Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Глава. Огонь в венах.




- А почему Наташи нет? - спросил Дженсен, осматриваясь по сторонам вертолета.

- Потому что она больше не собирается драться, - сказал Алекс, заряжая пистолет.

Завязывая волосы, Джейн спросила:

- Она знает, что мы задумали?

- Нет! - ответил Женя.

Женя. Он обещал сестре остаться в живых, но он не мог смотреть, как Наташа страдает, сидя в своей комнате, коря себя за все, что произошло с Димитрием и не только с ним. Он не мог смотреть на нее, поглощенную болью и чувством вины.

Юноша застегнул молнию своей куртки и зашагал к стенке с оружием. Он взял пистолет и стал его заряжать.

- Ты уверен? - спросил Алекс, не поднимая на него глаз.

- ДА! - уверенно ответил Женя. - Алиса мертва! Я ему не позволю отнять у меня и Наташу.

Грэйдж улыбнулся.

- Долго еще Сэм? - крикнул он.

- Уже скоро, - ответил Сэм, пилотируя вертолетом.

 

* * *

 

Мысли об убитых ею друзей так и посещали ее голову. Даже физические нагрузки не помогали. Наоборот воспоминания будили в ней болезненные чувства и силу. С появлением такой силы, казалось, что огонь горит в венах, что кровь и есть огонь.

Наташа выкладывалась на полную. Она подтягивалась на одной руке, отжималась, прыгала на скакалке, но мысли все равно лезли в голову. Лица жертв так и крутились у нее перед глазами. Боль, вина, раскаяние поглощали ее. Эти чувства накатывали на нее с новой волной, как цунами.

Не удержавшись, не сдержав эмоции, подтягиваясь, Наташа разжала пальцы и упала. С треском она упала на спину, сгибая колени. Слезы хлынули по щекам. Было тяжело себя сдерживать. Все чаще мысли об отключении чувств посещали ее. С каждой секундой было тяжело не сдаваться. Она была уже на краю - ходила по очень тонкому льду, но причин не сдаваться, у нее было мало, но все, же они были. У нее остался Женя и Дойл, она должна бороться ради них.

Женя остался единственным членом семьи. Конечно, была мама, бабушка, но они ничего не знали и их впутывать никак нельзя... был еще Майк - ее настоящий отец, но Наташа пока не принимала его. Ей нужно было время.

Майк. Ее отец. Даже в голове, как не укладывалось. Она не была на него похожа, а вот Женя, в нем было что-то от Майка.

Девушка поднялась на ноги, и зашагал в ванную. Мокрую от пота одежду, кинула в корзину с грязным бельем, а сама отправилась в душ. Горячая вода снимала все напряжение с тела, медленно вся усталость уходила.

Выйдя из душа, Наташа надела лосины и футболку. Стоило ей выйти из ванной комнаты, вытирая полотенцем мокрые волосы, ее встретил Дойл с Ники и их лица были весьма не дружелюбные.

- Что? - спросила девушка.

- Алекс с остальными поехали в Дно, - ответил Дойл.

- ...но разве я его не уничтожила? - шепнула Наташа, вспоминания это ужасное происшествие, оперившись рукой о стену.

Она помнила, как купол рос, распространяясь на километры, а все находящиеся под куполом превращались в песок - все погибало. Дети спокойно стояли и ждали свою гибель, смотря на нее. Они, молча, закрыли глаза, и огромная сила поглотила их - они превратились в прах.

- Они узнали, что там сейчас Димитрий! - сказал Дойл, возвращая девушку в реальность.

Наташа удивленно вскинула брови.

- И с ними Женя! - добавила Ники.

- Что? - воскликнула Наташа и под напором ее руки, по стене побежали трещины.

 

* * *

 

Наташа опустила глаза и, смотря, как на ее ботинки тонким слоем ложится пепел. От городишки «Дно» не осталось почти ничего. Месяц назад своими руками девушка уничтожила целый город со всеми его жителями. Спалила дотла бедные домишки шахтеров в Шлаке, лавки и магазины в центре и даже Дом правосудия.

Левый висок пронзила боль, девушка прижала к нему ладонь. Голова стала ужасно болеть от воспоминаний, казалось, что снова видит бедных детей, и они тянут к ней руки, чтобы отомстить за все, что она сделала с ними и их родственниками. Раньше никогда такого не было, может с ней сейчас это происходит, потому, что она здесь... можно сказать, что она стоит на кладбище...

«Нат? Ты в порядке?» - поступило послание от Дойла.

Наташа осознала, что сидит на корточках, обхватив голову руками. Должно быть, со стороны, кажется, будто она на грани нервного срыва. Так дело не пойдет.

Она выпрямилась.

«Да, все в порядке», - ответила она.

В подтверждение она отошла от якобы знакомого ей дома и зашагала в центр. Дойл хотел пойти с ней, но девушка настояла на том, что им нужно разделиться, так уйдет меньше времени для поисков людей Грэйджа и его самого.

Лето выдалось сухим и знойным. Редкие дожди не смыли кучи золы. Она вспархивает от Наташиных шагов и тут же оседает. Ветра нет. Девушка внимательно смотрела под ноги. Здесь раньше была дорога. Высадившись из самолета, девушка споткнулась о камень. Только оказалось, что это не камень, а человеческий череп. Он откатился, зияющие глазницы уставились в небо. Наташа долго не могла отвести взгляд от зубов, гадая, кому они принадлежали, и, представляя, как выглядели бы ее, осознавая, что из-за нее все это произошло...

По привычке девушка старалась придерживаться дороги, но она усеяна останками людей, пытавшихся спастись бегством. Некоторые сгорели полностью, другие, избежав огня, задохнулись от дыма. На полуразложившихся трупах кишат мухи. Их всех убила Наташа. И тебя. И тебя. И тебя...

Потому что так и есть. Своими руками она высвободила силу, которая бушует внутри нее и градом обрушила на город.

Дорога под ногами стала тверже, под ковром пепла чувствуется булыжная мостовая. Наташа на площади. Ее границами служат невысокие насыпи из золы и мусора, в которые превратились магазины. Груда черных обломков на месте Дома правосудия.

И вот на нее напали, Наташа упала на спину и ее стали душить. Секунда и давления с горла исчезло - на помощь пришел Дойл, он скинул с девушки обидчики.

Одним рывком, Наташа поднялась на ноги, Дойл сразу подскочил к ней.

- Серена, как черта? - спросила она.

Обидчиком была Серена.

- Я думала, что ты мой брат, - ответила она, разминая руку.

- Меня с ним так легко перепутать?

- Что ты здесь делаешь?

- Пришла вас остановить, прежде чем вы совершите ужасную ошибку.

Серена подошла ближе к ним.

- Я должна помочь ему!

Наташа сделала к ней шаг.

- Помочь - это не значит убивать его!

- Я хочу его вылечить.

- Но слова Алекса были совершено другие... - Дойл не договорил, когда услышал выстрелы.

Они сорвались с места и побежали на шум. Звуки становились все громче и ужасней, судя по шуму, что-то огромное стало падать, дикое рычание Ликана.

Наташа бежала и услышала мысли Юры: «Тяжело. Тяжесть не выносимая».

Они приближались.

Наташа замерла, увидев всю ужасную картину.

Они были в самом центре города. На крыше вертолета стоял Сэм, выпуская одну стрелой за другой, защищая свой транспорт. Джейн стреляла из пистолетов, а если она и прекращала, то только для перезарядки. В самом центре в рукопашную бился Майк, Костя и Женя. Полукругом стояли плиты, видимы остатки большого здания, одну из этих плит на своих плечах держал Юра в облике Ликана. На плите, которую он держал, сидел Димитрий и что-то держал в руках, он будто дразнил голодного пса большим куском мяса.

Димитрий был в узких джинсах, которые держал ремень, футболка и модный кардиган с закатанными рукавами до локтя. Его короткие волосы были торчком. Он выглядит зловещно и сексуально.

На самых высоких плитах стояли несколько мужчин, некоторых из них девушка узнала. Хейгел спокойно стоял, обхватив себя руками, наблюдал за каждым. Рядом с ним стоял Рик, вот он смеялся с каким-то молоденьким брюнетом - он был младше всех. Видимо все происходящее их забавляло, как и Димитрия. Вот только один, сидел на самой высокой плите, поставив локоть на колено, рукой подперев подбородок. Его серые глаза пристально за всеми наблюдали, среди толпы он кого-то искал. Его темные волосы были потрепаны, он был воплощением красоты, опасности и сексуальности.

Неужели в Вэиел все парни такие?

Так же здесь была и Розмари.

Стоило Наташи появиться, как Димитрий отвлекся от своего весьма увлекательного занятия и резко поднял голову, посмотрев на нее. Остальные мужчины сделали то же самое, особенно сероглазый парень. Его взгляд стал таким, словно он нашел, кого искал.

Наташа посмотрела на своего брата, и не думая ни о чем ринулась к нему. В это время Розмари достала пистолет. От мощного взрыва Эмми отбросило в сторону, в воздухе она перевернулась, и на лету ее поймал Дойл, вместе они рухнули на землю. Женя упала в пятидесяти метрах от них, а Майка с Костей отбросила совершенно в другую сторону.

От мощного взрыва плита, возле которой стоял вертолет Сэма, начала падать прямо на него, но этого не произошло. Прямо под плитой Алекс оперся на одно колено, поднял руки, и прямо ему на руки рухнула плита - каким-то не объяснимым чудом плита не раздавила его, и он стал удерживать ее. Это была невероятная тяжесть, словно Алекса разом переехала тысяча грузовиков. Он думал, что потеряет сознание от боли, но собрался и перевел дух.

Каждую мышцу его тела словно охватило пламя. Кости, казалось, плавились. Хотелось завопить, но не было сил открыть рот. Алекс все глубже стал уходить в землю, тяжесть плиты сокрушала его.

Он сосредоточился на дыхании. Если бы ему удалось продержать плиту, хотя бы еще несколько секунд!

Его зрение утратило ясность. Все затянуло красным туманом. Сцены боя мелькали перед глазами.

Несмотря на боль, Наташа поднялась на ноги, смотря на своего брата.

- Жень! - крикнула она, он повернулся к ней лицом, поднимаясь на ноги.

Бах. Наташа дрогнула, задержав дыхание.

Зрачки Жени расширились, его взгляд был пустым, он опустил голову и... между ребер в теле была пуля, выступило красное пятно. Он поднял голову на сестру...

Бах. Бах. Бах. Еще три выстрела. Все три пули вошли в тело Жени.

Женя дрогнул, он смотрел на сестру и просил у нее прощения. Наташа смотрела на брата, из уголка глаза потекла слеза.

Кто-то кричал. Кто-то истерически пошел в бой. Началась суматоха. Наташа ничего не видела, не слышала, все ее внимание было приковано к брату. На ее глазах он пал на колени и рухнул на спину, вытянув руку.

Бах. Наташа увернулась от пули, укрывшись за плитой, прижавшись к ней спиной. Она слышала, как сердце Жени замедлялось, как его дыхание становилось реже, как он мысленно просил прощения. Лед треснул, когда Женя в последний раз выдохнул, когда его сердце в последний раз стукнуло в груди. Ее кулак сжался. И внутри все исчезло. Ее поглотила пустота, ничего не осталось кроме пустоты и дикой ярости...

 

* * *

 

Женя был мертв.

Дойл не мог ощущать Наташу, потому что она не осознано, возвела стену между ними.

- Женя! - крикнула Ники, когда он упал на землю.

Дойл успел схватить ее за руку и затащить за плиты, до того, ее могли задеть пули, он успел заметить, как Эмми увернулась от пуль.

- Что ты делаешь? - крикнула Ники, по ее щеке потекла слеза. - Это же Женя! - она кричала и руками била по его груди. - Это Женя! Женя! Он...

Они оба замерли, когда глаза Дойла стали черными, он протянул руку к своей груди.

- Ты это чувствуешь? - спросил Дойл, пристально смотря на Ники. - Наташа!

Ники обернулась - Наташи нигде не было видно.

 







Дата добавления: 2015-08-17; просмотров: 158. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.006 сек.) русская версия | украинская версия