Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

КРАЙ ВЕТРОВ: НЕКРОМАНС 5 страница




Он снова коснулся пальцем черепка, и в том засветились меленькие призрачные глазки. Камориль взял череп в ладонь и стал поглаживать малыша двумя пальцами:

- Ну, давай, давай поищем, где тут остальные твои косточки... да, да, котенок, людские дети - уроды... Что? Это они тебя?.. Мда. Значит, ты маленький демон-кот, которому не хватает силенок для полноценной мести. Потому, что ты маленький-маленький-маленький. Но, поверь мне, иногда маленьким быть куда полезнее, чем быть большим. Ну, был бы ты большой, съел бы тех детей, а потом что? Исчезать совсем? В морок-то ты не вернешься… А так ты даже более-менее живой, скажи "спасибо" этим жестоким тварям, можешь гулять тут... Вот найдем твое тело, и ты сможешь тут поиграть.

Некромант еще о чем-то сюсюкал с черепком, наматывая круги по детской площадке.

- Стоп, - он заметил следы на песке и, почти сразу же, почуял свежую кровь. - Это что у нас такое?

Он присел на корточки, рассматривая множество нечеловеческих следов.

Череп котенка в его руке вдруг стал щелкать челюстью.

- Что? Ты что-то знаешь? Ты видел?

Камориль заглянул черепу в маленькие светящиеся глазки и замолчал на несколько секунд.

- Упокойся, - сказал он тихо и бесстрастно, сдавив череп большим и указательным пальцами. Череп рассыпался в пыль, демон-кот перестал существовать.

Камориль выкинул сигарету и стремглав побежал в подвал Мйара.

- Одевайся и хватай скорее свои "клинки ярости", - бросил он с порога. - Мальчика украли.

Мйар поднялся с кресла.

- Давай-давай скорей, лежебока. Твои навыки «машины для убийств» вполне могут понадобиться, попомни мои слова, - говорил Камориль, заглядывая в комод, на нижней полке которого, как он знал, Мйар хранит замотанное в тряпки оружие. - Унюхаешь след, там глянем, что и как, может, прямо сегодня ночью и вернем мальчишку. А может, мы уже опоздали...

Мйар надел широкие, камуфляжной расцветки штаны, взял из рук Камориль тяжелый сверток. По пути на улицу Камориль продолжал:

- Котенок видел, кто это был, а случилось это еще до того, как пришел я, где-то без пятнадцати девять. То есть, примерно час назад. На светленького пацана напали некие темнокожие гуманоиды, оперативно скрутили и потащили куда-то на восток. Он, умница, успел тяпнуть одного из них, прямо весь в тебя! Да, вот здесь вот смотри, кровь на песке...

Они уже были на детской площадке. Мйар, припав к земле, тянул носом прохладный ночной воздух, сверкая зелеными глазищами вправо-влево.

- Трое, - сказал он, - и еще трое ждали за углом дома. Пошли.

- Я попробую ему позвонить, - сказал Камориль.

- Нет, - отрезал Мйар, - если Ромка связан, то он не сможет дотянуться до телефона. Можно надеяться на то, что похитители о наличии мобильного не подумали. Тогда это даст нам дополнительные возможности, в случае чего.

- Без проблем, - согласился Камориль, - тогда идем по следу. Ты не понял, что за чучела его украли?

- Судя по запаху, который они оставляют, это не люди, а собаки, ящерицы и (или) обезьяны. Но это - бред. Или парня украли смотрители зоопарка.

- Чернодырых на них нет! - вырвалось у некроманта. - Красавцы, конечно! Я даже боюсь развивать мысль, откуда эта радость взялась!

Они скоро шли через дворы. Редкие прохожие не обращали внимания на двух молодых людей, спешащих куда-то по темноте.

Дворы кончились и за ними показалось широкое, темное поле, лишь на горизонте подсвеченное редкими огоньками. Местность пересекала двухполосная трасса, уходящая дугой на север и юг. Яркие фонари поначалу ослепили чувствительные глаза Мйара и Камориль.

- Ну, куда дальше? - спросил некромант.

Мйар повертел головой.

- Тут они, наверное, сели в машину. Запах слабее, но есть. Проклятье, - он ухватился за голову. - В этот раз меня так серьезно крутит, что я этот запах даже вижу!

- Это как раз хорошо! - Камориль огляделся в поисках чего-нибудь полезного. - Пока ночь, никого особо в этой дыре нет, а у нас есть след!

- Они могут быть уже как угодно далеко! - возразил Мйар.

- Погоди, сейчас... Сейчас все будет.

Камориль выбежал на трассу и стал ходить возле обочины, заглядывая в канавы и внимательно обследуя придорожный ров.

- То, что доктор прописал, - удовлетворенно произнес он, застыв возле какого-то пригорка.

Некромант расправил плечи, распростер руки вниз и немного назад. Потом с силой хлопнул в ладоши у себя над головой, припал на одно колено, поцеловал себя в открытую ладонь, затем как-то особо ее выгнул, и вонзил прямо в землю, казалось бы, твердую и сухую. Напрягся весь и вытянул... сначала рог, потом целый череп быка. За черепом потянулась шея. Земляной холм стал рушиться, а из него выходить скелет крупной рогатой скотины, видимо, сбитой несколько лет назад каким-нибудь грузовиком.

- А зачем нам мертвый бык? - не понял Мйар.

- Ну, я бы организовал коня, если б он тут был, - пожал плечами Камориль, - но из крупного зверья тут только бык! Он особенный, фольклорный наполовину, и наполовину - призрачный, а значит, моей силы почти не жрет. Только на поддержку формы и контроль поведения идет кое-чего. Я сейчас немного поколдую с амортизацией его суставов, чтоб быстрей и глаже шел, а потом нас ждет веселая ночная прогулка, с ветерком!

- На быке?

- На демоне-быке, который ненавидит жалких людишек и хочет их всех наколоть на рога. Потому он не будет медлить, он помчит нас на крыльях ночи!

Камориль суетился вокруг скелета, бык как-то смущенно смотрел призрачными огнями глаз на Мйара, а Мйар смотрел на быка так, что засмущаться было не грех. Наконец некромант хлопнул рукой по боку мертвой скотине, и та присела. Камориль забрался на быка верхом.

Обратился к Мйару:

- Ну, милейший, не робей, залезай!

Мйар умостился позади некроманта.

- Держись за меня и ори погромче, куда скакать!

- А зачем орать-то? - не понял Мйар.

Камориль хохотнул, бык поднялся и медленно пошел. Стал разгоняться. Мйар почувствовал, что сидеть на костях стало удобнее, глянул вниз и обнаружил, что останки животного обтекает некая светящаяся субстанция, полупрозрачная, и что из нее одна за другой вырастают новые ноги, а ход быка становится все более плавным. Глянув вперед, Мйар обнаружил у скотины три головы.

- Хорошего должно быть много! - донес ветер голос Камориль.

- Направо сворачивай! - крикнул Мйар.

Камориль пригнулся к общей шее трех голов, а бык, почти без заноса, свернул с трассы на второстепенную дорогу.

Сорок минут подобной сумасшедшей скачки хорошенько продули Мйару мозги, так, что он более-менее пришел в себя. Копчик болел. Путеводный запах, а Мйар видел его светло-фиолетовой рваной нитью, направлял их между частных домов куда-то за город, в сторону пролива и маяка. Потом похитители резко свернули к морю, а затем даже сошли с проселочной дороги и поперли напрямую через степь. Призрачному демону-быку любой ландшафт был нипочем, он рвал из-под себя, светился не счастием, так мертвенным нездешним задором, и нес своих седоков в чернильную ночь.

- Тпрууу! - приказал Камориль.

Бык начал замедляться. Не дожидаясь полной остановки, Мйар спрыгнул на землю. Через пару секунд к нему присоединился Камориль. Бык, правда, все так же сиял, перебирая огромным количеством копыт. Камориль щелкнул его по лбу пальцем.

- Упокойся.

Сияние вмиг потухло, а кости шмякнулись об землю.

- Бункер, - произнес Камориль.

- Катакомбы, - добавил Мйар.

В двухстах метрах от них черной дырой на фоне ночи зиял один из входов в давно рассекреченный военный объект. Обычно такие места облюбованы приверженцами военных спортивных игр, но этот бункер почему-то такой участи избежал. Или избегал - до некоторых пор. Ясно было одно: теперь здесь, скорее прочего, база загадочных ночных похитителей, и удивительного (или оригинального) в этом мало.

- Надо идти, - сказал Мйар. Потом почему-то замешкался. - Камориль... Я же... убью их... а вдруг они – просто дети?..

- Не бойся, солнце, - улыбнулся Камориль. - Если даже убьешь - я их тут же воскрешу!

- Правда?

Взгляд Мйара, искренний и слегка шальной, прожигал в Камориль дырку, аллегорично, конечно. Камориль понимал, что сейчас это существо - смертельно опасно и вполне может не просечь тонкого юмора, но ничего не мог поделать со своей манерой выражаться.

- Конечно, правда. Я сейчас свеж и бодр, почти огурцом, и взбудоражен зверски! Я тебя, если что, замечательно прикрою. Ты их, главное, если решишь убивать, убивай наверняка. Тогда - точно воскрешу.

В темноте блеснули лезвия. Мйар защелкнул два механизма так, что оба "клинка ярости" стали настоящим, физическим продолжением его рук, не мешая, в случае чего, выпускать когти.

- Пошли, - скомандовал он.

Камориль последовал за ним.

В отличие от Мйара, некромант запаха грабителей не слышал, но прекрасно видел, насколько богата здесь земля древними смертями. Путь ко входу в бункер буквально стелился по ушедшим в землю старым могилам и по более новым костям умерших при постройке объекта заключенных. Да и во время Войны Причин тут явно кто-то умирал, причем, не просто так, а хитро, и от того еще более мучительно. Это обилие смерти мешало, сбивало с толку, и, по правде сказать, Камориль боялся, что ему придется применять какое-нибудь по-настоящему сильное волшебство. Изрытая могилами земля могла среагировать непредсказуемо.

Может, именно эта гнетущая атмосфера погибели и отпугивала игроков?..

Они беспрепятственно вошли в бункер, в первый длинный коридор. Сюда проникало немного света снаружи, и его хватало.

Через несколько поворотов оказалось, что света больше нет.

В полной темноте Камориль видеть не мог, а эхолокации как-то не умел, и в кромешной тьме ему не помогали даже его сокрытые под кожей лба нечеловеческие глаза. Поэтому он подобрал какой-то крысиный черепок и вдохнул в него немного 'жизни'. Маленькие глазки засветились - побочный эффект кратковременного оживления, обычно бесполезный.

Мйар крался бесшумно. Он был босиком и он был... не совсем Мйар. Он смотрел своим особым зрением, различающим температуру, обонял обостренным нюхом и слышал в расширенном диапазоне частот, так, что смог бы, наверное, воспринять плач кита. Удивительные перемены с ним случаются, когда дело доходит до самочек человеческих! Даже обидно.

Камориль наткнулся на ладонь Мйара, распростертую, чтобы его остановить.

- Яма, - сообщил он.

Черепок к тому времени уже погас.

- Нет, я так больше не могу! - зашептал Камориль, поджигая спичку. Времени, пока она горела, ему хватило, чтобы обозреть двухметровый разъем в полу и отблески воды на дне пропасти. На другой стороне лежал деревянный мостик, который убрали дюжие похитители, перейдя.

Мйар мог бы перепрыгнуть сам, а потом оттащить мост на место. Но это бы было слишком шумно.

Он опрокинул Камориль к себе на плечо и прыгнул.

- Хам, мужик и быдло, - немного обиженно прошипел поставленный на землю некромант.

- Идем, я чую тепло, - сообщил Мйар едва слышно. - И скоро будет свет.

Камориль старался идти тихо, но не мог красться совсем бесшумно, как Мйар. Он понимал, что бдительный дозорный легко заметит их. Если, конечно, кто-то сейчас охраняет вход в основные помещения бункера, ведь вовсе еще неизвестно, насколько похитители дисциплинированы. Может, это какие-то отвязные раздолбаи - тогда с ними будет не так уж сложно. Может быть и наоборот. И есть еще, конечно, вариант, что похитители прошли этот подземный лабиринт насквозь и вышли в какую-нибудь бухту, а там поминай, как звали мальчика. Но гадать - бестолку, остается один вариант: проверить, как оно есть на самом деле.

Глаза некроманта уловили свет. Судя по всему, это неоновая лампа, висящая на шнуре, ибо свет ритмично дергается.

Мйар застыл у выступа стены, прислушиваясь. Обернулся к некроманту и что-то изобразил рукой. Интуитивно Камориль понял, что Мйар просит его обождать. Кивнул.

Через прошитый свинцовыми пластинами бетон мертвые звали его куда как тише.

Мйар опустил плечи на миг, а потом собрался и тут же молниеносным рывком сиганул вперед, сгинув в ярком неоновом свете. Камориль опасливо выглянул из-за укрытия. Раздался выстрел, и в метре над головой некроманта просвистела пуля. Оказалось, Мйар уже обезвредил противника. Он сидел верхом на каком-то непонятном гуманоиде, поваленном на пол, держа его руки своими руками, и вцепившись тому в горло зубами, как недавно в горло Камориль. Гуманоид еще дергался, но вскоре перестал, поняв, что деваться ему некуда. Пистолет валялся рядом, Мйар успел его выбить.

Некромант вышел из-за укрытия, приблизился к скульптурной паре и вытянул шею, чтобы разглядеть лицо плененного существа.

Черная кожа, висящие тряпочками уши, череп, покрытый, вместо волос, наростами, похожими на панцирь черепахи, и складчатые веки, обрамляющие красные глазки.

Существо, видимо, уже догадалось, в какую передрягу попало. Оно молча смотрело на Камориль.

- Дернешься и умрешь, - на всякий случай подтвердил его опасения некромант. Присел рядом на корточки. - А если не скажешь, сколько вас и где мальчик, тоже умрешь.

Гуманоид обнажил в широкой улыбке множество мелких желтых зубов, острых и в два ряда.

- Я все равно умру, - прошипел он.

- Все мы рано или поздно умрем, - пожал плечами Тар-Йер. - Это не означает, что надо быть идиотом.

- Сам идиот, - заулыбалось плененное нечто, - не за тем пошел.

Красные кожистые глаза его зыркнули куда-то влево вверх. Проследив его взгляд, некромант узрел черное око камеры наблюдения.

- Ох, - сказал он, - Мйар, а у них тут ка-амеры... Что-то мы с тобой правда погорячились, сунувшись сюда этак запросто и даже не обговорив плана. Или, как ты думаешь? Если с ними по-хорошему, то нам крышка. Поэтому, наверное, нам все-таки придется по-плохому.

Мйар напрягся, сжимая челюсти. Гуманоид заскулил, наконец почувствовав настоящую боль.

- Рви быстрей, - прохрипел он.

Камориль подобрал пистолет, передернул затвор и, прицелившись, выстрелил.

Камера разлетелась на осколки, существо вскрикнуло и зашлось в конвульсиях, Мйар встал, отпихнул тело ногой и привел клинки в боевое положение.

- Сюда идут двое, - сообщил он, - осталась минута-две.

Некромант подошел к Мйару, наклонил голову и медленно слизал потекшую кровь с его шеи. Мйар не шелохнулся, смотря строго вперед.

- Сейчас начнется потеха, - улыбнулся Камориль.

Он нагнулся к еще теплому трупу, приложил ладонь к грудной клетке и надавил.

Тело с разорванной глоткой, нелепо расставив руки, поднялось и пошло через коридор во тьму.

Через три секунды тишину разорвали выстрелы, но немертвого раба некроманта этим было не остановить.

Мйар пригнулся и ринулся вслед за трупом.

Камориль не спешил подставляться под пули, он просто следил за тем, как молниеносно мечется между вспышками выстрелов быстрый, смертоносный Мйар, как движения бойцов теряют какой бы то ни было смысл, и они, почти в одночасье, валятся на бетонный пол, заливая кровью стены.

Некромант подошел к каждому и приложил руку к сердцу, останавливая существ на границе между жизнью и смертью, отбирая контроль над телами и поднимая их для последней битвы. Это - не простые зомби, в этих еще течет горячая кровь, и есть около получаса, чтобы выжать их потенциал до капли.

Камориль послал своих «бойцов» вперед. Мйар тяжело дышал, держась за стенку. Да, он уже давно не дрался в полную силу, а эти твари были выше него и тяжелее, да и кожа толще, пускай они и уступали ему в скорости.

- Цел? - спросил некромант.

- Почти.

Мйар оттолкнулся от стены и пошел вперед. Камориль двинулся следом за ним. Они перешагнули через разворочанное пулями тело первой твари.

- Задели немного, - произнес Мйар. - Плечо.

- Отрегенишь?

- За счет массы.

- Ладно, пошли. Покойники знают, где держат мальчика.

- Сколько их там еще? - проскрипел Мйар.

- Девятеро...

- Хреново.

- Ничего, прорвемся.

Камориль надеялся, что сил хватит.

 

Ромке было тесно. Здесь было на самом деле очень тесно. Он не мог даже распрямиться в полный рост. Куб, метр на метр, сплошь из холодного бетона, схоронил мальчика в себе, будто ящик с апельсинами или же странный, авангардистский такой гроб. В эту его бетонную клетку вели маленькие трубки вентиляции, с которых капало что-то мерзкое, и еще там была железная дверца с штурвальным засовом. К тому же, руки мальчику надежно связали за спиной, а на голову надели непонятную штуку, как будто маску, состоящую из металлического обода повыше бровей и кожаной части, наглухо закрывшей рот. Штука напоминала о стоматологах и крайне усугубляла и так незавидное положение.

Еще Ромке постепенно становилось холодно.

Запихнули его сюда сразу, как притащили. Нет, сначала, конечно, связали дополнительными ремнями и надели эту странную маску на голову.

Мальчик корил себя, что не отлепил со лба пластыря, когда шел к Зубоскалу. Кто знает, если б он все еще видел сияющий мир, может, тогда он почувствовал бы опасность загодя.

Когда на него надевали маску, пластырь отодрали, и на несколько мгновений Ромка разглядел сущности пленивших его монстров и нити их судеб. Вот почему Ромка не боялся. Он всего лишь испытывал раздражение, дискомфорт и нетерпение.

Алые ниточки, сплетенные искусственно, были почти ничем не привязаны и рвались легче легкого, и должны были порваться очень скоро. Все до одной.

К Зубоскалу он тогда нес старый дедов фотоальбом, несколько писем к бабке, которые дед писал и не отправлял, когда бабка уехала, и последнее письмо, где непосредственно называлось имя Мйара. Так как сумку свою он оставил в доме Зубоскала, тогда, когда его ночью выкрал Камориль, Ромка нес все эти вещи в целлофановом пакетике с цветочками, выданном мамой. Когда мама увидела, что Ромка кладет в пакет, она наконец начала верить в мифическую девушку и отпустила сына с легким сердцем. А когда на Ромку из ночной тишины выпрыгнули мутные типы устрашающих габаритов, он попытался от них убежать и кинул пакет под старую карусель. Но мобильник, бывший в кармане джинсов, мутанты все-таки отобрали.

Таким образом, Ромка не знал, нашли похитители пакет с письмами или нет. Сам он письма читал, конечно, но полностью не помнил, и ему казалось, что детали, которые из памяти выветрились, могут быть самыми важными.

А когда пластырь сняли... он тогда еще очень удивился. Дело в том, что в похитивших его мутантах он не разобрал их сердцевины. Точнее, он просто ничего в них не увидел. Значит, их нет? Более всего они походили на скелет Кристины, в котором тоже было пусто. Теперь разговор Мйара и Камориль о сущности души и его способностей стал казаться не таким бредовым. Как же так, судьба есть, души нет? Непонятно.

Что-то гулко ухнуло за пределами бетонной коробки. Послышались выстрелы и крики. Все, как в лучших образчиках жанра, только вот... темно и тесно. И нервирует, когда не видишь, что происходит там, на поле боя.

Ромка начал беспокоиться. Он не знал, кто пришел в логово чернолицых мутантов, и не убьют ли его заодно. Но больше ему, все же, верилось в то, что это за ним пришли Мйар и Камориль.

Еще один глухой звук, а потом гулкий звон, потом звуки выстрелов. На металлической дверце выступила дорожка из округлых вмятин. Ромка, как мог, отполз подальше от дверцы.

Вентиль засова заскрипел и дверь стала приоткрываться. Свет поначалу ослепил, но мальчик сумел различить чей-то странно движущийся силуэт. Сразу он не понял, кто это, но потом разглядел обвислые уши и корку панциря на голове. А затем ужаснулся. На мутанте было столько открытых ран, что... черная кожа являла темно-красную плоть, из красной плоти глядели сколы сломанных костей. И, тем не менее, это существо двигалось. Более того, оно тянуло к Ромке свои беспалые окровавленные руки. Красная жижа стала заливать пол камеры.

- Не тронь пацана! – прогремело слева.

Ромка узнал голос некроманта, и от сердца отлегло.

Окровавленное тело мутанта отпихнули в сторону, и Ромка увидел лицо Камориль, осунувшееся и безэмоциональное, и тем более странной была его внезапная широкая улыбка. Сам некромант тоже был весь в крови, но, кажется, в чужой.

- Пошли, - сказал Камориль. Потом понял, что сам выбраться мальчик не может, и с силой вытащил того из клетки. - Мйар! А ну разрежь тут бандаж!

Ромка посмотрел влево, и увидел, как Зубоскал орудует неким странными оружием, причудливо закрепленным на его руках. До этого он подобные ножи только в играх встречал, и не думал, что у этого оружия есть реальные прототипы. Теперь, впрочем, стало понятно, кто распотрошил мутанта и переломал ему кости. Нынешняя жертва Зубоскала упала мешком, а Мйар, не глядя на нее, двинул к Ромке и молча разрезал ножами ремни на запястьях и локтях мальчика. Потом Мйара повело, он зацепился за некроманта, чтобы не упасть и неразборчиво выругался.

- Валить отсюда надо, - сказал Камориль, снимая с Ромки металлический ободок и маску. - Они у тебя документы забрали, да?

Сияющий мир снова застлал Ромке взор. Металлический обод сдерживал видение изнанки, да получше, чем пластырь Камориль. А теперь свечение тысячи нитей вернулось. Глаза привыкли много быстрее, чем в прошлый раз. Ромка всё косился на Зубоскала: Мйар выглядел не лучше того излишне резвого для мертвеца мутанта. Камориль поймал его взгляд:

- Ничего, выживет! Так они забрали?..

- Думаю, нет, - твердо сказал мальчик.

- Хорошо.

Камориль достал мобильный телефон и стал набирать какой-то номер. В это время вокруг шатались изуродованные мутанты, один даже без головы. Он как раз тыкался обрезом туловища в стенку и никак не мог ее обойти.

- А, не ловит, - Камориль спрятал телефон в карман. - Ладно. Пойдем другим путем. Мйар...

- Я так понимаю, - послышался рычащий низкий голос, принадлежащий ныне Мйару, - они через эти вот экраны следили за проходами.

Камориль подошел к Зубоскалу и уставился на панель с мониторами. Экраны мерцали синим, кое-где - красным, показывая, в основном, коридоры. Но вот, слева внизу, бухта, в ней небольшой катер, а вот и выход к подземной стоянке.

- Что это такое? Звери? - спросил Мйар, вглядываясь в экран.

На одном из мониторов был виден огромный, плохо освещенный зал, уставленный клетками и вольерами, большими и маленькими, и многие из них были пусты. В других долбились мордами об прутья какие-то несуразные черные твари, совершенно неразличимых пород и видов.

- Где-то я такое уже видал, - проговорил Мйар.

Камориль молчал секунду. Мёртвые из могил в земле, что окружала бункер, тоже молчали и не звали его. Они знали, что звать уже некого.

- Мйар... Нам нужно срочно... Слышишь, срочно валить отсюда, - тихо сказал он. - Шутки кончились, с животными мы вдвоем не управимся!

Зубоскал прикрыл глаза и проговорил спокойно:

- Я слышу, они идут. Рычат, ярятся. Надо уходить.

Мйар щелкнул пружинами клинков и нырнул в черный проход.

Камориль развернулся и высадил обойму в системные блоки на полу.

- Пошли скорей, - он кивнул на выход, – хватит разглядывать зомби, не для этого они.

Но Ромка, оглушенный и ошарашенный звуками выстрелов, не мог отвести взгляда от завораживающей, хоть и чудовищной картины: мерцающие, хаотично расставленные мониторы транслируют шум, системники дымятся и искрят, бетонный пол весь в крови, а на фоне железных дверей в стене, ведущих в такие же каморки, как та, куда его посадили, двигаются, подергиваясь, изуродованные нечеловеческие трупы. Зрелище не для слабонервных. Должно тошнить. Должно пугать. Должно сбивать с ног ужасом. Но, почему-то, все это воспринималось как какая-то компьютерная игра, не более.

- Пошли, пошли, - Камориль увлек Ромку за собой, приобняв за плечо. – Шокирует, понимаю, разделяю, сочувствую. Не смей к такому привыкать. А то патологоанатомом станешь, а оно тебе надо? Зарплата низкая, коллектив так себе...

Камориль что-то еще вещал, но Ромка не слушал.

Он оглядывался постоянно и видел, что обезглавленные тела все еще идут за ними, следуют по пятам, не думая отставать. Эти зомби были достаточно быстрыми. Их сотворил Камориль. Насколько он контролирует их? Как именно он руководит этими живыми трупами?

Страх, доселе как будто бы закупоренный в бутылке, внезапно высвободился, нагнал, накрыл. Ромка вовсе перестал понимать, сон это все или такая вот жестокая реальность.

- Чую солярку, - сказал, замерев, Мйар, - море... море близко.

Он повел их по широкому тоннелю вправо. Коридор, составленный из бетонных блоков, был освещен редкими лампами дневного света, непрерывно мигающими. Где-то капала вода и гудели трубы. Потом Ромка почувствовал ветер и густой соленый запах гниющих водорослей. Шахта бункера врезалась в скалу, а скала разверзлась большой, закрытой сверху каменным утесом, бухтой. Вдалеке обозначилась граница между водой и ночным небом, по краю сероватым.

К пристани был пришвартован маленький катер.

- Ну, выходит даже лучше, чем я надеялся, - произнес Камориль. Протянул руку куда-то назад, нащупывая что-то в воздухе. Обернулся: - Эй, ты! Да, давай сюда.

Один из зомби – большой, массивный, с остекленевшим взглядом и чудовищно порванным горлом, проковылял поближе к некроманту и стал неуклюже топтаться рядом. Камориль, закатив глаза, сунул руку в карман военных брюк, надетых на покойнике, и вынул оттуда связку ключей.

- Отпускай их, - сказал Мйар, принимая ключи из рук Камориль.

Некромант упер руки в боки:

- Это мне, для опытов.

- Нет. Отпускай.

- Но, Мйар, такой материал..!

- Оставь их здесь. Едем к Эль-Марко.

Камориль очевидно не хотел терять свои полуживые трофеи, но возражать более не стал. Махнул рукой небрежно – и на деревянный настил мешками шлепнулось три бездыханных тела.

- К Эль-Марко, так к Эль-Марко, - согласился некромант. - Скорее запускай эту штуку.

- А кто такой Эль-Марко? - спросил Ромка, перебираясь на борт, устеленный белым пластиком.

- О, - улыбнулся Камориль, запрыгивая следом, - это наша беленькая девочка.

Ромка тогда не понял, почему девочку зовут Эль-Марко. Наверное, потому, что это была не девочка.

Катер, наконец, завелся. Его качнуло, дернуло вперед и он взрезал килем тихое море.

В тот же момент из выхода в бункер выбежали черные псы с красными, тускло светящимися в темноте глазами. Их контуры смазывались, как во сне, а рык был похож одновременно и на кошмарную скулящую песню. Твари наводнили пристань, выбежали на деревянный настил, остановились у воды и стали яриться, гнуться, выть. Некоторые прыгали в воду, но, проплыв метров десять, возвращались.

Псов привел один их давешних человекоподобных чудищ. Он смотрел на удаляющийся в ночь катер, с легкостью удерживая на привязи троих особенно крупных особей. Это был последний из уцелевших уродцев.

- А ведь ночь обещала быть томной, - протянул Камориль.

 

Я проснулся на чистых белых простынях под еще одним чужим потолком. В косых солнечных лучах танцевали пылинки, светлые занавески колыхались у открытого настежь окна. Снаружи доносился шум моря и крики чаек.

Я попытался сесть, но не сразу смог. Я попытался вспомнить, как сюда попал, но не смог вовсе.

Потом мелкими отрывками стало подкрадываться озарение насчет места моего пребывания. Это, конечно, не сулило мне ничего хорошего. Нет, Эль-Марко удивительный и очень приятный человек, но я бы не стал беспокоить его просто так...

Я обратил внимание на себя, любимого. Итак, вот, на боку и плечах белесые рубцы свежих шрамов, еще не успевших пропасть. Башка тугая, штанов нет. И что это я повадился голышом расхаживать... Я вспомнил, как выскочил из ванной, и тут меня накрыло четкое осознание неизбежности падения. Что было потом, я помнил в виде череды размытых образов, гротескных, преувеличенных... не люди - а огромные венчики цветов из запахов, пронзенные стрелами мимолетных эмоций, нечеловеческая вонь искусственно собранных по кусочкам монстров и острый запах крови, который проедал меня насквозь... Камориль прав. Такие перемены восприятия для меня обычны, если мне начинает нравиться человеческая женщина. Гребаный организм. Чтоб его. Почему все так? Чем я это заслужил? Почему я такой?.. Еще говорят, что у меня в такие моменты невообразимо портится характер. Но почему я этого не замечаю? Почему я воспринимаю себя в эти периоды так, как будто бы все в порядке?.. Хорошо, что эти всплески быстро проходят.

- Эль-Марко, значит, - проговорил я и все-таки поднял тело с кровати. Как ни странно, стоило мне сесть, я понял, что помру не скоро. Тело слушалось, мышцы болели, да, саднили белесые рубцы по плечам, тоже да, но! Это и все. Что меня, признаюсь, насторожило. Нынешнее мое неплохое состояние ну никак не вязалось с воспоминаниями о бойне в бункере... Меня ведь тогда потрепали, изрядно причем. Неужели...

- О, нет, - прошептал я, - только не это!

Я встал, нашел в углу свои штаны цвета хаки и снова расстроился. Они были порваны в трех местах и почти полностью заляпаны кровью. Моей, чужой, вперемешку. Ну конечно, истинный холостяк Эль-Марко запамятовал с ними разобраться, зараза волосатая! Вот и что теперь делать? Я, за неимением других вариантов, порылся в комоде. Нашел кучу полотенец, постельное белье и синие широкие шорты с изображением ярко-желтых летающих коров. Вздохнул. Надел.







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 152. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.02 сек.) русская версия | украинская версия