Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Рефлексивные системы (теория познания, методология и логика науки) как формы научно-теоретического осмысленна познавательных действий




Гносеология не была изначально ориентирована исключительно на воспроизведение особенностей научного познания, хотя весь ход событий в этой области философского знания свидетельствует о том, что интенсивнее всего в гносеологии осмысливались именно требова­ния, наиболее близкие принципам научного мышления, а характери­стики вненаучного познания, как правило, ставились им в оппози­цию. Так были выделены упомянутые ранее оппозиции "мнение — знание", "вера — знание", "польза — знание", в ходе анализа кото­рых уточнялся предмет гносеологии и оттачивался ее категориально-понятийный аппарат. В итоге теория познания сформировалась как раздел философии, предмет которого составляют всеобщие предпо­сылки, формы, пути и возможности познания, отношение знания к реальности и условия его истинности.

В рамках згой широкой формы рефлексии над познавательными процессами были выработаны фундаментальные представления о структуре познавательной деятельности (в том числе в науке) и ос­новных принципах ее рефлексивного осмысления. Познавательные процессы мыслились как взаимодействие человека и объекта позна­ния, специфика которого (взаимодействия) обусловлена, прежде всего, особенностями познаваемого объекта, спецификой познавательных способностей человека и в определенной мере используемого при этом инструментария ("органона"). Считалось, что познавательные способности человека как одво из проявлений способностей его психи­ки обеспечивают адекватную ориентацию в мире, а возможности ис­пользуемого инструментария позволяют в большей или меньшей степени четко выделить объект и предмет познания, контролировать ход познавательного процесса (опыта или рассуждения) и опреде­ленным образом обосновать и оформить полученный результат. Наиболее отчетливо такого рода представления впервые были изло­жены Аристотелем в его "Органоне».

В русле гносеологии, как предельно широкой формы рефлексии над познавательными процессами, на первых же этапах ее развития зародились представления, имеющие более узкую направленность и сферу применения, а именно, формы рефлексии над научным позна­нием. Наиболее ранним стимулом к этому были импонирующая философам большая строгость, системность и последовательность мышления представителей зарождающейся науки по сравнению с моралистами и учителями мудрости. Второй, более поздний стимул для развития рефлексии над познавательными действиями, органи­зованными в форме науки, — становление экспериментально-мате­матического естествознания, т.е. развитие самой науки.

Разумеется, ученые всех времен тем или иным способом осмыс­ливали особенности своей интеллектуальной работы, находя иногда довольно тонкую грань между ней и другими видами духовного ос­воения реальности. Это были исторически обусловленные и истори­чески оправданные представления внутринаучной рефлексии. Тем не менее часто балансируя между религией и здравым смыслом, реп­резентирующим схемы практического действия, они далеко не все­гда давали четкое представление о наличии особого эпистемологи­ческого статуса у науки и специфике научных познавательных дей­ствий по сравнению с теми, которые были включены в обыденное познание и другие виды конкретной человеческой деятельности.

Опытная наука, которой не знали Античность и Средневековье, потребовала более полных и четких представлений об исследова­тельской деятельности. Этим объясняется выход на первое место в гносеологии проблемы метода, вокруг которой концентрировались не только другие проблемы гносеологии, но и онтологические вопросы. Классические философские и научные работы XVII вв.: "Рассуж­дение о методе" Р. Декарта, "Новый органон" Ф. Бэкона, "Математи­ческие начала натуральной философии" И. Ньютона и другие предста­вляют собой сочетание конкретно-научных методологических реше­ний, философско-гносеологических и онтологических концепций.

Наряду с такого рода интегративностью новых форм рефлексия над познавательными действиями в науке (в контексте философс­ких проблем ее называют эпистемологическим поворотом) наибо­лее важное значение имела интенция на осмысление используемого метода, оказавшая значительное воздействие на последующее разви­тие форм рефлексии и становление методологии научного познания как ее качественно новой формы.

Научная методология, или методология научного познания, яв­ляется сложноструктурированной системой рефлексивного знания. В узком смысле — это учение о методах научного познания. Но поскольку метод связан с другими компонентами познавательной деятельности, необходимо более развернутое определение. Методо­логия научного познания — это рефлексивная система, отражаю­щая структурную динамику научного знания и рационально обосно­ванные оптимальные пути его приращения.

Исходные представления методологии научного познания, как отмечалось, формировались в русле внутринаучной рефлексии прак­тически на всем протяжении развития науки. Однако решающими для ее теоретического становления событиями оказались процессы философского осмысления исследовательской деятельности, осуще­ствляемые первоначально на базе категориально-понятийного аппа­рата теории познания. В рамках внутринаучной рефлексии методо­логия научного познания долгое время существовала исключительно в форме конкретно-научной методологии, т.е. как рефлексивная си­стема, отражающая рационально обоснованные оптимальные вари­анты организации познавательных действий в той или иной конкрет­ной дисциплине или области исследований, пользуясь почти исклю­чительно их средствами. Поэтому ее результаты носили локальный характер. Известно, что предписываемые конкретно-научной мето­дологией варианты организации познавательных действий заметно различаются даже в одной группе научных дисциплин. Например, в естествознании наблюдаются существенные различия между мето­дологическими принципами биологического, химического и физичес­кого исследования, несмотря на определенные успехи в редукции первых к принципам физического исследования. Еще более ощутимы различия методологической парадигмы естественных и гуманитар­ных наук. Привлечение категориально-понятийного аппарата тео­рии познания (активизировавшееся на рубеже XIX-XX вв.) имело два важнейших следствия:

ü положило начало формированию общенаучной методологии;

ü трансформировало гносеологические проблемы и вопросы (о возможности существования достоверных источников и путях дос­тижения истинного знания, его основных формах, границах позна­ния, критериях истинности знаний и др.) в методологические, со­держание которых структурируется на основании установки на поиск рационально обоснованного оптимального варианта позна­вательных действий. В итоге к 60-70-м гг. XX в. методология научного познания сформировалась в качестве самостоятельной философской дисциплины.

В настоящее время методология научного познания имеет доста­точно определенно выраженную тенденцию к выделению из филосо­фии в автономную область знаний, подобно тому, как это значительно ранее произошло с логикой, этикой и эстетикой, а в недавнее время с науковедением. Независимо от того, в каком направлении пойдут события, к настоящему времени достаточно четко определилась внут­ренняя структура методологии научного познания. Она включает три уровня:

1) конкретно-научная методология как форма осмысления опти­мальных (рациональных) вариантов организации познавательных действий в конкретной научной дисциплине или области исследова­ния на основании представлений о ее методах, структуре и динамике накопленного в них знания; она включает сведения о характере ис­следуемых проблем, совокупности используемых методов, формах вы­ражения, способах систематизации и обоснования знания именно в данной дисциплине или области исследований;

2) общенаучная методология как рефлексивная система, вклю­чающая представления об общенаучных подходах и формах знания, а также особенностях стиля научного мышления; она изучает осо­бенности качественного, количественного, системно-структурного, синергетического, информационного и других общенаучных подходов, структурно-функциональные особенности научной картины иссле­дуемой реальности, идеалов и норм научного исследования, харак­терные для научного познания в целом или для большой совокуп­ности научных дисциплин;

3) философская методология как система принципов, основанных на представлениях о сущности, главных путях, возможностях и все­ общих предпосылках познания; это принципы, задающие наиболее общие ориентации в познавательной деятельности: на выявление сущности исследуемого явления или на описание феноменов, явле­ний (объявляя сущность избыточным понятием или фикцией), на определенный способ понимания соотношения континуального (не прерывного) и дискретного (четко разделенного), жестко детерми­нированного и вероятностного в исследуемом объекте и соответственно способ фрагментации исследуемой реальности, на определенное пони­мание соотношения чувственного и рационального в познании и др.

Естественной предпосылкой и нормой развития методологии на­учного познания является относительно равноправное взаимодей­ствие и взаимовлияние всех трех уровней. Если чрезмерно домини­руют философская или общенаучная методология, в науке в скором времени обнаружится избыток абстрактных умозрительных и об­щих предписаний при дефиците оригинальных представлений и методов. Гипертрофирование конкретно-научной методологии при­ведет к навязыванию схем мышления и методов конкретных дис­циплин в тех областях исследования, где их эвристический потенци­ал явно недостаточен. История науки в качестве классических при­меров такого рода дает использование представлений и методов механики к исследованию живой природы, социальных объектов и духовных процессов. Менее известны, но достаточно показательны попытки решить фундаментальные проблемы химии на основании представлений и методов квантовой физики. Как "терроризм лабо­раторий" в конце XIX в. были квалифицированы ориентации на использование химико-аналитических методов в познании живого.

К числу философских дисциплин, изучающих познавательные действия, организованные в форме науки, относится также логика научного познания. Ее следует считать одной из научно-теоретичес­ких форм рефлексии над познавательными действиями, несмотря на некоторые трудности в определении ее предмета и соотношения с теорией познания и методологией. В настоящее время фактически никто уже не придерживается точки зрения, согласно которой пред­мет логики научного познания составляет исключительно анализ формальной структуры определений {дефиниций), понятий, вопро­сов, проблем, гипотез, законов, теорий и других форм знания. Наряду с этим аспектом предмет логики научного познания представлен рядом так или иначе связанных с ним направлений логического анализа. В их числе:

1) исследование специфики различных логических выводов (по индукции, дедукции, абдукции, умозаключений по аналогии);

2) выявление закономерностей конструирования искусственных (формальных) языков науки;

3) определение смыслов эмпирических и теоретических терминов;

4) анализ перевода языка теорий на язык наблюдений;

5) разработка логических критериев истинности научного зна­ния (трактовка принципов непротиворечивости, полноты процедуры доказательства и др.)-

Соотношение логики научного познания с теорией познания и методологией по их предмету может быть достаточно четко разграни­чено, если воспользоваться самыми общими представлениями о компо­нентном составе познавательной деятельности, системообразующих отношениях этих компонентов и типах рефлексивного отношения субъекта к первому и второму в рамках научной познавательной деятельности.

Первое представление включает:

1) системы объектов;

2) системы познавательных действий;

3) системы знаний.

Второе — типы системообразующих отношений (гносеологическое — между системами знаний и системами объектов, методологическое — между системами знаний и системами действий, третья пара отношений — между системами познавательных действий и системами объек­тов — непосредственно не фиксируется, поскольку не бывает бес­проблемного и беспредпосылочного научного познания, изначально не оперирующего определенной совокупностью знаний о познанном и непознанном и их связи, т.е. без того, что охватывается первыми двумя типами отношений).

В рамках третьего представления выде­ляют три типа рефлексивного отношения субъекта деятельности к компонентам:

1) к системам объектов — онтологическое;

2) к систе­мам познавательных действий — праксиологическое;

3) к системам знаний — логическое, а также два типа рефлексивного отношения к отношениям (связям) между компонентами:

ü гносеологическая рефлексия представляет собой анализ связей знаний и систем объек­тов;

ü методологическая рефлексия представляет собой анализ свя­зей систем знаний и систем познавательных действий[10].

С учетом изложенных представлений о компонентах познавательной деятель­ности, характере их отношений и типах рефлексивного отношения познающего субъекта к первому и второму предмет теории познания оказывается соотнесенным, прежде всего, с исследованием сущности, всеобщих предпосылок и возможностей познания в духовном пости­жении реальности, предмет методологии науки — с исследованием рационально обоснованных механизмов приращения знания, пред­мет логики научного познания — с осмыслением системы знания как результата научного познания (рис. 1).

Рис. 1. Соотношение теории познания, методологии и логики науки по их предмету, определяемое коррелятивно типу рефлексивного отношения к компонентам познавательной деятельности и их связям

 

Это представление было выработано в ходе длительной дискус­сии о соотношении теории познания, методологии и логики науч­ного познания. Предмет каждой из них, во-первых, в какой-то мере пересекается с предметом смежной формы теоретического осмыс­ления познавательных действий в науке, но явно тяготеет к изуче­нию их вполне определенного аспекта. Во-вторых, данное представ­ление ориентирует на более корректное употребление терминов логика" и "методология" научного исследования для характерис­тики реального исследовательского процесса. В частности, необхо­димо разграничивать смысл словосочетания "логика научного ис­следования", употребляемого для выражения таких его характери­стик, как целенаправленность и упорядоченность, процессуальная определенность и последовательность, от описанного выше более точного смысла. В первом случае специфически познавательные характеристики воспроизводятся в минимальной степени. С тем же основанием, т.е. имея в виду лишь целенаправленность и упорядо­ченность действий, говорят о логике политической, экономической, социальной и в принципе любой человеческой деятельности. Во вто­ром случае данное словосочетание коррелирует с большим пластом сложноструктурированных познавательных проблем.

Аналогично смысл термина "методология" в научном исследова­нии должен связываться не только с представлением о выборе методов исследования, но и о действиях, направленных на уточнение его целей и задач, корректировку проблемы и критериев оценки ее ре­шения, выявление механизмов взаимодействия различных форм знания при движении к искомому решению, на определение общих тенденций развития знания в данной области исследований. Наряду с этим необходимо учитывать, что в последнее время методологию трактуют в предельно широком смысле: как форму осмысления пред­посылок, средств и методов рационализации и оптимизации позна­вательной, преобразовательной и коммуникативной деятельности. При этом методология научного исследования понимается как форма те­оретического осмысления только одного из видов человеческой дея­тельности или, что то же самое, как одна из методологий, в теорети­ческом плане наиболее развитая и системная.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 1183. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2020 год . (0.004 сек.) русская версия | украинская версия