Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

В. А. Иванова




ПОЛИТИЧЕСКИЕ ФОРМЫ СТРАХА:

«ЗАПАДНИКИ» И «ТРАДИЦИОНАЛИСТЫ»

Мы обещаем согласно своим
надеждам, а поступаем согласно
своим страхам.

Ларошфуко

Последнее время в СМИ довольно часто появляются ма­териалы, посвященные боязни катастроф, различным типам страха, ставится и обсуждается вопрос: как выжить и сохра­нить национальную идентичность? Данная тематика привле­кает не только социологов, но и политологов. Рассматривая «либеральный» и «государственнический» пути развития России, соответствующие идеологические платформы и пси­хологические стереотипы, они приходят к выводу о том, что за различиями между сторонниками либеральных реформ и сторонниками воссоздания сильной власти и государствен­ной дисциплины стоят различия в восприятии опасностей1: «У державников превалирует страх потерять свое государ­ство, потерять национальный суверенитет, страх превратить­ся в жителя колонии... Что касается новых западников, то они по большей части являются рабами страха перед рос­сийской государственностью. Им кажется, что воссоздание сильной власти приведет к возрождению тоталитаризма, по­литического насилия и ксенофобии».

1 Российский проект: как выжить и сохранить национальную идентичность // Независимая газета. № 4. 11.04.2001. С. 4—5.


Политические формы страха 97

В связи с этим интерес представляют материалы социо­логических исследований: в какой мере они подтверждают указанную позицию политологов, испытывает ли население устойчивое влияние угроз, так или иначе преподносимых различными идеологами. Для ответа на этот вопрос мы вто­рично проанализировали данные проведенных в 1999 году массовых опросов и глубинных интервью с применением шкал субъективной оценки в рамках проекта «Катастрофи­ческое сознание в современной России» (1999)2. Репрезен­тативная выборка охватывала всю территорию страны (ме-тарегионов: Москвы и Санкт-Петербурга, Севера и Северо-Запада, Юга и Юго-Запада, Поволжья и Урала, Сибири и Дальнего Востока), ее объем составил 1007 респондентов.

В рамках проекта исследовалось отношение российских респондентов к 43 различным видам опасностей. Какую бы форму представления данных мы ни избрали, полученное частотное распределение содержит «слишком много» дета­лей, не отвечая при этом на весьма важные для содержатель­ного анализа вопросы о самых типичных значениях признака и диапазоне разброса отдельных наблюдений.

Индикатором, позволившим условно разделить опрошен­ных респондентов на две группы — «западников» и «тради­ционалистов», выступили следующие вопросы анкеты:

1. Какие политические партии, движения, образ мыслей вам наиболее близки в настоящее время и какие вы реши­тельно отвергаете?

2. Какой путь экономических преобразований представ­ляется вам предпочтительным?

К категории «западников» были отнесены россияне, счи­тающие, что нельзя отбрасывать пройденный путь становле­ния рынка и для страны предпочтительнее смешанная эконо­мика, сочетание государственной и частной собственности, при дальнейшем укреплении частной собственности, и при­держивающиеся либеральных политических взглядов (курса

2 Шубкин В. Я., Иванова В. А. Страхи на постсоветском про­странстве // Экономические и социальные перемены: мониторинг общественного мнения. 1999. №3 (41).


98____________В. А иванова_____________

на продолжение рыночных реформ, активное включение России в мировое сообщество, сотрудничество, иногда даже на невыгодных условиях с западными странами). Таких ока­залось 440 человек.

К группе «традиционалистов» (около 500 человек) были отнесены респонденты, убежденные в необходимости актив­ного вмешательства в отношения между участниками эконо­мического процесса, то есть выступающие в экономическом плане за смешанную экономику при укреплении государст­венной собственности и усилении элементов централизован­ного планирования. Важным моментом для них является во­прос о возрождении страны как великой мировой державы и сохранение самобытности России. Иными словами, установ­ки и ориентации этой группы воспроизводили пусть несколь­ко модифицированные, но все же традиционные для совет­ского человека схемы.

Первым шагом, предпринятым нами для уяснения того, что может скрываться за полученными данными, было укрупнение, объединение 43 видов опасностей в группы для сравнения, что позволило составить представление о струк­турных уровнях изучаемых объектов. Исходной точкой от­счета послужили типичные, широко распространенные взгля­ды респондентов, присущие относительно большому числу людей. Условием «достаточности» здесь, видимо, может слу­жить способность выполнять функцию доминанты, образно выражаясь, способность «задавать тон» в соответствующей области социального пространства. Таким образом, катего­рию доминирующих в общественном мнении опасностей в данном исследовании составит группа опасностей, тревогу в отношении которых испытывают 30—50% респондентов.

Опасности, вызывавшие повышенную тревогу у менее чем 30% респондентов, были обозначены как фоновые.

Опасности, которые вызывали сильную тревогу и посто­янный страх у 2/3 (50-70%) респондентов, обозначены как главенствующие.

Опасности, в отношении которых 70—100% опрошенных респондентов различного пола, возраста, уровня образова­ния и социального статуса чувствуют себя незащищенными, в данной классификации идентифицированы как всеобщие.


Политические формы страха 99

Социально-демографические характеристики обеих групп респондентов выглядят следующим образом: 41,2% «запад­ников» в возрасте до 40 лет, 29,3% старше 60 лет, среди «традиционалистов» — 39,3% старше 40 лет и 36,2% — мо­ложе. Около четверти первых и 1/5 часть вторых имеют выс­шее образование, треть респондентов в обеих группах имеет среднее специальное. Что касается семейного положения: женаты/замужем — около 70% представителей обеих групп, однако при этом детей имеют 75,6% либералов и 85,9% дер-жавников.

Примерно одинаковое число представителей обеих групп занимается частной предпринимательской деятельностью (около 2%) и индивидуальной трудовой деятельностью (1,5%), а также служат в армии и учатся (около 12%). Основ­ные занятия респондентов связаны с работой на государст­венном предприятии, в учреждении, в организации (34,8%), многие на пенсии (24,4%), занимаются частной предприни­мательской деятельностью (5,5%), работают в кооперативах или занимаются индивидуальной трудовой деятельностью 3,1%. Себя респонденты относят: к квалифицированным ра­бочим — 29,7%, служащим из числа технического и обслу­живающего персонала — 16,4%, к специалистам в области науки, культуры, здравоохранения, народного образования, дошкольного воспитания с высшим или средним специаль­ным образованием — 15,4%, к специалистам технического профиля с высшим или средним образованием — 14,7%.

Свой доход оценивают как минимальный или низкий 55,1% «западников» и 65,2% «традиционалистов», как вы­сокий или очень высокий - 3,5% первых и 0,4% вторых.

Доминирующие опасности связаны больше со страновыми, чем с глобальными проблемами: военными, этническими, природными, экологическими, демографическими и мораль­но-духовными, такими как захват власти в стране экстреми­стами или мафией, распространение ядерного оружия, ядер­ная война, терроризм, гражданские и межэтнические войны, природные бедствия, генетическое вырождение нации и пол­ная утрата традиций и культуры.

Наименьшую опасность (фоновые опасности) представ­ляют глобальные угрозы в целом: перенаселения, исчезнове-


100________• - В. А иванова_____________

ния белой расы в результате высокой рождаемости у наро­дов с другим цветом кожи, глобального потепления климата, опасного перенаселения городов и др., а также идеологиче­ские факторы странового и глобального масштаба: диктатура и массовые репрессии, приход к власти радикальных комму­нистов, геноцид и массовое преследование людей по этно-национальной принадлежности, масонство и его попытки захватить мир, сионизм и еврейские заговоры, экспансия ис­лама, распространение неонацизма. Совершенно беспочвен­ным россиянам представляется страх перед иррациональными угрозами, такими как конец света, гибель землян в результа­те космической катастрофы, захват Земли инопланетянами.

Даже при поверхностном анализе отношения «либера­лов» и «государственников» к сорока трем опасностям, вы­деленным в проекте, четко просматривается близость основ­ных показателей. И там и тут на первое место выходят не духовные, а сугубо материальные, биологические и социаль­ные вопросы. Это неудивительно, поскольку падение уровня общественного производства и благосостояния поставило людей самых разных политических взглядов на грань выжи­вания.

Об общем фоне, характеризующем настроение современ­ных российских «западников» и «традиционалистов», мож­но судить по ответам на вопрос о том, в какой мере они удовлетворены своей жизнью и насколько уверены в буду­щем. В целом более половины опрошенных не удовлетворе­ны своей жизнью, причем среди «традиционалистов» таких людей несколько больше: соответственно 55,2% «традицио­налистов» и 50,1% «западников» не довольны существую­щим положением вещей. Удовлетворены своей жизнью в той или иной степени 17% «западников» и 12% «традицио­налистов».

Несмотря на некоторый оптимизм сторонников либе­ральной политики, по сравнению с приверженцами сильно­го государства, в будущем одинаково не уверены как первые, так и последение: соответственно 66,4% и 65,2% скорее не уверены и совершенно не уверены в будущем.

Сравнительный анализ выявил следующее. У сторонников «сильного» государства наблюдается повышенный уровень


Политические формы страха 101

тревожности по всем 43 показателям. Пять типов опаснос­тей у респондентов этой группы попали в категорию всеоб­щих, вызывающих тревогу у подавляющего большинства респондентов — от 70 до 100%. Ни один тип опасности не вы­зывает столь же категоричной реакции у «либералов». В ка­честве фоновых, незначительных опасностей «либералы» оценивают больше половины предложенных в анкете: 26 из 43, «державники» — 21 из 43.

Наблюдается сходство центральных объектов страха: первые десять вероятных опасностей, вызывающих сильную тревогу и постоянный страх у «западников», включают в себя первые семь типов опасностей, выделенных и «тради­ционалистами».

Представители групп «западников» и «традиционалис­тов» в наибольшей мере испытывают тревогу в отношении следующих опасностей: снижения жизненного уровня, обни­щания, полного беззакония, безработицы, криминализации общества, коррупции властных структур, массовых эпиде­мий, распространения СПИДа, экологических угроз.

Кризисная ситуация последних лет вынудила большую часть населения совершенно иначе оценивать значение ряда


102___________В. ливанова_____________

ключевых категорий анализа социальной, экономической и политической реальности. Вполне естественно, что пробле­ма материального достатка стала центральной и все больше беспокоит российское население. Для таких опасений есть все основания: за последние годы не только сокращался объем производства, но и происходило поистине катастро­фическое падение жизненного уровня населения.

Следующее важное наблюдение было сделано нами в от­ношении центрального объекта страха россиян. Причины ослабления чувства защищенности населения России нахо­дятся на разном уровне «общественного организма». Одни из них выходят «на поверхность» и видны простым глазом, другие касаются глубоких структур общества, которые не­посредственно не наблюдаемы и для понимания которых нужен углубленный анализ. Какова же первая, самая глав­ная, непосредственно наблюдаемая причина утраты людьми чувства защищенности? Обнищание? Беззаконие? Экологи­ческие катастрофы? Зависит ли она от политических пред­почтений или нет?

Ответ на этот вопрос был получен в результате анализа со­пряженности главенствующих (для либерально настроенных россиян) и всеобщих (для сторонников укрепления государ­ственности) показателей угроз в опросе 1999 года (расчеты произведены с помощью программы 5Р55, при обработке данных использовались коэффициенты Крамера и А (лямб-

Да)).

Оказалось, что вне зависимости от политических пред­почтений главная причина утраты чувства защищенности в стране — это рост преступности, криминализация общества. Это подтверждается и результатами массовых опросов насе­ления, которые регулярно проводит ВЦИОМ. В частности, в ответах на вопрос: «Какие социальные проблемы в послед­нее время волнуют Вас сильнее всего?», задававшийся в 1997 году, самая большая часть опрошенных назвала «рост преступности». Уже в 1998 году резко возросла доля озабо­ченных безработицей и обнищанием, которые стали выхо­дить на первые места в «иерархии значимости проблем». Но массовая озабоченность ростом преступности сохраняется. Полученные социологические данные совпадают с офици-


Политические формы страха 103

альными данными о динамике преступности за последние годы и тем фактом, что криминальная тематика является од­ной из центральной в средствах массовой информации за последние 3—4 года3. Такое же сходство наблюдается и в от­ношении наименьших опасностей. Сторонники либерализма, как и приверженцы централизованного государства, мало обеспокоены угрозой распространения масонства, сионизма, захвата земли инопланетянами и перенаселения планеты.

Наиболее значимы различия в отношении к потенциаль­ным угрозам в группе доминирующих и фоновых опаснос­тей. Сторонники сильной государственной власти больше (> 10%), чем приверженцы либеральных реформ в России, опасаются угроз странового уровня: захвата власти в стране экстремистами или мафией (соответственно 59 и 40%), со­кращения рождаемости (37 и 20%), ядерной войны (50 и 34%), генетического вырождения нации (48 и 34%), амери­канизации жизни в стране (37 и 25%), нападения соседних государств (31 и 21%).

В отношении респондентов к угрозе ядерной войны (сре­ди «державников» 50% испытывает тревогу, а среди «либе­ралов» — 34%), сказываются, вероятно, два фактора — гло­бализация проблем социально-политического характера и наследие прошлого, поэтому страх перед этой угрозой до­статочно велик и устойчив в массовом сознании россиян. Несмотря на потепление международных отношений и на относительную цивилизованность человечества на пороге XXI века, война остается распространенным способом раз­решения спорных вопросов. В 1990-х годах в мире ежегодно происходило около 35 вооруженных конфликтов4. С другой стороны, страх перед внешней угрозой, перед ядерной вой­ной в частности, был одним из важнейших компонентов со­ветской идеологии5. О специфическом отношении к этой опасности свидетельствуют результаты массовых опросов

3 Косалс Л. Я., Рывкияа Р. В. Социология перехода к рынку в России. М., 1998. С. 260-265.

4 Катастрофы и общество. М., 2000. С. 195.

5 Шляпентох В. Э., Матвеева С. Я. Страхи в России в про­шлом и настоящем. Новосибирск, 2000. С. 87.


ВЦИОМ, посвященные феномену «советского человека»6. В 1989 году7 угрозы ядерной войны боялось 48,3% советских граждан (для сравнения: нищеты — 16,7%, криминализа-ции — 14,7%). Значительно большее число россиян, придер­живающихся либеральных взглядов, озабочены экологиче­скими проблемам, а также потенциальными катастрофами глобального уровня воздействия: опасностью исчезновения различных видов животных (32 и 24%), возникновением в атмосфере озоновых дыр (27 и 18%), уничтожением лесов на планете (41 и 35%), экспансией ислама (11 и 4%).

Респонденты, придерживающиеся полярных точек зре­ния на будущее России, ощущают одинаковый страх перед «вечными» природными, экологическими и морально-ду­ховными опасностями: гражданскими и межэтническими войнами (соответственно 34 и 35%), полной утратой тради­ций и культуры (28 и 31%), истощением природных ресур­сов (25 и 27%), скоплением неиспользуемых отходов (27

6 Советский простой человек: Опыт социального портрета на рубеже 90-х. М., 1993. С. 47.

7 Катастрофическое сознание в современном мире в конце
XX века. М., 1999. С. 141-142.


и 26%), неверием в Бога, грубым материализмом, бездухов­ностью (18%), кризисом семейных ценностей (32 и 33%), природными бедствиями (29 и 32%) и некоторыми другими.

Анализ показывает, что 70% либерально настроенных россиян и 80% приверженцев сильного государства, испы­тывавших сильную тревогу и постоянный страх в отноше­нии различных опасностей, не видят никакой причины или возможности делать что-нибудь, чтобы предотвратить опас­ность для общества. Предпринимать какие-то меры, чтобы предотвратить или ослабить самую серьезную опасность, на­мерена лишь одна треть респондентов (33,2% «западников» и 30,1% «традиционалистов»). Более 2/3 опрошенных, вне зависимости от их политических предпочтений, считает, что от их действий ничего не зависит. В то время как более 60% опрошенных «западников» и 70% «традиционалистов» объ­явили о своей готовности защищать свою семью от угрозы роста преступности, загрязнения окружающей среды, безра­ботицы, не более У4 респондентов в каждой группе опро­шенных, только на словах, предполагает защищать страну и общество в целом.

Если вернуться к началу статьи, то можно констатировать, что предположения политологов несколько преувеличены и в стране отсутствует четко выраженный барьер между сто­ронниками западных моделей развития и сторонниками тра-


диционализма, по крайней мере в отношении к опасностям разного рода — мнимым и реальным, возможным или уже пережитым. Меньшая тревожность «либералов» по поводу доминирующих опасностей, вероятно, связана с тем, что в результате предполагаемых преобразований они надеются справиться с внешними проблемами. «Традиционалисты» же в своем стремлении создать великую самобытную держа­ву и уменьшить контакты с другими странами преувеличи­вают масштаб и значимость для страны внешних опаснос­тей. Легко заметить, что они также обладают более высоким


Политические формы страха 107

уровнем тревожности и по отношению к внутренним опас­ностям — экономическим, социальным патологиям. В целом данные свидетельствуют о том, что население занимает по­зицию стороннего наблюдателя. Около 70—80% опрошен­ных не намерены активно участвовать в социальных транс­формациях. И «западники», и «традиционалисты», несмотря на противоположность политических взглядов, не удовлет­ворены своим положением в равной степени. Можно пред­положить, что число сторонников того или иного пути раз­вития России будет зависеть от успешности проведения самих реформ. Если либеральные реформы смогут повысить социальную защищенность широких слоев населения, тогда этот путь развития будет принят населением. Если этому в большей степени будут способствовать «державные» рефор­мы, то россияне выступят за усиление роли государства в об­щественно-политической жизни страны. ,




 


Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2015-09-15; просмотров: 317. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.036 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7