Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

КРАЙ ВЕТРОВ: НЕКРОМАНС 6 страница




Зачем-то подошел к окну и глянул наружу. Нужно собраться с мыслями.

Итак, я здесь, а это значит... Ничего хорошего это значить не может. Эль-Марко Кападастер, как его еще называют - по-своему гениальный парень. Очень талантливый. Очень. Он не... он... ох! Да что же это... Да, точно, это он, скорее всего, вылечил мои раны. Причем, все. Кажется, на плече у меня была самая серьезная - но теперь ее нет. А как Эль-Марко лечит раны?.. Почему же все так непросто, а.

За окном (все еще) была поздняя весна, но этого совсем не чувствовалось; видно было море - большое, тихое, близкое. Как осколки разбитого кувшина, рассыпались по побережью алые черепичные крыши домов, яркие мазки виноградников, хаотичные петли дорог, тропинки и лестницы. Небольшая церковь Потерянного сверкала вытянутыми светлыми башенками, символизирующими пламя; кричали чайки; сидя на трубе, терлись друг о друга черный кот и рыжая кошка.

Вообще-то, Эль-Марко, сам по себе, полезен. Кроме того, что он способен лечить, он может еще и придать сил, уменьшить чувствительность к боли. Еще он может "зажать струну", как он это называет. Я не знаю, что это за чародейство такое, и откуда берутся все эти внезапные улучшения, но, например, если Эль-Марко зажмет струну Камориль, то магия некроманта станет сильнее и тоньше, превратится в еще большую смертельную угрозу. Камориль расправит плечи, а может, даже перейдет в свою следующую форму, и тогда предполагаемому врагу не поздоровится. Если Эль-Марко 'поработает' со мной, то... я даже не знаю, как это точно объяснить... словом, я сольюсь с этим миром и временем, что сделает меня как бы... хозяином здесь. Сложно словами все это выразить, тонкость перемены этой описать... Эль-Марко, правда, никогда не повышал наши умения до предела. Мне даже кажется, что это опасно делать, мало ли что. Состояние измененного сознания и зажатой струны - оно такое, непредсказуемое. Ну его.

А вообще, Эль-Марко, светловолосый и синеглазый, - это полупрозрачный человек, аквамарин в серебряной оправе, обладающий притом обжигающей своим холодом харизмой 'загадочных', тех, которым есть о чем молчать и есть что скрывать. Даже я на это повелся однажды и решил, что молчит он в связи с чем-то очень серьезным и печальным. Может, так оно и было, но о причине своей печальности Эль-Марко так никому и не рассказал, а оттого у меня создалось впечатление, что и не о чем ему грустить. Кстати, несмотря на все это, пущего любителя вкусно поесть и качественно отдохнуть я тоже еще не встречал.

И да, лечит он, прикасаясь руками к травмированным местам. За это его бы отпинать, да и Камориль отпинать не помешало бы... не за что-то, а так, для профилактики. Да, все коллеги Эль-Марко используют наложение рук. Но он-то не практикующий целитель! А потому я не могу воспринимать его, как врача. И Камориль же еще... Надеюсь, все было не так, как мне представляется. Ну, не нравятся мне все эти их нестандартные наклонности, это неправильное и вездесущее нарушение моих личностных границ... и да, возможно, они таким образом просто подчеркивают свою индивидуальность... или как там еще можно было бы оправдаться? Но мне уже, если честно, надоело их оправдывать. И если мне хоть раз еще придется из-за этих шуточек покраснеть - гнев мой будет ужасен, а суд - справедлив.

Приняв это твердое решение, я отлип от окна и двинулся искать Камориль и Эль-Марко.

Нашел я их на кухне, вдвоем. На столе стояла бутылка красного уксуса, печь отсчитывала последние секунды приготовления чего-то дурманяще пахнущего, Эль-Марко и Камориль, шагов моих не слышащие, самозабвенно распивали пиво и вдохновенно мыли мне кости. А может, и слышали они меня, кто ж их знает.

- Всем с добрым утречком, - хмуро заявил я. - И Мари не баба, а девушка...

- Здравствуй, Мйарчик, - улыбнулся Камориль.

- Здравствуй,- улыбнулся Эль-Марко. - Давно не виделись.

- Где пацан? - спросил я, садясь на высокий табурет рядом с Камориль.

- На чердаке, читает учебник по базовой элементалистике.

- А это ему зачем? – удивился я.

- Дык у меня нет ничего больше, кроме того, по чему Никс самообучается, - ответил Эль-Марко, снимая с крюка кухонные рукавицы. Как только он это сделал, газовая печь пикнула и разблокировала замок дверцы. Эль-Марко открыл ее и вытащил на свет противень с огромной дымящейся пиццей. Выложил пиццу на деревянную подставку и перенес на стол.

- Камориль, - я повернулся к некроманту, - у меня такое чувство, будто бы все хреново.

Тот, не смотря на меня, медленно ответил:

- Да что, не так уж и хреново... Бывало и хуже...

Тут к нам сзади подошел Эль-Марко и обнял обоих за плечи:

- Друзья, полно вам. Надо же радоваться! Мы снова собрались вместе. А вместе мы кое-чего можем, так? Мйар, я скучал.

Он стал теребить меня за щеку, но я, не стерпев этаких надругательств, проворно и, надеюсь, достаточно больно щелкнул его по лбу.

- Ой, - сказал Эль-Марко, - зачем ты это?

- А вот нефиг, ты и так... чувствую... приложился к делу моей регенерации... А я, между прочим, за сутки бы сам все отрегенерировал!

- У нас нет времени, чтобы ты разлеживался, - сказал Камориль. - Хрупкая красота моей теперешней жизни может рухнуть в любой момент. И твой покой отшельника - тоже!

- Не драматизируй! - отмахнулся я. - Все не так плохо!

- Но и не хорошо, совсем не хорошо, - некромант не сдавался. - Ты, наверное, как всегда ничего не запомнил, пока твой организм алкал боя и крови... И получил все, что хотел, - следует признать. Так вот, совокупность фактов, плюс обрывки сведений в мозгах мертвецов... заставляют меня волноваться.

- Мм... - протянул я, - теперь мой организм алчет мяса... то есть, еды. Эль-Марко, хватит дразнить, давай угощай!

- Один момент! – оживился тот.

- Я ему уже рассказал, что происходит, - продолжал Камориль. - И оно не касалось нас, пока мы не полезли вызволять мальчишку. Оно-то, понятно, деяние, соответствующее твоему наивно-хаотическому мировоззрению и даже некоторым моим увлечениям потакающее, но - необдуманно это все. Теперь у нас, наверняка, будут проблемы, довольно тягостные, хотя и разрешимые. Кабы, знаешь, еще чего не вышло.

Я ничего не сказал, вгрызаясь в сочный кусок пиццы. Нет, ну а что? Что тут скажешь? Я вообще не слишком-то помню, что случилось прошлой ночью...

- В умах мертвецов было пусто, - продолжал некромант, - почти у всех, кроме одного...

- Ну да, ты же не можешь в обыкновенной ситуации читать всю информацию, - Эль-Марко сел напротив нас и повязал на шею салфетку. - Если б вы меня сразу с собой позвали, сведений было бы больше.

- Ну, кто ж знал, - Камориль педантично разрезал пиццу на квадратики. - У одного в момент смерти своя жизнь была на уме, у другого вообще какая-то фигня... третий думал о сжавших его бедрах Мйара, и только четвертый думал о том, что все произошло из-за мальчика. О чем они тревожились, то я и узнал. Если бы того 'собаковода' смогли порешить, может, что-то еще бы всплыло. А так... Какие-то гибриды человека и животных, тоже мне, химеры антропоморфные. Не так удивительно, насколько не понятно, зачем?.. Сейчас? Кто и зачем в наше время занимается магической гибридизацией? Очевидно же, что в обход Заповеди, - дикая дикость, или дикая дерзость... И Ромка им зачем? Понятно теперь, что ценность у пацаненка не надуманная, она правда есть, и она велика… Но узнали они о нем – как? От кого? Я думаю послать письмо в гильдию некромантов...

- Ты ж вольный, - Эль-Марко запил пиццу персиковым соком. - Думаешь, помогут?

- Ну, я надеюсь. Может, хотя бы дадут официальное разрешение на использование каких-то артефактов. Сформулирую запрос по возможности хитро, на всякий случай.

Да, Камориль был 'вольным'. Он, будучи нетривиально талантливым магом, тяготился надобностью исполнять гильдейские обязанности, и, к тому же, не любил какое-либо руководство. Более того, изучать одну лишь чистую некромантию казалось ему скучным, а по закону использовать сложное безмолвное волшебство на стыке школ было то ли нельзя, то ли не очень можно. Кроме того, с его членством в гильдии связана какая-то довольно мутная история, которую я целиком не знаю. За сим Камориль не входит в гильдию некромантов, но в тамошних документах числится. Более-менее точно я знаю одно: в свое время он каким-то образом выкупил себе эту относительную 'волю', что само по себе удивительно. Теперь он обязан хранить у себя некоторые особо ценные и опасные творенья человеческого гения, но пользоваться ими на свое усмотрение ему нельзя.

Вообще-то сейчас гильдия некромантов не такая уж большая. Постоянной локации она не имеет, маги собираются несколько раз в год по письменной договоренности то у одного, то у другого члена гильдии, благо, состояния им позволяют не скупиться и разъезжать куда угодно в любое время. Сдается мне, все ныне существующие гильдии (а их насчитывается пять штук) устроены примерно так же. Кроме поглощающих, конечно, это ведь совсем отдельный разговор... Различает эти магические товарищества, кроме направленности, только численность магов да внутренние уставы, которые в любом случае координируются с Заповедью Неугомонного Сердца. В редких случаях главы гильдий собираются вместе и вписывают некие новые тезисы в эту таинственную и полумифическую книгу, или просто решают что-нибудь очень важное.

Если уж говорить о системе контроля магии в целом, то... Я никогда не хотел вникать во все эти подробности, но как-то так получилось, что немного вник. Как по мне, все это – ересь и бюрократия, но что и как в мире устроено решаю не я, так что... Мне приходится раз в год заполнять анкеты и прочую макулатуру, так как я зарегистрирован в департаменте исключительных дел как 'потенциально опасный агент', что бы это ни значило. Ах, да. Департамент. Это явление никак к гильдиям магов не относится и полностью подчинено руководству страны; чиновники на местах, по сути, контролируют 'несознательных' чудаков вроде меня и низших полуразумных тварей типа троллей, русалок, домовых, ашей и аров, о существовании которых после пресловутой Войны Причин простой люд предпочитает говорить либо плохо, либо никак. Еще я слышал, что, вроде бы, в наших краях есть вампиры, но они крайне асоциальны и в контакт ни с кем не вступают. Кроме вампиров и организованных магов, тут можно напороться на оборотней, уже упомянутых троллей и леших, - ежели в горных чащах блуждать потемну. В общем, нечеловечины здесь водится в достатке, но она вся тихая, редкая, напуганная, практически незаметная, и, потому как для человека бесполезная - то и незамеченная почти. Раньше, и я даже это помню, как-то по-другому все было. Больше было странного и оно было агрессивней. А уж что после войны творилось... Ох. Так что, нынешнее состояние дел кажется мне естественным, и осторожность магов вполне понятна.

Действия колдунов контролируют поглощающие - опасные и, на мой взгляд, непредсказуемые ребята, которые сами, по сути, являются магами. Классика жанра, как ни крути. Репутация у них та еще. Я, правда, из них тоже ни одного не видел - и это меня несказанно радует. Хоть я и не маг.

Есть еще то самое 'пламенное просвещение' - разветвленная сеть спецкурсов для простых людей под протекцией церкви Потерянного, где неофитам втолковывают (за деньги, естественно) основы науки обращения с энергиями, заодно выявляя среди них потенциальных чародеев и(или) просто шизофреников, применяя особые свои церковные методы. Талантливые дети, бывает, рождаются и у простых, ни в жизни волшебного не видевших родителей – и цель пламенного просвещения как раз в том, чтоб этих деток вовремя распознать. Так же, говорят, неприкаянные провидцы мутировали в неформальное объединение бабок-ведуний, но тут уже я никак не разбираюсь, знаю только, что оно есть.

В общем, организаций всяких много, разобраться в них всех не просто, и мне кажется, что я знаю только треть того, что мог бы знать. Уверен, Камориль ведает больше. Но вот куда идти с повинной в случае разорения нами подземного бункера с химерами-мутантами?.. Ума не приложу.

- А что там с документами? - спросил я. - Или с письмами, что там Ромка тащил?

- Хо-хо, - Камориль вздернул брови, - а тут вообще забавная история вышла. Пацанчик же, смышленая наша зверушка, оказался непрост, и, сбегая от любезных химер, выкинул пакет с письмами и фотографиями под раздолбанную карусельку. Мы туда смотались утром, пока вы с мальчишкой дрыхли... ага, как только Эль-Марко тебя отреставрировал чуток.

- На моем новом красавце, - Эль-Марко сверкнул белоснежными зубами.

- Ага, байк - заглядение, просто зверь! - согласился Камориль. - Почем, кстати, брал?

- Эй-ей, так что там с письмами? - напомнил я. Развели тут болтовню светскую!

- Так вот, приезжаем, роемся на детской площадке. А неисповедимы пути ценных бумаг, пускай то и чьи-то каракули... Пакета нет, писем нет. Что делать? Мы в расстройстве, уже мозгуем, стоит или не стоит соваться снова в бункер, чтобы его хорошенько обыскать... Тут мне позвонил наш зверек, - Камориль блаженно улыбнулся, - и заявил, что все в порядке.

- Короче, суть в том, что мать, в спешке, всунула ему пакет с бухгалтерскими отчетами, а не с фотографиями, - весело встрял Эль-Марко, - и письма деда спокойно лежат по его адресу! Камориль отдал мальчишке мобильник, который тебе купил, тот позвонил матери, а она стала отчитывать его за пропажу документов. Ну, а после этого Ромка позвонил Камориль.

- Женщину, конечно, жалко, на работе ее не похвалят, - отметил некромант. - Но для нас это неслыханное везение. Так что, Мйар, давай, ешь, пей, и пойдем докапываться до истины.

- Поедем, - уточнил Эль-Марко.

А я жевал и не говорил. Собственно, я даже был рад, что Камориль этак стройно расписал план мероприятий. А везение... ха, на то я и рыжеват! Мне если уж не везет - то по-крупному, а в мелочах я вполне привык полагаться на удачу.

- Одна маленькая проблема, - сказал я, поставив на стол стакан с соком. - Если наши, ныне покойные, приятели-мутанты забрали те самые бухгалтерские отчеты, то они уже всенепременно знают адрес проживания Романа. По крайней мере, тот единственный собаковод вполне мог додуматься...

В кухне повисла тишина, нарушаемая лишь гудением кондиционера в дальней комнате.

- Приедем на место, я зачарую входные двери, - пожал плечами Камориль. - На сигнал, да что-нибудь такое-этакое наворожу с элементами кружевного 'авось'. У меня даже уже руки чешутся и есть идея, что именно ворожить! Кападастер, ты зажмешь мне струну для тренировки? Давно мы этим не занимались, кто знает, как тебе приноравливаться теперь будет...

- Попробуем, никаких проблем, - Эль-Марко бросил свою тарелку в раковину. - Сейчас, мигом переоденусь, и поедем, куда там нас снова несет нелегкая.

 

'Суть волшебства колдуньи вероятностей заключалась в том, что она видела возможности вещей и людей, и тут же могла поспособствовать тому, на что вышеперечисленные способны. К примеру, если от статуи вот-вот отколется правая рука, колдунья вероятностей могла бы глянуть на это дело, и... ничего бы не произошло. Но вот если бы кто-то коснулся руки статуи, то тут уж не избежать мраморных осколков по полу. Ее сила действовала и на варианты типа 'А если вот тут подклеить, а тут подмазать, а здесь вот скотчем замотать!' - непременно при условии выполнения поклейки, замазки и обмотки. Была и обратная сторона у этого колдовства: если ей казалось, что что-то невозможно, то хоть кол на голове теши, - дело с места не двинется,' - прочел Ромка абзац из довольно-таки новой книжицы. Издание прошлого года, одна из типографий областного центра. Странно. Написано на обложке - 'Особые Случаи Края' и год проставлен внизу. Он думал, это что-то художественное (если понимать 'край' не как местность, а как точку перелома событий), а это оказались причудливо подобранные отрывки из отчетов и писем, чуть ли не дневников. Документальная такая, судя по внутренностям, книженция. Достаточно интересно, но как-то совсем не то, что могло бы ему помочь на данный момент.

Ромке хотелось конкретики. Какого-то четкого руководства с план-схемами, так, чтобы наглядно было указано и расписано, что означает красный, оранжевый или голубоватый цвет сияющей нити. Одними смутными ощущениями и догадками толку не добиться, нужно знать, доподлинно знать. Пример не решить без формулы, а с магией этой, судя по всему, не совладать без теории. Ромке, судя по всему, досталось какое-то крайне запутанное информационное колдовство, без всяких там плюшек к атаке, в котором, к тому же, никто особо и не разбирается. Ромка даже подумывал о том, чтобы настоять и, несмотря на опасения Мйара, выпить-таки то темно-фиолетовое зелье, которое давеча хотел влить в него Камориль. Ну, случится у него пищевое отравление, но не помрет же он от этого... А то даже не ясно, какую именно информацию искать, каким текстом запросы в сети писать... Такие материи не разобраны в большинстве игрушек. Никаких тебе огненных шаров и близко. Никаких тебе цепных молний или заморозки. Ромка вздохнул: раньше, до прихода кошмаров, ему часто снилось, как он зажигает огонь в своих ладонях. Потаенная эта мечта - стать огненным чародеем, - была слабо осознаваемой и такой, из разряда неосуществимых никоим образом, светлых, идеальных мечт. А теперь он... кто? Экстрасенс? Медиум? Телепат? Эти-то хоть что-то могут на практике сообразить, а он... кажется, ничего не может. Просто видит странные вещи. Но это, все же, много больше, чем есть у других ребят, таких, каким он и сам когда-то был, которым волшебство - любое волшебство! - только снится – тайное, запретное, позабытое, но прописанное в сердце с той, другой стороны.

Каждый мальчишка знает, что есть вещи, о которых не говорят. Со временем даже самые суровые родители пробалтываются о чем угодно, кроме этого. Когда тебя настигают твои четырнадцать, рано или поздно, - к тебе придут, всучат книжку с целомудренными, выхолощенными картинками, написанную энциклопедическим языком, - на, мол, ознакомься, что такое межполовая любовь. Сеть, конечно, расскажет тебе об этом раньше, откровеннее и циничнее. Хотя, это как повезет и смотря, куда попадешь.

Но о гильдиях магов тебе не расскажет никто. А спросишь – правда ли, что в той войне принимали участие чародеи? – промолчат или высмеют. Говорить о том, что было – неприлично. Нельзя. Но это было. Мальчишки чуют это, и когда об этом говорят – встает дыбом короткая шерсть на загривках. Мальчишки подозревают друг друга в причастности к тайне и отчаянно этой причастности хотят, настолько, что придумывают небылицы. Никто этим сказкам не верит, и Ромка тоже не верил в дружеские россказни до поры до времени, хоть и продолжал видеть сны о том, как в руках его распускается невиданный цветок огненного волшебства…

И вот, оно произошло. То, чего быть не может, и то, чего Ромка ждал.

И даже пускай это в сущности никакой не магический дар, а помутнение разума, - пускай. Но он видел восставших мертвецов и, кроме прочего, держал за руку человека, у которого в каждом пальце четыре фаланги и глаза горят в темноте желтыми угольками. И это значит, что мальчишеские легенды, неотличимые от слухов, правдивы, и все догадки – не зря. Чародеев не повывели под ноль, и то, о чем молчат родители, молчат бабки и деды – существует, дышит, живет совсем рядом и умирать не думает. Маги – не сказка, не блажь, не ложь, они реальны, сильны и разумны, настоящие, обыкновенные, невероятные. И еще... Но это слово даже произносить нельзя, оно – фоном, оно – серое, оно - как дымок или шепот…

Всемогущие.

Да. Кто-то. Где-то. Пускай не он сам, и не Камориль Тар-Йер – но где-то ж может быть такой волшебник, чтобы почти, как Потерянный бог?..

Ромка потер пластырь. Ну, хоть обошлось без фигурных шрамов.

Снимать - не снимать... интересно, а будет ли видно нити тех трех мужчин в комнате, что этажом ниже? И как разделить все эти слои энергий, и что как правильно называется? И... и все это призрачное, полупрозрачное великолепие, похожее на внутреннее солнце каждого, подернутое рябью, горящее или тлеющее, сияющее или тусклое - что же это на самом деле? Правда ли – та самая «душа»? Долго смотреть - убиться можно, слишком... странно. Завораживающе. Кружит голову, наскоками плывет, а то и исчезает враз... Как с этим быть? Может, со временем пройдет? Столько вопросов, и ни одного ответа. Чудаковатый некромант знаком с предметом поверхностно, сконцентрированный на своей профессии и специализации. Что уж говорить о Зубоскале, Мйаре Вирамайна. Но в знаковом том письме дед сказал, что Мйар поможет, и пока что причин усомниться в его словах Ромка не видел, тем более что страшных снов не случалось вот уже третью ночь подряд.

Ромка искоса глянул на большую круглую прорезь чердачного окна. Там, верно, и уместиться можно легко, стена-то толстая, форма как раз соответствует изгибу спины, и от пола расстояние с голень. Можно сидеть и книжки читать... или на дождь пялиться осенью.

Его мысли прервал скрип винтовой лестницы.

- Пойдем вниз, - махнул рукой Мйар. - Кстати, тебе же Камориль мобильник-то отдал, который мне покупал? Он говорит, что простейший взял, чтобы я не путался, ну а, раз такое дело, тебя мама-то наверняка не похвалит за утрату старого...

Ромка улыбнулся: его старый мобильник был бесподобно допотопен, черно-бел и исцарапан знатно.

- Отдал, - кивнул он и вернул книгу на стеллаж. - А что, едем ко мне?

- Ага, - Мйар растянул края цветастых шорт, как юбку, - будешь представлять маме трех пришибленных мужиков! Даже не знаю, стоит ли, на самом деле...

- Да ее дома не будет, скорее всего, - задумчиво ответил мальчик. - А если будет... Ну, скажу, что вы... э-э... женихи сестры?

- О, у тебя сестра есть?

Мйара очевидно обрадовала перспектива.

Ромка кивнул.

- Симпатичная? - спрашивал Зубоскал уже по пути вниз.

- Ну, такая... – протянул Ромка. Замолк. С минуту подбирал эпитет к Алечке, пока, наконец, не определился: - Она разная... раньше лучше была, потом поменялась, сейчас вот обратно куда-то меняется, чем-то новым увлеклась…

Ромка скосил взгляд на Зубоскала: тот был румян и чем-то доволен. В нем тоже чувствовалась перемена, если не случившаяся, то намечающаяся. По крайней мере, между этим Мйаром и тем, которого Ромка видел при первой встрече в подвале четырнадцатого дома, разница была ощутима.

Эль-Марко Кападастер предстал перед ними в широких пятнистых штанах, полосатой телогрейке, приталенном болотного цвета пиджаке и в невысоком черном цилиндре.

- Думаешь произвести впечатление на даму? - подмигнул Мйар.

- Мы с тобой просто давно не виделись. Я сейчас всегда так хожу, - заявил Кападастер. - Давайте торопиться. Скоро электричка отходит?

- Через восемь минут, - выплыл из-за перегородки с комнатными растениями Камориль. - Все всё забыли, ничего не взяли?

Выходя следом за Мйаром из дома, Ромка грустно проводил взглядом хромированный байк Кападастера.

- Вот это... вещь, - восхитился он чуть погодя.

- Что, покататься хочешь? - спросил Мйар. – Я думаю, как будет время, Эль-Марко тебя покатает, если захочешь.

- Правда? – встрепенулся Ромка.

- Ну, да. Зуб даю - не откажет. Он, вообще-то, добрый.

Расправившись с дверным замком и воротами, Эль-Марко догнал успевшую было скрыться за поворотом компанию.

Теперь они шли по красной черепичной крошке, устилающей тропинку, вверх, к искусственной насыпи железнодорожной полосы. Резкое полуденное солнце давало плотные тени. Начинало припекать, и, как это всегда бывает в таких местах, время засахарилось, как сироп, практически замерло. Дорога пылила, над городком внизу реяли чайки. Женщины с авоськами и неформального вида девочки оккупировали единственную на станции лавочку. Ромка вздохнул и приготовился ждать.

А ведь его одноклассникам, возможно, прямо сейчас, дают новый материал по геометрии...

- О да, да! Пахлава - это именно то, что нужно моему милейшему другу!

Ромка вздрогнул и обернулся: Камориль протягивал деньги одной из старушек на лавочке. Некромант возвращался, играя бровями:

- Мйарчик, а смотри, что у меня есть!

Лицо Мйара не выражало никаких эмоций, но на нем предательски дергался левый глаз.

- А, фиг с тобой, давай ее сюда! – не выдержал Мйар и алчно вгрызся в хрустящее слоеное тесто, обильно пропитанное медом и посыпанное корицей.

Эль-Марко шлепнул себя по лбу и пробормотал какое-то ругательство, а Ромка хихикнул в ладошку.

Как того и следовало ожидать, вскоре развалившиеся в электричке на свободных сидениях Мйар и Камориль причитали в два голоса, что страдают невообразимо и зверски хотят пить. Камориль устал от этого первым, встал и пошел курить в тамбур.

Странно, что никто из троицы не смотрелся в электричке слишком уж чужеродно: ни Эль-Марко в цилиндре и полосатой фуфайке; ни Мйар в цветастых широких шортах, ни эпатажный Камориль в черном и узком, а местами и слишком блестящем. Наверное, - думалось Ромке, - это от того, что они все тут выросли, где-то здесь. Или, хотя бы, в этой стране. А может и вовсе, - друзья детства, когда-то почти одинаковые, одетые в истертую и мятую мальчишескую одежку, подстриженные под ежик, катались они в этой электричке из дома Эль-Марко в город и обратно... разве что, Камориль, например, всегда был ниже и худощавей ширококостного Мйара, рослого не по годам, и, наверное, зачастую ломал то руку, то ключицу, оттого и стал учить язык костей, а потом и в некромантию подался...

- Смотри, отклеился, - незаметно вернувшийся Камориль провел пальцем по лбу Ромки, приклеивая лепесток пластыря на место. - А ты все ворон считаешь, зверек?

Ромка вздрогнул: прикосновение было холодным.

- Ой, не заметил... он отклеился, а изменений как-то и не было никаких... все как всегда. Может, прошло все?

Камориль вздернул бровь:

- Да ну...

- Смотри! - вскрикнул Мйар, указывая куда-то в окно. Эль-Марко приник к стеклу со своей стороны, а Камориль вытянул шею. - Это же тот самый горный монастырь! Крыло левое обрушилось!

- Тысяча дохлых кошек, а мы же там лазили! - произнес Эль-Марко.

- Так давно это было, - Мйар сел спокойнее, все еще смотря в окно.

Мимо проносилась скала с выдолбленными в ней окошками, пещерами, лестницами и переходами. Некоторые окошки были застеклены грубыми витражами, а на самых нижних дверях висели замки. Обрушившееся место электричка давно проехала.

- Я там череп козла нашел, - медленно и почему-то немного смущенно поведал Камориль. - Хотя память и правда очень... какая-то... кусками.

- Долго нам еще? - спросил Ромка. Сам он в эту часть пригорода ни разу не ездил. Тем более, в электричке.

- Минут двадцать, - сказал Камориль, - скоро уже.

Оставшиеся двадцать минут Эль-Марко рассказывал о делах на винограднике отца его бывшей девушки, который стал его хорошим другом. Ромка не слушал и думал о своем.

Вероятность того, что на людном вокзале его встретит кто-либо из знакомых, была низкой, но все же была. Он старался идти чуть поодаль от странной троицы мужчин, и даже место в автобусе выбрал с краю.

Волшебство – это хорошо. Но... есть еще кое-что. Ромке не давал покоя следующий вопрос: какой смысл, в самом деле, некроманту заботиться о делах Мйара и его, Ромкиных? Не то, чтобы Камориль ему не нравился. Просто немного обескураживала готовность Камориль и Эль-Марко Кападастера ввязываться в проблемы Зубоскала. Ромка считал себя проблемой именно Мйара и не думал спрашивать помощи ни у кого, кроме него. Может, некромант и Эль-Марко так развлекаются. А может, они чем-то обязаны Мйару. Хотя, на обязанность их поведение не похоже было: это или удивительной крепости и наваристости дружба, или Ромка совсем ничего не смыслит в отношениях между людьми. Хотелось бы, конечно, верить, что все так и есть. В душе Ромка радовался, что познакомился с этими особенными людьми, - даже без всякой магии. А Эль-Марко ведь наверняка так же не прост, как и Мйар, и Камориль. Но с другой, изнаночной стороны Ромку терзала мысль о "синдроме утенка", и он еще не мог точно охарактеризовать свои чувства по этому поводу. Люди, конечно, не книги и не кинофильмы, но, если мужчинами руководит тот самый, недостойный вид привязанности - когда ты любишь кого-то не за то, кем он является, а потому, что это просто первый попавшийся человек, проявивший к тебе симпатию, - то как же их уважать при этом?..

- Нам налево, - указал мальчик, когда они зашли во двор его дома. Подошел к двери, быстро набрал код замка. - Пойдемте, нам на седьмой этаж, на лифте поедем?

- Мы на лифте, Мйар пешком, - Камориль закатил рукав, подкручивая что-то на часах.

- Почему это? - возмутился Мйар.

- Потому, что твоя тушка должна вспомнить, каково ее предназначение, - сказал некромант, заходя в лифт и нажимая кнопку. В закрывающихся створках мелькнула недовольная физиономия Зубоскала:

- Даю вам фору в шесть секунд! - бросил он.

Ромке стало немного стыдно за то, что одежда Камориль может соприкоснуться с грязными стенками лифта. Иррациональное чувство. Он отогнал его, уставившись на металлические двери. Механизм неторопливо отсчитал семь этажей, и створки разошлись.

- Я еще в прекрасной форме, - вздернул брови 'скучающий' у перил Мйар.

- Ты обогнал нас на пятом этаже, а это весьма посредственно, - ткнул его ногтем в плечо некромант, - а ты сытый, выспавшийся и довольный! Это никуда не годится!

- Да я только отрегенил половину массы, ты чего!

- Не половину, а даже пятой части там не было, не я ли тебя из катера вытаскивал?







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 120. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.018 сек.) русская версия | украинская версия