Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Шар-оберег




1. Соединяешь вместе мизинец и безымянный и средний пальцы, указательный и большой пальцы правой руки.

2. Делаешь вдох и на выдохе, начиная с макушки, про­водишь рукой до стоп, восстанавливая структуру эфир­ного тела, восстанавливая ребра жесткости — спереди, сзади, справа, слева. И между ними делаешь еще четыре ребра — два спереди и два сзади. Таким образом, у тебя получается восемь ребер шара — восемь сегментов.

— Очень похоже на пляжный мяч, — заметила я.

— Да, ты права, и вправду похоже, — согласился Савва.

3. Делая вдох на верху, на выдохе натягиваешь ткань ша­ра между этими восьмью сегментами. Представь, как буд­то бы ты раскручиваешь рулон ткани сверху вниз двумя

руками, обходя человека по часовой стрелке. У тебя по­лучится восемь таких рулонов.

4. И так же на выдохе закрепляешь ткань раскрытой ла­донью сверху вниз.

5. Потом ты встаешь за спиной человека и, поднимая ру­ки, на выдохе наполняешь шар энергией. На вдохе ты опускаешь руки вниз и соединяешь ладони, на выдохе — поднимаешь вверх, соединяя над головой, словно очер­чивая окружность. Ты делаешь или 7 раз, или 17, или 37, или 72, или 108. Ты сама почувствуешь, сколько необхо­димо человеку.

Когда Савва закончил, я почувствовала себя заключенной в защитную капсулу, теплую и уютную.

— А теперь твой черед! — вставая посреди пещеры, сказал Савва.

— Попробую воспроизвести, — с сомнением в голосе про бормотала я, начиная ходить вокруг Саввы. Но под его чутким руководством все получилось, и я действительно почувствова­ла, что 17 раз Савве вполне хватило.

— У тебя получилось, — похвалил меня Савва, уходя в тем­ноту ночи.

Но все равно я волновалась, ожидая ею возвращения. А вдруг какой-нибудь маоист тоже решит напиться воды и захватит Савву? «Спаси и сохрани», — повторяла я про себя. И с облегчением вздохнула, услышав минут через двадцать его шаги.

— Все хорошо? — бросившись навстречу, уточнила я на вся­кий случай.

— Твоими молитвами! — улыбнулся Савва, ставя воду на пол пещеры. — А разве может быть по-другому? Забота женщи­ны хранит мужчину и исцеляет.

— Воистину, забота женщины хранит мужчину и исцеля­ет, — первое, что сказал Камилль, открыв глаза. Пока он спал, я приложила подорожник к его ране и приготовила суп, доба­вив в него крапиву.

— Еще съешь суп, сделанный из волшебной крапивы, и от­кроется второе дыхание, — улыбнулась я.

— Знаешь, мне начинает нравиться проявление в тебе со­стояния Хозяйки, — доедая суп и жмурясь от удовольствия, как сытый кот, протянул Камилль.

— Еще бы, тебя ублажают, кормят, холят и лелеют. Но я вот не уверена, что могла бы оставаться в этом состоянии слишком долго.

— Долю никто и не требует, но иногда так приятно пере­дать всю ответственность женщине. Когда все за тебя решают, все для тебя делают. Что-то в этом есть, — продолжал мечтать Камилль.

— Но мне кажется, что рядом с такой женщиной мужчина расслабляется и перестает к чему-то стремиться, — заметила я.

— Права, — согласился Камилль. — Но у меня есть еще два дня вынужденного бездействия, тем более у меня появилась ува­жительная причина — разбитый лоб.

— Может, ты его специально разбил? — засомневалась я.

— Нет, по собственной воле я бы не стал портить такое со­вершенство, как мое лицо, — покачал головой Камилль, явно потешаясь надо мной.

Я проснулась от изучающего взгляда Саввы.

— Что-то случилось? — испугалась я.

— Наслаждаюсь твоим совершенством.

— Издеваешься, — разозлилась я. — Я, конечно, не уродина, но до совершенства мне ой как далеко.

— Совершенство безлично. В нем нет жизни. Жизнь - в том разнообразии, что окружает нас. Оно внутри тебя и не заплет­ет правильности черт, лишних килограммов и модности наря­дов. Только любовь к собственному телу, принятие его, забота о нем рождают совершенство и уверенность в себе,

— Неправда, — заспорила я. — Если бы эта было так, тогда не было бы столько несчастных людей, страдающих от комплек­сов, связанных с внешностью.

— Ты права, страдающих от комплексов, точнее, от своих представлений о том, какая должна быть внешность, достаточ­но много. Может быть, ты читала потрясающий рассказ "Руби­новая звезда»?

— И о чем же этот рассказ?— У короля и королевы, правителей народа, живущего в го­рах, родилась дочь, не похожая на всех остальных. У народа этой страны были плоские губы, курносый нос, маленькие глаза и ко­ренастые фигуры. Это считалось идеалом красоты. Принцесса же настолько отличалась от всех, что король приказал уничто­жить все зеркала, чтобы она не увидела себя. И только когда ей исполнилось шестнадцать, принцесса увидела свое отражение и, испугавшись, побежала в лес. Случайно она наткнулась на прин­ца из другой страны, который висел на обрыве, прощаясь с жиз­нью. Она спасла его, и принц влюбился в прекрасную девушку, потому что в его стране ее огромные голубые глаза, точеный носик, пухлые губы и стройную фигуру воспевали как канон красоты. Красота — понятие относительное. Когда ты любуешь­ся собой, все начинают любоваться тобой. Если ты не можешь принять свое несовершенство, полюбить себя такой, какая ты есть, то как же ты можешь принять недостатки других и полю­бить их вопреки всему?

— Предлагаешь мне тешить себя мыслью, что где-нибудь ме­ня изберут королевой красоты?

— Я предлагаю тебе тешить себя мыслью, что ты такая, ка­кая есть, и этим уникальна. А чтобы тебе было легче в это по­верить, предлагаю сделать древнее тибетское упражнение, помогающее принять и полюбить свое тело.

— Ну вот, вместо завтрака — лекция о красоте и зарядка, заныла я.

— Вставай, лежебока, это займет всего десять минут, а бод­рость будет сохраняться весь день.

— Ну, хорошо, — согласилась я, выползая из спальника.

Тибетское упражнение на принятие себя

Закрываем глаза и делаем вдох. На выдохе сверху вниз ладонями обеих рук (пальцы смотрят вверх) поглаживаем голову, лицо, грудь, живот, ноги, стопы по передней части тела, а потом на задержке дыхания разворачиваем руки пальцами вниз и на вдохе поднимаемся по задней поверхности ног, ягодиц, доходим до поясницы и, про­ведя по талии ладонями, останавливаемся на животе. Потом правой рукой на вдохе поднимаемся от кончиковпальцев левой руки до плеча по внешней стороне и на выдохе опускаемся по внутренней стороне. И так же левой рукой поглаживаем правую руку. И обняв себя, пра­вой рукой проглаживаем левую половину спины, а левой рукой правую половину. Отслеживай, где комфортно, а где чувствуется дискомфорт.

Я повторяла за Саввой странные, непривычные движения и чувствовала, как оживает каждая клеточка моего тела, но в то же время меня не покидало чувство, что это не мое тело.

— Ты готова познакомиться со своим телом? — спросил Камилль, когда мы закончили завтрак.

— Я и так его прекрасно знаю!

— Знаешь?

— Я же каждый день смотрюсь в зеркало.

— А теперь попробуй познакомиться с ним на ощупь,— заключил Камилль и завязал мне глаза.— Вернусь вечером и принесу еду, а сейчас у тебя есть вре­мя познать свое тело.

«Вот еще!» — хмыкнула я про себя и с этой мыслью опять провалилась в сон. Когда я проснулась, было совсем темно, по­тянувшись, я вспомнила о задании и решила все-таки ощутить себя. Чувствуя себя неловко и совершенно нелепо, я прикосну­лась к стопам.

Каждое мое прикосновение словно растапливало ледяную корку, сковавшую тело, корку внутреннего стыда, непринятия, смущения. И постепенно тело оживало, пробуждалось, и, вытя­нувшись на импровизированном ложе, я легла на спину и по­чувствовала, как сила Земли наполняет меня, даря мне чувство умиротворенности и спокойствия.

Было чувство, что Земля качает меня, как мама, баюкая и ус­покаивая,

Я была во второй пещере, глядя на огромные звезды и чувствуя себя частью Земли, повторяя про себя древний гимн ма­тери-Земли и сжимая в руках найденный кристалл. В какой-то момент я увидела себя летящей по линии времени, уходящей в прошлое. И словно голос Земли вел меня в этом путешествии. Я увидела себя молодой девушкой, только что окончившей уни­верситет и полной надежд и предвкушения новой жизни. Я уви-лсла себя студенткой впервые познавшей мужчину и рыдающей от несчастной любви, я увидела себя юной девушкой, только что окончившей школу. Я видела себя первоклассницей с огромны­ми бантами и букетом цветов, я видела себя пятилетней девочкой читающей стихи в детском саду. Я видела себя совсем ма­ленькой, сжимающей любимого мишку в руках, я видела себя годовалой, только делающей первые шаги, и я видела себя со­всем крошечной, шестимесячной, и наконец-то увидела себя в животике у своей мамы.

— Странно, мне приснилась моя мама сегодня, — рассказы­вала я Камиллю на следующее утро.

— У тебя с ней плохие отношения?

— Да нет, скорее никаких. Тетушку я люблю больше.

— Отношения с мамой на многое влияют — па твою уверен­ность в себе, на отношения с мужчинами. Говорят, что женщи­на выбирает мужа, похожею на ее маму, и все, что она не принимала в маме, она так же не принимает в мужчине и пытается получить от него то, что не смогла получить когда-то от ма­мы,— безусловную любовь, поддержку, внимание, признание. Но так как мужчина внутренне похож на ее маму, то он просто неспособен дать ей то, о чем она молит.

— И что же?

— Как только ты разберешься со своими отношениями с ма Мой, ты сможешь привлечь того, кто подарит тебе то, что тебе так необходимо. Отношения с мамой также влияют на трудно­сти в твоей жизни. Чем хуже отношения с мамой, тем больше трудностей в твоей жизни.

— А за что отвечают отношения с отцом?

— За твою сексуальность и финансовые потоки..... Энергетические потоки от родителей дают силы жить и работать. Когдаэти потоки прерываются, то трудно быть успешным. Но сего­дня мы разберемся с материнским родом. Именно материнский род наполняет тебя базовой уверенностью в себе. Когда все жен­щины твоего рода поддерживают тебя, ты чувствуешь их силу и мощь за спиной. Если же ты хранишь обиды на свою маму или бабушку, то мешаешь этой силе поддерживать тебя, лиша­ешься этой силы, перекрываешь поток материнской любви к се­бе и, следовательно, не чувствуешь связи со своим родом, со своими корнями. Так откуда же тогда взяться укорененности и непоколебимости? Чтобы взлететь, надо сначала напитаться. Вся неуверенность рождается от недолюбленности, когда мама что-то критикует в тебе, чем-то недовольна, но не поведением, а лич­но тобой.

— Да, матушка любила повторять, когда я была маленькой, про мой нос «на семерых рос — на одну вырос».

— Но это же абсурд, — засмеялся Камилль, — более очаро­вательного носика я не видел.

— Но в это же надо верить! Сколько ночей я прорыдала из-за того, что я не уродилась. — И тут я разрыдалась, как в детст­ве, разбередив все детские обиды и раны. Камилль прижал ме­ня к себе и гладил по голове, утирая слезы. И от этой нежности я рыдала еще больше.

— Все в прошлом, — шептал Камилль, — она просто дела­ла так, потому что искренне любила тебя и желала тебе лучше­го. Она все делала так, как умела и понимала. Позволь себе про­жить эту обиду, не обвиняя, не осуждая ее. Никогда не поздно иметь счастливое детство. Сейчас ты отправишься в путешест­вие к первой женщине своего рода, чтобы восстановить связь и

прожить свою обиду. Не открывай глаза. — С этими словами Камилль бережно уложил меня на одеяло. Я все еще горько рыдала, вспоминая, как матушка несправедливо наказывала меня, называя бестолковой и никчемной, вспоминала все ее критиче­ские замечания насчет моей внешности и моих поступков. И сквозь слезы слышала голос Камилля.

— Вспомни свою маму. Какая она сейчас, как она выглядет, что говорит. Вспомни, какой она была, когда была моло­же. Представь ее молодой женщиной, рождающей очаровательного ребенка, тебя. Увидь ее совсем молодой девушкой, полной надежд и влюбленной в жизнь. Увидь ее длинноногим подростком. Увидь ее маленькой девчушкой лет пяти, увидь ее совсем маленьким ребенком, делающим первые шажки. Увидь ее новорожденной, представь ее в животике ее мамы. Пред ставь ее маленькой клеточкой и посмотри, как в этой клеточке соединяются две линии — линия жизни ее мамы и линия жиз­ни ее отца. Выбери линию жизни ее мамы и иди по ней в прошлое. Увидь свою бабушку, носящую своего ребенка, увидь ее моло дой девушкой, открытой навстречу жизни, увидь ее совсем . юной и иди дальше по линии ее жизни, увидь се двенадцати-летней, увидь ее совсем маленькой девочкой и увидь ее ново­рожденной. И представь ее совсем крошечной в животике ее мамы, и представь, как в этой клеточке соединяются линии жизни ее отца и ее мамы, и опять выбирай женскую линию. Иди по ней в глубь веков, пока не дойдешь по первой женщи­ны своего рода. Посмотри, какая она, первая женщина твоего Рода. Почувствуй ее силу, мощь и огромную любовь. Встань напротив нее, прими ее благословение и сама подари ей лю­бовь и почтение.

Посмотри, как справа и слева от нее встают все женщины твоего рода, создавая круг женской силы. Посмотри, какие они разные и в то же время, как они едины. Наполни их своей лю­бовью, своей силой и прими их любовь и поддержку. И когда ты будешь готова, возвращайся назад по линии женской судь­бы, исцеляя и выправляя ее, наполняя светом своей любви и бла­годарности. И снова увидь свою бабушку в животике у ее ма­мы, увидь ее новорожденной, улыбающейся новому дню, увидь ее крошечной девочкой открывающей для себя мир, увидь ее маленькой девочкой, танцующей и кружащейся, увидь ее де­вочкой-подростком, смешливой и озорной. Увидь ее юной де­вушкой, впервые влюбленной и спешащей на первое свидание, Увидь ее молодой женщиной, ждущей своего ребенка.

И увидь свою маму в животике у ее мамы. И увидь свою ма­му, только что появившуюся на свет, и увидь свою маму ма­ленькой девочкой, играющей с куклами, и десятилетней, читаю­щей книгу, увидь свою маму юной девушкой, смущенно улы­бающейся своему любимому, увидь свою маму ждущей своего ребенка и увидь себя в животике у своей мамы, увидь себя но­ворожденной, увидь себя говорящей первые слова, увидь себя пятилетней, получающей подарок на день рождения. Увидь се­бя юной девушкой, впервые идущей на свидание. Увидь себя се­годняшней. И сделав вдох и выдох, возвращайся в реальность.

Я села и открыла заплаканные глаза, все еще не придя в себя. Все то время, пока Камилль говорил, я рыдала навзрыд, платок Камилля, который он мне вложил в руки, был насквозь мокрым.

— Господи, как же это тяжело и больно! — наконец-то я смогла что-то произнести.

— Прости, что тебе было тяжело, но через это надо пройти. Как ты сейчас себя чувствуешь?

—Я чувствую, что они стоят за моей спиной и поддерживают меня. И как же это повлияет на мою жизнь?

— Это изменит будущую судьбу женщин твоего рода — и твою, и твоих дочерей.

А если у меня будут сыновья?

-— Тогда их дочерям придется совершить свое путешествие по материнской линии и сделать то, что ты сделала сейчас. Ты мо­жешь написать сейчас новую судьбу женщин своего рода, и твои потомки продолжат то, что начала ты. Я принес бумагу и перо,

— И что же мне писать?

— Можешь начать: «Отныне все женщины моего рода...» и дальше писать о том, что ты хочешь, чтобы происходило в твоей жизни, в твоих отношениях, в жизни твоих дочерей, и , жизни твоих внучек.

— Какую судьбу я хотела бы для себя? — все еще вытирая слезы, размышляла я. Господи, как мало мне надо, просто что­бы я была для кого-то единственной женщиной. Чтобы я зна­ла, что этот мужчина будет любить меня и старой, и больной и никогда не будет сравнивать меня с другими женщинами. Разве я так много прошу? Я же не прошу дворцов и личных самолетов, а только чувство, что кто-то любит меня, и все. И за это я готова отдать все, и я понимаю, почему женщины принималидругую религию, бросали все ради любимого. И наверное, это и есть счастливая женская судьба — когда тебя не предают, ко­гда тебе не изменяют... — А слезы все катились и катились по моим щекам, и я никак не могла остановиться.

— О чем рыдания? — недоуменно спросил Савва, услышав мои всхлипы.

— О детских фантазиях, идеальном мужчине и идеальной любви, но я же знаю, что такого не бывает, и поэтому рыдаю.

— Что ты знаешь?

— Что мужчина не может любить одну женщину всю жизнь и быть ей верен, что мужчина не может принимать ее такой, ка­кая она есть.

— Пока ты думаешь, что это невозможно, ты не встретишь такого мужчину, и хуже того, даже если ты его встретишь, сво­ей уверенностью в том, что тебя невозможно любить и быть те­бе всю жизнь верным, ты заставишь его делать то, чего больше всего боишься, — изменять и предавать тебя.

— Нет, это не так! — разрыдалась я еще сильнее.

— Пока ты будешь в глубине души допускать, что это так, ты будешь встречать именно таких мужчин. Это вечный цикл. У тебя есть некое представление, и ситуации, которые ты при­тягиваешь в свою жизнь, подтверждают это представление, эту идею, а ты, убеждаясь в своей правоте, еще больше укрепляешь­ся в этом представлении. И так бесконечно.

— Слишком сложные сентенции для зареванной девушки. Объясни мне на примере мужских измен. Ведь все газеты толь­ко и пестрят статьями, что мужчина полигамен и в принципе неспособен хранить верность.

— Газеты много чем пестрят, когда-то они убеждали, что Солнце вращается вокруг Земли. Теперь эти истины изменились.

— Тогда газет не было!

— Неважно! Важно, что твои представления притягивают ин­формацию, подтверждающую их. Представления создают вокруг тебя определенную частоту, излучающуюся в пространство. Ты же знаешь, что мысли — электромагнитные волны, излучаемые в пространство, и эти волны создают вокруг тебя определенное поле притяжения. Если ты думаешь, что мужчина будет изменять те­бе, то формируешь вокруг себя поле этой идеи, и все начинает ра­ботать на эту идею — ситуации, мужчины, информация, расска­зы других. Все помогает тебе убедиться в твоей правоте. И пока ты не изменишь свое убеждение, ты не вырвешься из этого цикла.

— Но как я могу изменить свое убеждение, если мой люби­мый мне уже изменял и если эта ситуация происходит каждую минуту на Земле? Где гарантия, что другой будет другим?

— От тебя зависит, что другой будет другим. Проживи эту ситуацию, рыдай, страдай до тех пор, пока у тебя не останется никаких эмоций, связанных с ней, и затем роли, что ты исклю­чительная женщина и достойна мужчины, который будет верен тебе, будет любить тебя любой! И даже если на Земле сущест­вует единственный мужчина, способный любить одну женщину, то это будет твой мужчина. И ты увидишь, как ветреные мужчины перестанут приходить в твою жизнь или как они будут меняться рядом с тобой. Ситуация изменится, и ты разорвешь этот цикл. Будет другой цикл, но уже радостный для тебя. Ты станешь встречать мужчин, которые хранят верность своим женам, тебе будут попадаться фильмы о таких жизненных историях, где это возможно, и даже статьи, в которых будет научно доказано, что найден ген верности у мужчин и что верные муж­чины добиваются больше в жизни.

— А если такого мужчины в природе не существует? — опять зарыдала я.

— Существует то, во что ты веришь, — отрезал Савва и по­шел разведать обстановку.

«Существует то, во что веришь», — думала я, бросая послед­ний взгляд на пещеру, в которой провела три дня. Как незамет­но они пролетели! Я уже привыкла к этой пещере, она казалась мне даже уютной. Когда Камилль сказал, что нам пора уходить, я даже загрустила.

— Варя, пора возвращаться в цивилизацию.

— Да, а знаешь, я бы тут, пожалуй, еще пожила.

— Знаю, иногда хочется убежать от всех и всего, но стано­вишься созерцателем, а не творцом. У меня тоже бывает иску­шение бросить все на свете и уйти в леса. Но тогда жизнь пере­стает для меня быть вызовом, мир остается неизменным, а мне многое хотелось бы еще совершить. Поэтому я вынужден буду уехать и оставить тебя одну.

— И что же мне надо будет делать без тебя? — загрустила я

— Учиться печь пироги.

— Ты серьезно?

— Вполне. У тебя есть дна месяца, чтобы насладиться состоя­нием Хозяйки. Закончить все свои творческие проекты, дорисовать картины, научиться печь пироги.

— А почему так важно уметь печь пироги?

— Потому что запах свежеиспеченных пирогов создает уют. Пироги — символ родного дома. Раньше семьи собирались на пироги на 10-й лунный день. Его посвящали укреплению рола. В этот день открывался доступ к священным знаниям и силе ро­да. И если в этот день провести ночь не с мужем, а с любовни­ком, то связь с мужем может быть потеряна навсегда. Традиции держат любовь. — А кто же меня будет учить печь пироги?

— Могу и я. Просеивая муку сверху вниз, слева направо, приговаривая: «Мати-матушка Земля, ты от зла храни меня, да и всю мою родню, да.и всю мою семью». Но важнее набирать внутреннюю силу и волю. Будущей властительнице мира это не­обходимо. Если у тебя не будет наработано состояние Хозяйки, тебе будет сложно управлять другими, отстаивать свои решения, поддерживать структуру и порядок.

— Держать камень в руке и обращаться к жрице стихии Земли.







Дата добавления: 2015-07-04; просмотров: 279. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.01 сек.) русская версия | украинская версия