на паль­
цах! Ясно же, что существа лишают человека возможности дей­
ствовать только тогда, когда им как-то угрожают. Возьмем,
например, случай с французом Дервильде. Он вечером лег уже
и постель, когда услыхал, что собака во дворе воет особенно
жалостно. Он быстро оделся, взял карманный фонарик и вышел
из дому. Прежде всего он заметил «летающую тарелку», которая
опустилась неподалеку. Послышались шаги, Дервильде зажег
фонарик. И увидел метрах в семи-восьми от себя два малень­
ких существа, похожих на людей. Дервильде был смелым. Он
побежал, чтобы отрезать пришельцам обратную дорогу к «та­
релке». Но тут же блеснул какой-то луч света, и Дервильде
настыл на месте словно столб. Он не мог ни двинуться, ни крик­
нуть. Ничего не мог. До тех пор, пока пришельцы не улетели
на своей «тарелке». С нами случилось нечто похожее. Когда мы
догнали Юрнаса, существа уже исчезли, и Меэлик в два счета
надел цепь.

Как бы там ни было, рассказ Каура заставил немного заду­маться. Тетушка Лена тяжко вздохнула и сказала:

— Потому-то, наверное, Моони и потерялась.

— А ты луч света видел? — спросил Каур Юрнаса.
Юрнас задумался.

— Что-то вроде бы действительно сверкнуло в глазах,—
сказал он, помолчав.

Тетушка Лена снова вздохнула. Ничего более странного ей ещё не доводилось слышать.

Кярт обратилась к маленькой Сийри:

— А что за дяди привели корову?

— Обыкновенные,— ответила малышка.— Маленькие дяди.

— Для ребенка все обыкновенно,— пояснил Каур.— Даже
корова на дереве для нее вполне обычное дело. Ее представле­
ния еще не сформировались.

Это, пожалуй, было не совсем верно. Как мы знаем, Сийри довольно старательно ломала голову над тем, как корова мог-


ла попасть на дерево. Но сейчас Сийри не стала опровергать Каура, потому что не поняла его слов о представлениях, кото­рые еще не сформировались.

— А сколько дядей было? — спросил Юрнас.

— Двое,— ответила девочка.

— А они все-таки были дядями? — поинтересовалась Кярт.

— Они сами сказали, что они — дяди.

— А какие лица у них были? — спросил Юрнас.

— У одного было лицо,— сказала малышка,— а у другого
лица не было.

— Как не было? — удивился Каур.

— У него была особенная голова,— сказала малышка.— Он
сам сказал, что особенная.

Похоже, что чем дальше, тем увлекательнее становится дело.

— Как особенная? — спросила Кярт.

— Круглая такая...

— Есть! — закричал вдруг Каур таким голосом, что Сийри
испуганно схватилась за передник тетушки Лены и попроси­
лась на руки.— Ясно! Второе существо было в скафандре, вот
и все! — И он тут же весьма обстоятельно объяснил, что жите­
ли космоса, передвигаясь по Земле, имеют привычку очень ча­
сто оставаться в скафандрах.

— Действительно, темная история,— пробормотал Меэ-
лик.— Но я, во всяком случае, в «летающие тарелки» и в при­
шельцев из космоса не верю. За этим кроется что-то другое.

— И что же, по-твоему? — воинственно спросил Каур.
Однако больше ничего существенного выяснить у ребенка

им сейчас не удалось. В конце концов, ребенок есть ребенок. Расследование пришлось отложить, они страшно проголодались. А кружка молока, которую отмерила каждому тетушка Лена, естественно, не в состоянии была утолить их все усиливающий­ся аппетит. Поэтому они попрощались с тетушкой Леной и дви­нулись по домам. Требовалось привести организм в нормальное состояние. С голодным человеком всякое может случиться, го­лодному человеку могут даже померещиться черти.

А тетушка Лена взяла свою Сийрикене за руку и тоже по­шла со двора. Удивительная история, случившаяся сегодня с Моони, настоятельно требовала обсуждения с приятельницами. Тетушке Лене не терпелось поделиться с другими этой необыч­ной новостью.


Нередко случается, что вещи, которые так волновали тебя вечером, на следующее утро кажутся совсем неважными. Так Меэлик, Юрнас и Кярт на следующий день и слышать не хоте­ли о «летающих тарелках».

— Жизнь слишком коротка, чтобы еще охотиться за этими
дурацкими «тарелками»,— напрямик высказался Меэлик.

Юрнас и Кярт кивнули в знак согласия. Только Каур нахмурился и бросил:

— Твоя жизнь, может быть, действительно коротка.
Меэлику не понравилось, что Каур сравнивает его жизнь со

споим предстоящим долголетием, и он ответил колкостью:

— Беда не предупреждает о своем приходе. Может случить­
ся, что «тарелка» свалится именно тебе на голову, и ты раньше
нас всех отправишься на тот свет.

Каур сердито засопел, замечание Меэлика рассмешило Юр-паса и Кярт.

— Свалится на голову... у-у-у-у!..— заливался Юрнас.
Он упал на траву, будто корчась от смеха.

Кярт смеялась сдержаннее, но, как известно, переносить девчачий смех труднее всего.

— Ладно,— сказал Каур мрачно.— Я и без вас справлюсь.

— Что ты собираешься делать? — спросил Меэлик.

— Это никого не касается,— отрезал Каур.— Мне не обяза­
тельно делать все только сообща, как некоторым.

Произнося последние слова, он бросил многозначительный взгляд на Юрнаса.

— Ах так! — Юрнас мгновенно сел и перестал смеяться.—
Ты, кажется, хочешь сказать, что я в одиночку ни с чем не
смогу справиться?

— Твое имя названо не было,— проворчал Каур, он вов­
се не был уверен, что Юрнас не сможет поколотить его в оди­
ночку.

— Тебе повезло,— сказал Юрнас.— Мне не нравится, когда
меня обвиняют напрасно.

Возможно, перебранка в саду Юрнаса продолжалась бы еще довольно долго, если бы из-за угла дома не появился дядя Юр­наса.

— Силы в работе молодым людям! — приветствовал он пле
мянника и его друзей.

Дядя Юрнаса не любил долгих разговоров и без длинного предисловия объяснил причину своего прихода. Он сказал, что по пчелы собираются роиться, но ни сам он, ни его жена не могут сейчас проследить за ними. И он пришел просить Юрна-


са, чтобы тот пожертвовал немножко своего драгоценного вре­мени и присмотрел за пчелами.

Для ясности следует сказать, что в глубине дядиного сада стояло несколько ульев, а отношения между Юрнасом и пчелами были не слишком хорошими. Однажды Юрнас из чисто науч­ного, естествоиспытательского интереса решил поближе позна­комиться с жизнью пчел, но после этого так ужасно распух, что даже родная мать не сразу его узнала. И теперь он нелов­ко ерзал и тянул с ответом, пока дядя не счел необходимым ободряюще похлопать его по плечу и сказать:

— Они, когда роятся, злыми не бывают. И можешь надеть
защитную сетку, тогда бояться будет нечего.

Юрнас с сомнением посмотрел на Кярт и Меэлика.

— Ну как, пойдем?

Каур в этот миг для него как бы не существовал. Но имен­но Каур счел, что сейчас самый подходящий момент для заме­чания.

— Ах, значит, все-таки сообща? — спросил он с самым не­
винным видом.

Юрнас вздрогнул — его самолюбие было задето.

— Мне никого из вас не требуется! — прозвучал неожидан­
ный ответ.

— В самом деле? — удивился Каур.
Юрнас искал слова.

— Я только потому позвал вас, что... Что, может быть, вы
хотите меда? — Он посмотрел на дядю.— Ты ведь угостишь нас

медом?

— Конечно,— сказал дядя.— Караульщики будут возна­
граждены по заслугам.

Но душа человеческая устроена сложно. Теперь, когда Юр­нас объявил, что ему никто не нужен, другие больше не стре­мились вместе с ним сторожить пчел, несмотря на обещанное угощение.

Вот так и пришлось Юрнасу одному отправиться с дядей, утешаясь только тем, что ему были обещаны мед и защитная

сетка.

— Мы, пожалуй, были немного несправедливы к нему,—

сказала Кярт после того, как скрипнула калитка.

— Во всяком случае, меня на эту приманку — мед — не возь­
мешь,—заявил Каур.— Человек должен иметь хребет.

Меэлик помалкивал. Он думал, что было бы интересно по­смотреть, как роятся пчелы. И за это еще обещали мед! Но уж коль так все вышло, нужно придумать другое занятие.

— У тебя, кажется, есть какой-то план насчет «летающих
тарелок» ? — обратился Меэлик к Кауру.


И снова они вернулись к старой теме.

— Ты же не веришь в «летающие тарелки»,— заметил Ка-
ур.— А я не оставлю их на произвол судьбы.

— Что же ты собираешься делать? — спросила Кярт.
Поскольку теперь и Кярт проявила некоторый интерес к де­
лу, Каур заговорил с азартом:

— «Летающие тарелки» — научная проблема! Если какое-
то исследование начато, надо довести его до конца. Ведь мы
фактически уже многого добились. Одна «летающая тарелка»
нами сфотографирована. Наблюдения за существами с «летаю­
щей тарелки» имеются. Теперь надо смело действовать даль­
ше... Надо выяснить, откуда они к нам прибыли... и...

— По-моему, они прибыли с планеты Земля,— перебил Меэ­
лик и неуместно усмехнулся.

Но Каур не смутился и сказал холодно:

— Пусть так. Однако ученый должен обосновать свое мне­
ние.

— К счастью, я не ученый,— обронил Меэлик и тут же был
вынужденпожалетьо своих словах, потому что Каур ска­
зал:


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 296. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.118 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7