Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

В.4. Берлинский конгресс (1878 год) и его решения. Расстановка сил в Европе после конгресса




С подписанием 3 марта 1878г. Сан-Стефанского мирного договора закончилась русско-турецкая война 1877-1878гг..

Сан-Стефанский договор расширял территорию Болгарии, ей передавалась значительная часть Эгейского побережья. Болгария становилась княжеством в но­минальной вассальной зависимости от султана, простирав­шимся от Дуная и Черного моря до Эгейского моря на юге и албанских гор на западе. Турецкие войска лишались права оставаться в пределах Болгарии. В течение двух лет ее должна была занимать русская армия. Для покровительниц турок — английской и австро-венгерской дипломатии — такое положе­ние представлялось неприемлемым. Британское правительство опасалось, что, включив Болга­рию в сферу своего влияния, Россия фактически станет среди­земноморской державой. Вдобавок новые границы Болгарии так близко подходили к Константинополю, что проливы и ту­рецкая столица оказывались под постоянной угрозой удара с болгарского плацдарма. Ввиду этого Сан-Стефаиский договор встретил со стороны Англии резко отрицательное отношение.

Столь же мало отвечал Сан-Стефанский договор и интере­сам Австро-Венгрии. Сан-Стефанский договор предусматривал также полную суверенность Черногории, Сербии и Румынии, предоставление Черногории порта на Адриатике, а румынскому княжеству — Северной Добруджи, возвращение России Юго-Западной Бес­сарабии, передачу ей Карса, Ардагана, Баязета и Батума, а также некоторые территориальные приобретения для Сербии и Черногории. В Боснии и Герцеговине должны были быть проведены реформы в интересах христианского населения, равно как на Крите, в Эпире и Фессалии.

Россия получила многое из того, за что выступала в течение ряда последних лет. Она внесла большой вклад в дело освобождения славян­ских народов от турецкого ига. Русско-турецкая война была завершающим этапом восточного кри­зиса. Подписанный в Сан-Стефане мир существенно изменил полити­ческую карту Балканского полуострова.

Хотя мирный договор был подпи­сан, предстояла большая борьба за выполнение тех его условий, против которых выступали Англия и Австро-Венгрия. Новые границы Болгарии простерлись почти до Константинополя, что вызвало не только тревогу у султана, но и протест Англии, а Австро-Венгрию больше всего беспо­коило усиление влияния славянских народов на Балканах.

4 июня 1878 г. между Турцией и Великобританией была подписана так называемая Кипрская конвенция, в которой говорилось, что если Батум, Ардаган, Каре или какая-либо иная местность будут удержаны Россией или она попытается захватить другую часть территории Пор­ты, то султан соглашается «предназначить остров Кипр для его оккупа­ции и управления Англией»; если же Россия вернет Турции какие-либо завоевания, сделанные ею в Армении, то остров Кипр будет оккупиро­ван Англией, а конвенция потеряет силу. Англия также добивалась от­мены или смягчения ряда статей Сан-Стефанского договора. Еще 30 мая 1878 г. между Россией и Великобританией было заключено соглашение об изменениях в нем. Англия, говорилось в соглашении, отвергает мери­диональное деление Болгарии, но уполномоченный России оставляет за собой право защищать на конференции свою точку зрения; разграни­чение на юге будет изменено так, чтобы отделить Болгарию от Эгейского моря, а ее западные границы будут исправлены по национальному признаку; английское правительство оставляло за собой право обсудить на предстоящем конгрессе вопрос о продолжительности и характере рус­ской оккупации Болгарии.

Русско-английское соглашение об изменениях в Сан-Стефанском договоре должно было стать основой для выработки решений конгресса европейских стран, который предстояло провести в Берлине. На созыве конгресса по вопросу о русско-турецком мире настаивали Австро-Венг­рия, Англия и Германия.

Англия вела закулисную подготовку к конгрессу, по сути возглавив главные силы против России. В ходе переговоров с Андраши, она дос­тигла договоренности о совместных дипломатических действиях по бол­гарскому вопросу. В свою очередь, Австро-Венгрия обещала Англии оказать поддержку по вопросам Боснии и Герцеговины.

Россия согласилась на созыв такого конгресса, учитывая соотноше­ние сил и сложившуюся обстановку. Уступчивость русской дипломатии объяснялась соотноше­нием сил, которое сложилось с самого начала восточного кри­зиса. Война с Турцией создавала для России риск столкнове­ния с Англией и Австрией. Царское правительство боялось идти на такой конфликт, особенно ввиду позиции, занятой Германией. Еще 19 февраля 1878 г. Бисмарк произнес знаме­нитую речь, в которой заявил, что в восточном вопросе он не более как «честный маклер»: его задача — поскорее привести дело к концу. Таким образом, Германия публично устранилась от активной поддержки русского правительства. Все же Россия еще раз попыталась заручиться такой под­держкой. Она помнила, как тот же Бисмарк усиленно под­стрекал русское правительство начать войну против Турции. Но оказалось, что канцлер успел превратиться в миротворца. Теперь он «советовал» России в интересах мира согласиться на созыв конгресса. Очевидно, Бисмарк рассчитывал, что гер­манская дипломатия сумеет кое-что заработать на этом: продемонстрировать изоляцию России, дать ей почувствовать свою слабость, углубить англо-русские противоречия. Русскому правительству не оставалось ничего другого, как примириться с необходимостью отдать условия мира на суд и решение международного конгресса.

Берлинский конгресс открылся 13 июня 1878 г. Делегации стран возглавляли: России — Горчаков, Гер­мании — Бисмарк, Англии — Биконсфилд (Дизраэли), Австро-Венг­рии — Андраши, Франции — Ваддингтон, Италии — Корти, Турции — Каратеодори-паша. В качестве наблюдателей на конгресс были пригла­шены представители балканских государств.

Председательство­вал Бисмарк, как «хозяин». К представителям Балканских государств и Турции пред­седательствующий Бисмарк относился с нескрываемым пре­зрением. Турецким делегатам он грубо заявил, что судьбы Турции ему достаточно безразличны. Если же он и тратит свое время на конгрессе в летнюю жару, то делает это только ради предотвращения конфликтов между великими держа­вами. Положение русской дипломатии на конгрессе было труд­ным: Англия и Австро-Венгрия были открытыми противни­ками, Бисмарк вел себя двулично, разыгрывая «честного мак­лера». Во Франции Деказ в конце 1877 г. уступил место Ваддингтону, представителю правого крыла республиканцев. Он сменил русскую ориентацию французской политики на англий­скую и германскую и поддерживал на конгрессе Англию. Он надеялся на подачки со стороны последней на колониальном поприще и на сотрудничество в предстоявшем урегулировании турецких долговых обязательств.

Основные контуры решений конгресса были намечены уже в англо-русском соглашении от 30 мая. Но там границы Бол­гарии были определены лишь в общих чертах. Между тем их детали в связи со стратегическим значением балканских пере­валов имели весьма серьезное значение. Поэтому вокруг этих проблем шли оживленные дебаты. Споры вызвал также вопрос об объеме прав султана в южной части Болгарии, расположен­ной к югу от Балканского хребта: здесь решено было образо­вать автономную провинцию Османской империи под наиме­нованием Восточная Румелия. Выход к Эгейскому морю она не получила,

Вскоре же после открытия конгресса в английской печати появилось разоблачение англо-русского соглашения от 30 мая. Это вызвало сенсацию. Раскрытие перед обществен­ностью предварительной сделки с Россией побудило Дизраэли занять на конгрессе самую непримиримую позицию: в Англии его упрекали в излишней «уступчивости», тем более, что Кипр­ская конвенция, которой он с лихвой себя вознаградил, все еще оставалась тайной для публики. Все же англичане согласились на передачу Варны и Софийского санджака Бол­гарии; русские в свою очередь уступили, дав согласие на пре­доставление султану права держать свои войска в Восточной Румелии. Срок русской оккупации Болгарии был установлен в 9 месяцев, но за Россией осталась миссия организовать пра­вительственную власть в Болгарском княжестве — правда, при участии консулов других великих держав.

2 вопрос об оккупации Боснии и Герцеговины Австро-Вен­грией прошел на конгрессе более или менее гладко. Англия и Германия поддерживали Австрию, а Россия не могла отсту­пить от обязательств, принятых еще по Будапештской конвен­ции 1877 г. Турция возражала, но ее голос не был принят во внимание. Очень раздражена была Италия, желавшая получить себе «компенсации» за усиление Австро-Венгрии.

Русские территориальные приобретения в Азии опять едва не привели к кризису конгресса. Англия утверждала, будто по соглашению от 30 мая она не давала России своей санкции на присоединение Батума, а согласилась лишь на его оккупацию. В обмен за уступку в этом воп­росе они требовали согласия России на английское тол­кование статуса проливов, стараясь добиться для англий­ского флота доступа в Черное море. Солсбери объявил, что принцип закрытия проливов, установленный конвенциями 1841, 1856 и 1871 гг., носит характер обязательства держав пе­ред султаном. Следовательно, это обязательство отпадает, в случае если сам султан пригласит в проливы тот или иной флот. Со стороны русской делегации такое толкование встретило решительный отпор. Шувалов выступил с декларацией, в которой заявил, что обязательство о закрытии проливов дер­жавы приняли не только перед султаном, но и друг перед дру­гом. Кончилась эта полемика тем, что Батум был все же отдан России при условии, впрочем, объявления его свободным пор­том. Россия получила также Каре и Ардаган. Баязет оставили за Турцией. Наконец, конгресс оставил в силе постановление Сан-Стефанского договора о Бессарабии, Добрудже, о независи­мости Черногории, Сербии и Румынии. 13 июля конгресс закончил свою работу подписанием Бер­линского трактата, изменившего Сан-Стефанский договор. Рос­сия была лишена значительной части плодов своей победы. Но и национальные интересы балканских народов грубо попи­рались в угоду политическим и стратегическим соображениям Англии и Австро-Венгрии. Болгарский народ конгресс лишил единства, которое обеспечивал ему Сан-Стефанский договор. Для: Боснии и Герцеговины турецкое владычество конгресс заменил австро-венгерским. Против новых хозяев вспыхнуло восстание, которое было жестоко подавлено. «Защитники» Тур­ции — Англия и Австрия — без выстрела захватили: первая — Кипр, вторая — Боснию и Герцеговину. Таким образом, суще­ство Берлинского трактата сводилось к частичному разделу Турции. Та дипломатическая борьба, которая велась вокруг подписания Сан-Стефанского договора, показала слабость Рос­сии — экономическую, политическую, военную. Она вынуждена была отступить под натиском требований Англии и Австро-Венгрии.

Говоря о значении Берлинского конгресса, следует помнить, что бал­канские государства получили независимость, а Болгария — политиче­скую автономию.

Расстановка сил и та дипломатическая борьба, которая велась вок­руг каждого пункта, подвели русское правительство к весьма важному политическому итогу. По мнению Горчакова «дальнейший расчет на Союз трех императоров есть иллюзия».

В конце XIX в. обстановка в Европе оставалась напряженной. Хотя Россия и выиграла русско-турецкую войну, но это не укрепило ее меж­дународный авторитет. Вновь обострились ее отношения с Англией. Охлаждение между двумя странами было связано с политикой, прово­димой консервативным кабинетом Б. Биконсфилда на всем Востоке: в Туркмении, на Балканах, в Иране и Туркмении, в Афганистане и Ки­тае. Наибольшая напряженность между двумя странами возникла в Средней Азии и на Балканах.

После Берлинского конгресса произошли значительные изменения в расстановке сил. Преж­де всего, ухудшались русско-германские отношения и началось сбли­жение Германии с Австро-Венгрией. 7октября 1879 г. в Вене был подписан германско-австрийский союзный и оборони­тельный договор. Бисмарк хотел, чтобы этот союз двух государств был на­правлен не только против России, но и против Франции. Однако австрий­ский канцлер Андраши настоял на исключительно антироссийском союзе.

В первой же статье договора говорилось о том, что в случае, если одна из договаривающихся сторон подверглась бы нападению со сторо­ны России, обе стороны обязуются выступить на помощь друг другу «со всею совокупностью военных сил своих империй и соответственно с этим не заключать мира иначе, как только сообща и по обоюдному согласию». Вторая статья договора предусматривала взаимный нейтралитет Авст­рии и Германии при нападении на одну из них другой державы. Если же нападающей стороне будет оказана поддержка Россией, то ли в форме активного содействия, или путем военных мероприятий, то вступает в силу обязательство сторон, обусловленное 1-й статьей. Внешне этот договор выглядел миролюбиво, хотя имел чисто военный характер и был направлен против России. Он явился первым в числе ряда договоров, заключенных в конце XIX начале XX в., привед­ших к созданию двух противостоящих коалиций.

Австрия стремилась сблизиться с итальянцами для обеспечения своей безопасности на Западе в случае войны с Россией. После длительных переговоров и колебаний как с австрийской, так и с итальянской стороны в мае 1882 г. Австро-Венгрия, Германия и Италия подписали союзный договор, который известен как Тройственный союз.

Фактически создание военно-политического блока Германии, Авст­ро-Венгрии и Италии стало первым шагом на пути к Первой мировой войне. Стороны взяли на себя обязательство не принимать участия ни в каких союзах, направленных против одного из участников договора. Этот договор являлся уникальным, ибо в нем в мирное время говорилось о том, что подписавшие его державы в случае одновременного участия в войне не будут заключать сепаратного мира.

В последние годы XIX в. расстановка полити­ческих сил на европейской арене характеризовалась созданием военно-политических блоков и союзов. В конце 80-х годов обострилась обстанов­ка на Балканах. В Восточной Румелии произошло восстание, приведшее к воссоединению Болгарии. В Болгарии и вообще на Балканах усилилось противостояние Австро-Венгрии и России. После освобождения части сла­вянских территорий от турецкого ига Болгария попала в большую эконо­мическую и финансовую зависимость от Австро-Венгрии. В этом районе, как и вообще на Востоке, все большее значение наряду с военными мера­ми играли финансы. Между Англией, Германией и Россией шла борьба за экономическое преобладание в этом регионе. Одновременно ухудшились русско-германские отношения. Бисмарк стремился оказать влияние на Россию, ограничивая русский импорт.

Франция достаточно реалистично оценивала обстановку в Европе. Ведя войну в Индокитае, Париж заботился и об укреплении восточных границ. К этому надо добавить и заметный рост в стране реваншистских идей. Все это вместе взятое заставляло Францию обратить особое вни­мание на Россию.

Понимая возможность нового столкновения с Францией и учиты­вая складывающуюся обстановку, Бисмарк старался хотя бы внешне наладить отношения с русским императором. В России тоже были сто­ронники сближения с Германией. Германия через своих послов стала оказывать содействие проводимой Россией политике. В то же время на­гнеталась обстановка вокруг Франции. В результате в конце 1880-х го­дов, как и накануне франко-прусской войны 1870-1871 гг., Бисмарк че­рез послов и прессу пытался уверить, что он лично, как и вся Германия, не хочет войны и сделает все для того, чтобы ее не было, но она все же может возникнуть по вине Франции. Германские послы зондировали в Лондоне и Петербурге позиции на случай такой войны.







Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 2573. Нарушение авторских прав


Рекомендуемые страницы:


Studopedia.info - Студопедия - 2014-2019 год . (0.002 сек.) русская версия | украинская версия