Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Биоэтика как социальный институт





Возникновение на рубеже 1960–70-х гг. и дальнейшее бурное развитие биоэтики является не только ярким событием в истории науки, но и важным событием в истории общества, в развитии современной цивилизации
в целом. Биоэтика – это не только наука, но и социальный институт теперешнего (разг.)! сегодняшнего? современного? общества.

Для современного нынешнего человека стало общепризнанным фактом: научно-технический прогресс представляет собой не только источник все новых и новых благ цивилизации, но и угрозу окружающей человека природе, да и самому человеку. Биоэтика возникла как ответ на эту угрозу.

В русле биоэтики общество создает социальные механизмы этического контроля развития современной биомедицины, что обеспечивается как новыми функциями уже существовавших социальных учреждений, так
и формированием новых социальных движений, социальных учреждений.

Огромное внимание уделяют биоэтике ведущие общественные организации – ООН (особенно такие ее подразделения, как ЮНЕСКО и Всемирная организация здравоохранения, ВОЗ), Совет Европы и др. В 1997 г. Совет Европы (членом которого Российская Федерация стала в 1996 г.) принял "Конвенцию по биоэтике" [7, с. 105–112], работа над которой длилась шесть лет. Следует заметить, что конвенция, как документ международного права, обязательна к исполнению всеми подписавшими ее государствами, которые обязаны должны после подписания привести в соответствие с этой международной конвенцией свое национальное законодательство. В настоящее время к Конвенции по биоэтике присоединилось большинство европейских стран (вопрос о присоединении России находится на стадии обсуждения).

Процесс развития биоэтики не только как науки, но и как социального института нашел наиболее полное выражение в формировании системы этических комитетов в современном здравоохранении. Это совершенно новый институт современной техногенной культуры, объяснив его роль
в современном обществе, можно наиболее полно раскрыть сам феномен биоэтики. Уже в 1960-е гг. западный мир увидел нарастающую угрозу своему благополучию и даже самому существованию человечества в ускоряющемся развитии естествознания. Достижения современной науки не только невиданно быстрыми темпами улучшали качество жизни человека, но одновременно косвенно способствовали загрязнению окружающей среды, раскручиванию гонки вооружений, приближая мир к глобальной катастрофе. Осознание тотальной угрозы биосфере философы назвали "экологическим поворотом человечества", который далее трансформировался
в "биоэтический поворот человечества" [18, с. 125–128]. Особенно много страхов вызвали биомедицинские вмешательства в процессы естественного зачатия и умирания человека, чем и объясняется обостренный интерес
к биоэтике со стороны всех религий.

Здесь можно лучше объяснить феномен биоэтики – огромную популярность этой науки в современном обществе. В дополнение к тем определениям биоэтики, которые приводились выше ("современная медицинская этика", "наука о моральных дилеммах современной медицины"), можно сказать: биоэтика есть этика защиты жизни в условиях бурного развития современной биомедицины. Последнее определение наиболее приемлемо
и для светских, и для религиозных трактовок биоэтики.

Этические комитеты (комиссии) и стали социальным механизмом защиты жизни, прав и достоинства человека в условиях развития современной биомедицинской науки. Первые этические комитеты возникли в США, где процесс их формирования занял почти 10 лет.

В начале 1960-х гг. в Сенате США прошли дебаты в связи с "талидомидной трагедией" в Европе. В конце концов были выработаны принципы Качественной клинической практики (GCP – Good Clinical practice) – системы строгого научного контроля в процессе создания новых лекарств. После испытания нового фармакологического средства на животных оно проходит четыре фазы испытания на человеке [14, с. 184-185].

Система GCP обеспечивает прежде всего безопасность и эффективность лекарственных средств при лечении больного человека, т. е. является современным воплощением древнего этического принципа "Не навреди!". Однако при клинических испытаниях новых лекарственных средств (и любых других научно-медицинских нововведений) есть и другая сторона дела – безопасность человека как испытуемого, подопытного (здорового добровольца или пациента).

В 1966 г. огромный общественный резонанс в США получила статья авторитетного ученого Генри? Бичера, в которой автор предал огласке 22 случая (собранные по академическим медицинским журналам) грубейших нарушений профессиональной этики в исследовательской медицине. Показателен следующий случай из статьи Бичера. От больной меланомой злокачественные клетки были трансплантированы ее матери, которой сказали, что будут получены новые научные иммунологические данные о вероятности образования антител, которые могут оказаться действенными при лечении больной дочери. Имплантат был взят у больной за день до ее смерти. Мать умерла спустя 451 день после операции [12, с. 83].

Исторической датой считается 8 февраля 1966 г., когда в США главный хирург Национального института здоровья подписал закон, согласно которому финансирование любого проекта исследований, связанных с человеком, разрешалось после предварительной проверки этого проекта комитетом, составленным из коллег. Т. е. в первоначальном, еще незрелом виде этические комитеты в США были внутриведомственными.

Окончательное решение об эффективности этического контроля за биомедицинскими исследованиями в США было найдено в 1971 г., когда Департамент здравоохранения и защиты человека создает особые этические комитеты, которые в США получили название Общественных советов по надзору научных учреждений. Таким образом, в США исследовательские этические комитеты возникли как государственно-государственный контрольный орган. В их состав наряду с профессионалами-учеными обязательно должны входить хотя бы один "непрофессионал" и хотя бы одна женщина. При выявлении этических нарушений этические комитеты имели полномочия прекратить бюджетное финансирование исследований.

В 1970-е гг. этические комитеты как социальный механизм этического контроля биомедицинских исследований на людях начинают создаваться
и в некоторых других странах, что нашло отражение в исторических дополнениях, внесенных в текст Хельсинкской декларации ВМА в 1975 г.,
в которой впервые формулируется положение: "Интересы испытуемых должны всегда превалировать над интересами науки и общества". В Декларацию внесено дополнение о независимых этических комитетах, призванных проводить этическую экспертизу всех проектов исследований
с использованием человека в качестве объекта: "Цель и ход осуществления каждой экспериментальной процедуры, включающей опыты на людях, должны быть ясно изложены в протоколе эксперимента, подлежащем передаче специально назначенной независимой комиссии, которая рассматривает эксперимент, делает критические замечания и вносит поправки … Протокол эксперимента должен всегда содержать формулировку соответствующих этических соображений с указанием, что принципы, провозглашенные в настоящей Декларации, полностью соблюдены" [25, с. 18].

В настоящее время формы организации этических комитетов в сфере здравоохранения чрезвычайно разнообразны, но прежде всего они разделяются на "исследовательские" и "больничные" [20, с. 598].

Первый больничный комитет был создан в 1979 г. в Массачусетской больнице г. Бостона (одной из клинических баз Гарвардского университета). Если в 1983 г. этические комитеты были только в 1 % американских больниц, то в 1988 г. уже 70 % больниц, насчитывающих более 200 коек, имели этические комитеты [7, с. 66–68]. Целью комитетов является выработка рекомендаций: по улучшению законодательства; распределению дефицитных медицинских ресурсов; отключению жизнеподдерживающей аппаратуры или прекращению искусственного питания у терминальных больных; порядку хранения медицинской информации и т. д. Одной из задач больничных этических комитетов является этическое и правовое образование не только медперсонала, но и пациентов или и/или? и?их близких [20,
с. 599].

Первые Этические комитеты в России начинают были создаваться на рубеже
1980–90-х гг. [7, с. 68]. Практически все они относятся к типу исследовательских (например, комитеты при в Научном центре хирургии РАМН, Институте медико-биологических проблем РАН и др.). При этом в России совсем нет больничных этических комитетов. Главными недостатками российских этических комитетов являются отсутствие у них профессиональной независимости, бессистемное появление и исчезновение, отсутствие какой-либо иерархии и т. д. [17, с. 16–19].

В апреле 2006 г. был учрежден Российский комитет по биоэтике (РКБ) при Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО как общественный экспертно-консультативный орган национального уровня. Целями РКБ являются:

- оценка этических, правовых, научных и социальных проблем, касающихся исследовательских проектов и связанных с ними научных технологий, объектом которых является человек;

- участие в подготовке законопроектов РФ, затрагивающих проблемы биоэтики (в феврале 2007 г. Комитет рассмотрел вопрос о продлении действия Федерального закона "О временном запрете на клонирование человека" от 20 мая 2002 г. № 54-ФЗ);

- экспертиза проектов международно-правовых документов, законодательных и других нормативных актов РФ на предмет их соответствия обязательствам РФ по биоэтике;

- мониторинг соблюдения международных и внутригосударственных биоэтических норм при проведении научных исследований и в практическом здравоохранении, содействие процессам ратификации РФ международных документов в области биоэтики;

- выявление и анализ новых тенденций развития биоэтических норм, а также международной практики в этой области с целью адекватной реакции современного российского общества на происходящие изменения.

Этические комитеты – не единственное направление развития биоэтики как социального института, другими направлениями являются создание научно-исследовательские центры и внедрение биоэтики в качестве учебной дисциплины в современные системы образования [26, с. 112].

Литература Алфавитный принцип?

1. Балашов, О. Н. Искусственное оплодотворение: что думают православные?/ О. Н. Балашов // Человек. – 1995. – № 3. – С. 77–81.

2. Гуревич, А. М. Биомедицинская этика / А. М. Гуревич ; под ред. В. И. Покровского. – М. : Наука, 1997. – 412с.

3. Врачебные ассоциации, медицинская этика и общемедицинские проблемы : сб. офиц. документов / под ред. В. Н. Уранова. – М. : ПАИМС, 1995. – 178 с.

4. Глязер, Г. Новейшие победы медицины / Г. Глязер ; пер с нем. – М. : Мол. гвардия, 1966. – 192 с.

5. Бялик, М. А. Хоспис: этический выбор / М. А. Бялик // Медицинское право и этика. – 2002. – № 3. – С. 48–57.

6. Зильбер, А. П. Трактат об эвтаназии / А. П. Зильбер. – Петрозаводск : Петр. ГУ, 1998. – 464 с.

7. Зильбер, А. П. Этика и закон в медицине критических состояний / А. П. Зильбер. – Петрозаводск : Петр. ГУ, 1998. – 317 с.

8. Ляуш, Л. Б. Мировоззрение и биоэтические представления российских студентов-медиков / Л. Б. Ляуш // Медицинское право и этика. – 2002. – № 2. – С. 67–82.

9. Силуянова, И. В. Нравственная культура врача как основание врачебного профессионализма / И. В. Силуянова // Экономика здравоохранения. – 2000. – № 1. – С. 5–8.

10. Силуянова, И. В. Биомедицинская этика в системе медико-биологических знаний / И. В. Силуянова // Медицинское право и этика. – 2000. – № 2. – С. 66–75.

11. Кюблер-Росс, Э. О смерти и умирании : пер. с англ / Э. Кюблер-Росс. – Киев : София, 2001. – 320 с.

12. Малек, П. Морально-правовые аспекты клинического эксперимента: медицинская этика и деонтология / П. Малек. – М. : Медицина, 1983. – С. 80–90.

13. Шамов, И. А. Об отношении врача к эвтаназии / И. А. Шамов // Казанский медицинский журнал. – 1981. – № 2. – С. 75–77.

14. Моисеев, В. С. Принципы качественной клинической практики // Биомедицинская этика / В. С. Моисеев ; под ред. В. И. Покровского. – М. : Медицина, 1997. – С. 184–188.

15. Юдин, Б. Г. Здоровье человека как предмет междисциплинарного знания / Б. Г. Юдин // Общественное здоровье и профилактика заболеваний. – 2004. – № 1. – С. 3–10.

16. Попова, Л. М. Нейрореаниматология / Л. М. Попова. – М. : Медицина, 1983. – 286 с.

17. Сондерс, С. Помощь умирающим / С. Сондерс // Здоровье мира. – 1982. – № 11. – С. 16–19.

18. Тищенко, П. Д. Био-власть в эпоху биотехнологий / П. Д. Тищенко. – М. : ИФ РАН, 2000. – 177 с.

19. Силуянова, И. В. Биомедицинская этика в системе медико-биологических знаний / И. В. Силуянова // Медицинское право и этика. – 2000. – № 2. – С. 66–75.

20. Тищенко, П. Д. Этические комитеты / П. Д. Тищенко // Этика : энциклопедический словарь / под ред. Р. Г. Апресяна и А. А. Гусейнова. – М. : Гардарики, 2001. – С. 598–600.

21. Иванюшкин, А. Я. Эвтаназия: суждение, поиск альтернативы / А. Я. Иванюшкин, Е. А. Дубова // Вестник АМН СССР. – 1984 – № 6. – C. 72–77.

22. Уолкер, А. Э. Смерть мозга : пер. с англ. / А. Э. Уолкер. – М. : Медицина, 1988. – 288 с.

23. Фаулер, М. Д. Этика и сестринское дело : пер. с англ. / М. Д. Фаулер. – М. : Медицина, 1997. – 292 с.

24. Зорза, Р. История Джейн Зорза (Путь к смерти. Жить до конца) ; пер. с англ / Р. Зорза, В. Зорза. – М. : Прогресс, 1990. – 250 с.

25. Хельсинкская декларация (Рекомендации при проведении клинических исследований на человеке) // Хроника ВОЗ. – 1977. – Т. 31. –
С. 17–20.

26. Юдин, Б. Г. Социальная институциализация биоэтики / Б. Г. Юдин // Биоэтика: проблемы и перспективы / Б. Г. Юдин. – М. : ИФ РАН, 1992. – С. 112–123.

Контрольные вопросы

1. В.-Р. Поттер о биоэтике.

2. Социокультурные предпосылки возникновения биоэтики.

3. Моральные дилеммы как предмет исследования в биоэтике.

4. Биоэтика как социальный институт.







Дата добавления: 2014-11-10; просмотров: 3645. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.028 сек.) русская версия | украинская версия