Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Исав и Иаков. (Быт.25)




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Два сына Исаака – Исав («волосатый», «косматый», родился «в красной рубашке» - образ царской мантии) и Иаков («преодолевать», «одерживать победу») явились родоночальниками двух народов: Идумеев или Эдомитян и Израильтян или Евреев. Несмотря на быстрый рост потомства Исава, младший народ -потомки Иакова - вскоре превзошел своих братьев и поработил их себе. Окончательно подчинены были Идумеи Иоанном Гирканом (за 120 лет до Р.Хр.), который заставил жителей Идумеи при­нять обрезание, когда, таким образом, Идумеи подчинились Ев­реям не в политическом только, но и религиозно-нравственном отношении. С этого времени имя Идумеев, как отдельного наро­да, исчезает из истории.

С другой стороны, Ирод Великий стал царем, сменив колено Иуды, уже во время Христа (другая часть пророчества). Вот почему искал убить Христа, как законного «царя иудейского», противника династии самого Ирода.

В высшем духовно-таинственном смысле судьбы потомков Иакова и Исава имели, по толкованию Апостола, прообразовательное значение. Они предуказывали судьбу двух народов - Иудеев, плотских потомков Исаака и христиан - верующих из всех народов. Исав, которому по первородству принадлежали особые преимущества, прообразовал Евреев, которым, как Бого­избранному народу, принадлежали великие блага "всыновление и слава, и заветы, и законоположение, и служение, и обетование от них произошел по плоти и Искупитель человечества" (Рим.9, 4-5), Иаков был прообразом язычников. Но несмотря на это, Евреи не наследовали великих благ обетований, данных отцам их.

Вместо плотского Израиля в Церковь Христу были призваны верующие из всех народов. Это отвержение плотских потомков Авраама и избрание духовного Израиля и предуказано было в об­стоятельствах рождения Ревеккою Исава и Иакова. Это избрание одного и отвержение другого, спасение человека вообще, зави­сит от божественного предопределения, которое основывается на предвидении и правосудии Господа.

Ст. 12-15. Видение Иаковом таинственной лестницы в Ханаане, по дороге в Харран (в дом Ревекии), на месте второго явления Бога Аврраму (тоже Вефиль – Бэт-Эль) можно рассматривать, прежде всего, в ближайшем значении по отношению к самому Иакову и затем в духовном или таинственно-прообразовательном смысле по отношению к божественному устроению спа­сения человеческого рода.

По отношению к Иакову, оставившему отеческий дом, ок­руженному чуждыми народами, идущему в отдаленную землю, таинственное видение показывало, что Иаков, не оставлен без по­кровительства, что Господь бодрствует над одиноким странником, охраняет его через Своих ангелов. Поэтому Господь ободряет Иакова, обещая ему Свое покро­вительство во всей его последующей жизни и благополучное воз­вращение в землю обетованную.

В общем же плане божественного домостроительства о спа­сении человечества видение Иакова поясняло и дополняло преж­ние обетования об Искупителе. Оно предуказывало, что несмотря на отпадение человека от Бога, Господь бодрствует над падшим человечеством, что Бог, промышляя о человеке, невидимо посыла­ет на землю ангелов для служения людям, ищущим спасения (Евр. 1,14), и что в определенное время Сам Господь сойдет на землю. Своим схождением и воплощением в потомстве Авраама, Исаака, Иакова Господь соединит небо с землею, падшее человечество примирит с Богом. Сам Христос Спаситель засвидетельствовал исполнение прообразовательного видения Иакова на Себе, когда сказал Нафанаилу, а в лице его всем апостолам "отныне будете видеть небо отверстым и Ангелов Божьих восходящих и нисходящих к Сыну Человеческому" (Ин.1,51). Словами этими Спаситель вы­разил ту мысль, что соединение неба с землею, предуказанное в видении Иакову, вполне осуществлялось теперь, с пришестви­ем на землю Сына Человеческого, Второго Лица Святой Троицы. Отсюда лестница, указывавшая на пришествие Сына Божия, по толкованию Церкви, прообразовала Матерь Божию Деву Марию, чрез Которую совершилось воплощение Христа Спасителя. Поэтому Церковь в своих песнопениях прославляет Богоматерь, как Лест­ницу "юже Иаков виде, по ней же сниде Бог, вознеся нас" (тро­парь по 3 песне канона в четв. утр. 3 гл.).

Лестницею Богоматерь, по объяснению церковных песней, именуется потому, что чрез Нее "воистину нам Бог споживе схож­дением божественным и живот подаде человеком" (тропарь по 5 песне канона в пяти. утр. 6 гл.). Поэтому повествование о видения Иаковом таинственной лестницы полагается Православною Церковью, как паремийное чтение в богородичные праздники (вмес­те с чтениями из книг Притч. 9,1-11 - о Премудрости и пророка Иезекииля 44,1-4 о вратах затворенных).

Обетования, которые изрекает Господь в первый раз Иакову, уже неоднократно изречены были его отцу и деду. Это - обетова­ния о наследовании Иаковом и его потомками земли Ханаанской, о многочисленности его потомства и о благословении через семя патриарха всех народов земли.

Ст. 16-22: Проснувшись, Иаков засвидетельствовал, что Господь показал Свое особенное присутствие на месте бывшего ему видения, с благоговейным страхом патриарх сказал, что здесь Дом Божий и врата небесные, т.е. здесь Бог особым обра­зом явил Свое присутствие подобно тому, как дом (дворец) царя и ворота города (где в древности производился суд), явились обычным местом присутствия царя. Памятником бывшего ему бо­гоявления Иаков поставил камень, служивший ему изголовьем, возлил на него елей, служивший символом милости и благодати Божьей и дал имя этому месту Вефиль, что значит дом Божий. По смыслу обета, произнесенного при этом Иаковом, камень, постав­ленный им, должен быть для Него домом Божьим, т.е. местом свя­щенным - храмом. По преданию, это место – гора «Мориа», где в дальнейшем будет Иерусалимский храм (однако, где же тогда пребывал Салим – древний город, в котором царствовал Мелхиседек?) Кроме сего, по тому же обету Иаков обещал по­святить Богу десятую часть своего имущества. Можно думать, что десятина, посвящавшаяся в подзаконные времена скинии, в патри­архальное время употреблялась на дела благотворительности (ср. Втор.14,28-29).

Приход в Харран к Лавану, встреча с Рахилью у колодца (Ефрем – важный образ «воды живой»: Авраам и Сарра, Исаак и Ревекка, Моисей и Сепфора, Иисус и самаритянка). «Рахиль» - Божья «овца». Семь лет служил за нее, но был обманут Лаваном (получил в жены старшую Лию). Затем – еще семь лет за Рахиль.

Цезарий Арльский: Лия («изнемогать», «истомляться», «обессилеть», слаба глазами) – образ иудейского народа, а Рахиль («ходить», «двигаться», возлюбленная Богом (Иаковом)) – образ язычников. Сначала дана Лия, лишь потом Рахиль. Но служба в любом случае ради любимой Рахили.

 

Дети Иакова
От Лии От Рахили
  От наложницы Зелфы («пылать», «гореть» страстью) 11. Иосиф («прибавлять») От наложницы Валлы («изнуриться», «ветхая»)
1. Рувим («смотрите, сын») 7. Гад («счастье») 12. «Бен-они» (сын страдания моего) – 5. Дан («суд»)
2. Симеон (Шим’он) («слышать») 8.Асир («блаженство») назвала Рахиль перед смертью; 6. Неффалим («мое бдение», «состязание»)
3.Левий («прилепляться»)   Вениамин («сын десницы») – назвал Иаков  
4. Иуда («хвалящий Господа»)      
9.Иссахар («сущность воздаяния»)      
10.Завулон («обитать»)      

 

Возвращаясь на родину после многолетнего пребывания у Лавана, на берегу потока Иавока в уединении вознес молитву Бо­гу о спасении от предстоящих опасностей.

1. Лаван не хотел отпускать зятя, и после встречи Иаков увидел многочисленных Ангелов, охраняющих его («Маханаим» - «два лагеря»).

2. Исав (400 всадников).

Здесь ночью Иакову явился некто, боровшийся с ним до зари (24). Видя как бы не­возможность побороть Иакова, он повредил бедро патриарха и последний его не хотел отпускать, пока тот не даст ему благос­ловения (25-26).

Тогда таинственный борец дает патриарху новое имя и объ­ясняет значение этого имени (27-28). На вопрос же Иакова о его имени, он ответил, что его не нужно знать патриарху, и после сего благословил Иакова (29). Знаменательное событие, совер­шившееся на берегу потока Иавока, патриарх увековечил именем, которое он дал месту таинственной борьбы: «Пенуэл» («вид Божий») (30). Для самого Иакова памятником таинственной борьбы осталась его хромота, а для потомков патриарха событие это увековечилось обычаем не есть жилы животного при бедре (31-32).

Ст.24: С Иаковом боролся:

1. Сам Бог (Иоанн Златоуст).

2. Ангел (блаж. Августин, Ефрем Сирин). В данном случае борьба прообразует Христа, показавшего силу и слабость Иакова (Христос поддался на Кресте, но и повредил бедро Израилю). На это указывает, во-первых, имя, данное патриарху - Израиль, что означает "сражаться с помощью Божьей", «видящий Бога». Далее сам Иаков дает месту таинственной борьбы наименование Пенуэл (слав. "вид Божий"), что значит лицо Божие, указывая этим на (то, что он находился в особенном близком общении с Богом и остался жив) "я видел Бога лицем к лицу, и сохранилась душа моя" (30). Значение же таинственной борьбы для самого Иакова выясняется словами, "ты боролся с Богом (или Ангелами – Элохим), и человеков одолевать будешь". Этими словами внушалось Иакову, что беспокойство его напрасно, что боязнь его пред братом не имеет оснований, что Иаков в силах одолеть врага. Таким образом, молитва Иакова, некогда хитростию предвосхитившего права первородства, принадлежавшие Исаву (25,29-34; 27,1-40), склонила божественное правосудие на милость. Иаков своею верою, молитвою и упованием на божественное мило­сердие как бы победил гнев Божий.

Этим указывалось, что чистосердечное раскаяние и молитва всегда могут склонить гнев Божий на милость. В этом отношении борьба Иакова с Богом, по мнению св. отцов и учителей Церкви, имела таинственное значение, прообразуя великое таинство ис­купления человечества, предуказывая, что настанет некогда вре­мя, когда божественное правосудие преклонится на милость к падшему человеку и человечество примирится с Богом через Хрис­та Спасителя.

При таком общем значении борьба Иакова с Богом и частные обстоятельства, сопровождавшие ее, имели преобразовательное значение. Подобно Иакову, уединившемуся для молитвы, и Христос Спаситель пред Своими страданиями отделился от учеников для молитвы, в которой просил Отца Небесного, да мимо идет от Него чаша страданий. Подобно Иакову, боровшемуся ночью с Богом, Ии­сус Христос имел молитвенное борение с правосудным гневом Бо­жьим за грехи человечества, которые он подъял на Себя и за ко­торые Он должен был умереть. Но как Иаков мужественно выдержи­вал борьбу с Богом, так и Христос с мужеством совершил подвиг страдания: во время борьбы бедро Иакова было повреждено, так и Христос после перенесения искупительного подвига имел на те­ле Своем язвы страданий.

Ст. 25-32: Божественный борец, конечно, с намерением не одолевает Иакова, чтобы дать борьбе то таинственное значение, которое Господу было благоугодно соединить с нею. Но при этом Господь повреждает сустав бедра патриарха. Это нужно было для уверения Иакова в том, что борьба, вынесенная им, была дейст­вительным событием. А в то же время это указывало, что Иаков не должен был превозноситься и приписывать себе победу. Сло­вами "отпусти Меня" Господь выражает ту мысль, что Иаков до­статочно укреплен для перенесения предстоящих ему испытании. Но Иаков уже видел в таинственном борце необыкновенного че­ловека и потому просит его благословения.

По словам пророка Осии, благочестивый патриарх плакал и умолял Господа об этом благословении (12,4). Благословляя Иа­кова, Господь дает ему новое имя "Израиль". Это имя должно было указывать на ту борьбу, которую патриарх вынес. Вместе с тем, оно должно было подкреплять его в после­дующей деятельности, в духовно-нравственной борьбе с искуше­ниями. Господь давал понять, что при божественном снисхожде­нии человеку даются неограниченные благодатные силы для спа­сения.

Вопрос Иакова об имени таинственного борца нельзя пони­мать в том смысле, что патриарх совершенно не представлял, с кем он имеет дело: ниже (ст.30) сам Иаков называет таинствен­ного борца Богом и месту борьбы дает наименование Пенуэл -Лицо Божие. Слова патриарха, выражая прежде всего желание, чтобы Господь полнее явил ему Себя и Свое божеское существо, в то же время заключали в себе просьбу, чтобы Господь обсто­ятельнее раскрыл ему великую тайну Своего милостивого отноше­ния к грешному человечеству в деле искупления. Но так как для человека вообще невозможно совершенное познание божественной сущности, а тайна искупления для ветхозаветного человека была открыта под образами, то Господь не дает ответа на пытливый вопрос Иакова. Своими словами: "на что ты спрашиваешь о име­ни Моем? (оно чудно)" (21,1). Господь внушает Иакову, что желание его не может быть удовлетворено, что он уже доста­точно укреплен для встречи с братом и потому должен довольствоваться тем, что открыто ему, не проникая в то, что чело­веку знать еще невозможно.

Это было благословение Ангела, а затем, после выхода из Сихема (из-за события с Диной, за которую хеттеян жестоко наказали Симеон и Левий) в Вефиль – повторяются обетования уже Богом. Несомненно, что это было то благословение, которое Господь не­однократно изрекал Аврааму, Исааку и самому Иакову - благосло­вение, которое вместе с материальными благами давало патриар­ху великие духовные блага.

В Мамре (Хевроне) – встреча с Иаковом, похороны его обоими братьями. В Вифлееме – рождение Вениамина и смерть Рахили. Ее рабыню Валу защищать некому, и с ней переспал первенец Рувим, огорчив Иакова.

Тема 19.

История Фамари (Быт. 38) и закон ужичества (Втор.25,5-10)

 

Неприятность совершилась и с другим сыном Иакова, Иосифом. По зависти братьев, он был продан в Египет, как раб. Одним из продавших, но пришедших в чувство, был четвертый сын Иосифа, Иуда. Господь дал ему возможность почувствовать, каково оно – отцу лишиться любимого сына.

«В то время Иуда отошел от братьев своих и поселился близ одного Одолламитянина, которому имя: Хира. И увидел там Иуда дочь одного Хананеянина, которому имя: Шуа; и взял ее и вошел к ней. Она зачала и родила сына; и он нарек ему имя: Ир. И зачала опять, и родила сына, и нарекла ему имя: Онан. И еще родила сына [третьего] и нарекла ему имя: Шела. Иуда был в Хезиве, когда она родила его.

И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь. Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему. Онан знал, что семя будет не ему, и потому, когда входил к жене брата своего, изливал [семя] на землю, чтобы не дать семени брату своему. Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его».

Буквальный смысл греха Онана – преступление закона ужичества (Втор.25,5-10).

По мнению преп. Кассиана, грех Анана был разновидностью блудной страсти (БК. Ч.2, С.36). По Оригену, «всякий, кто сеет плоть» (оскверняется семенем) и «собирает дела плоти на земле» - умерщвляется Богом» (БК. Ч.2, С.307).

«И сказал Иуда Фамари, невестке своей [по смерти двух сыновей своих]: живи вдовою в доме отца твоего, пока подрастет Шела, сын мой. Ибо он сказал [в уме своем]: не умер бы и он подобно братьям его. Фамарь пошла и стала жить в доме отца своего.

Прошло много времени, и умерла дочь Шуи, жена Иудина. Иуда, утешившись, пошел в Фамну к стригущим скот его, сам и Хира, друг его, Одолламитянин. И уведомили Фамарь, говоря: вот, свекор твой идет в Фамну стричь скот свой. И сняла она с себя одежду вдовства своего, покрыла себя покрывалом и, закрывшись, села у ворот Енаима, что на дороге в Фамну. Ибо видела, что Шела вырос, и она не дана ему в жену. И увидел ее Иуда и почел ее за блудницу, потому что она закрыла лице свое [И не узнал ее]. Он поворотил к ней и сказал: войду я к тебе. Ибо не знал, что это невестка его. Она сказала: что ты дашь мне, если войдешь ко мне? Он сказал: я пришлю тебе козленка из стада [моего]. Она сказала: дашь ли ты мне залог, пока пришлешь? Он сказал: какой дать тебе залог? Она сказала: печать твою, и перевязь твою, и трость твою, которая в руке твоей. И дал он ей и вошел к ней; и она зачала от него. И, встав, пошла, сняла с себя покрывало свое и оделась в одежду вдовства своего.

Иуда же послал козленка чрез друга своего Одолламитянина, чтобы взять залог из руки женщины, но он не нашел ее. И спросил жителей того места, говоря: где блудница, которая была в Енаиме при дороге? Но они сказали: здесь не было блудницы. И возвратился он к Иуде и сказал: я не нашел ее; да и жители места того сказали: здесь не было блудницы. Иуда сказал: пусть она возьмет себе, чтобы только не стали над нами смеяться; вот, я посылал этого козленка, но ты не нашел ее.

Прошло около трех месяцев, и сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена. Но когда повели ее, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи эти вещи. И сказала: узнавай, чья эта печать и перевязь и трость. Иуда узнал и сказал: она правее меня, потому что я не дал ее Шеле, сыну моему. И не познавал ее более».

Кирилл Александрийский: «В истории об Иуде и Фамари опять-таки описывается для нас тайна домостроительства нашего Спасителя» (БК. Ч.2, С.307). Но в чем?

Иоанн Златоуст: То, что Фамарь хранила свое вдовство и решилась на поступок только после отказа Иудой в Шеле, показывает, что цель ее была – «не похоть плотская», а «чтобы не остаться без имени» (БК. Ч.2, С.307).

Ефрем: поразительно, что праматерью рода Спасителя становится «дочь необрезанных». Иуда со временем оправдал ее, приняв в свой дом «за двух других сынов», и не взяв в жены ни ее, «потому что она была женой двух первых его сыновей», и никакой другой женщины, «потому что она была матерью двух других его сыновей» (БК. Ч.2, С.309).

Златоуст: таким образом, он убедился, что не Фамарь была причиной смерти Шуа и Онана, а их злой нрав (БК. Ч.2, С.309).

«Во время родов ее оказалось, что близнецы в утробе ее. И во время родов ее показалась рука [одного]; и взяла повивальная бабка и навязала ему на руку красную нить, сказав: этот вышел первый. Но он возвратил руку свою; и вот, вышел брат его. И она сказала: как ты расторг себе преграду? И наречено ему имя: Фарес. Потом вышел брат его с красной нитью на руке. И наречено ему имя: Зара».

Златоуст: Порядок рождения Зары (Восток) и Фареса (Преграда, разделение) прообразует отношения между Церковью и синагогой. Первенец, с красной лентой – Зара, но «отступил» для Фареса. После же исполнения закона опять явился отступивший, т.е. Зара – иудейский порядок уступил место Церкви.

Иероним: Красная нить указывает на будущие страдания Спасителя.

 

Тема 20. История Иосифа (Быт. 37; 39-50)

 

«Иаков жил в земле странствования отца своего, в земле Ханаанской. Вот житие Иакова. Иосиф, семнадцати лет» (Быт.37,1-2)

Удивительно начинается рассказ об Иосифе. Обычно в Библии, когда излагается родословие — <тольдот> — того или иного лица, перечисляется целый ряд его предков или потомков. Здесь же говорится о родословии Иакова так, словно у него был один только сын — Иосиф! А как же остальные дети? Но дело в том, что Иосиф в то время действительно был в духовном смысле единственным преемником Иакова. Другие братья, как мы вскоре увидим, тогда еще не были достойны своего высокого призвания, еще не доросли до его осознания, что лучше всего видно из истории продажи ими Иосифа. Поэтому все духовное родословие Иакова как бы заключалось в Иосифе. Сам Иаков, будучи пророком, конечно, знал об этом и «любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его» (Быт.37,3)

«Сыном старости» Иакова собственно был Вениамин — он родился последним. Но Иосиф, первенец любимой жены Иакова — Рахили, был «сыном старости его» в ином смысле: отец предугадывал, что именно Иосифу суждено будет покоить и лелеять его в последние годы жизни (как это и сбылось после переселения Иакова в Египет). В течение семнадцати лет Иаков растил и воспитывал Иосифа, и с такой же нежностью и чуткостью Иосиф в течение семнадцати последних лет Иакова ухажи­вал за отцом...

«Вот житие Иакова. Иосиф, семнадцати лет, пас скот вместе с братьями своими, будучи отроком, с сыновьями Баллы и с сыновьями Зелфы, жен отца своего. И доводил Иосиф худые о них слухи до отца их» (Быт.37,2)

Иосиф был пророком, а призвание пророка — не только возвещать будущее, но и содейство­вать благочестию, наставлять людей в заповедях Господних. Поскольку же наблюдение за братьями, духовное руководство ими было свыше поручено Иосифу, то он и доводил все, что делали братья, до сведения отца. Все это было весьма необычно, потому что традиция предписывала старшим братьям опекать младших, здесь же все обстояло наоборот. Но что же делать, если именно Иосиф и только он, обладал в то время пророческим даром между братьями! В этом источник трагического разлада в семье Иакова и того страшного поступка братьев, о котором речь впереди.

Первый всплеск ненависти братьев рожден ревностью: они не могут вынести, что отец любит Иосифа больше них, и поэтому не в состоянии говорить с ним дружелюбно. В оригинале сказано, что они не могли говорить с ним <лешалом> — «к миру», «мирно».

Затем описываются сны Иосифа: о снопах и о звездах, поклонившихся Иосифу (причем в последнем случае ему поклонились и солнце с луной).

И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами? неужели будешь владеть нами? И возненавидели его еще более за сны его и за слова его (Быт.37,7—8)

«За сны» — потому что Господь в них явил превосходство Иосифа; а «за слова» — потому что сам Иосиф мог бы скрыть свои сны, однако по наивности и простодушию сказал о них братьям, и те поняли, насколько чист душою отрок, даже не подозревающий об их зависти. Вторая степень ненависти описана здесь: если первая — это зависть к тому, что отец предпочитает Иосифа, то вторая — это зависть к избранию Божьему. Согласно первому сну, Иосиф избран для владычества на земле. Ведь жатва происходит на земле, поэтому и поклонение здесь символизирует власть земную. Жатва указывает также на завершение судьбы, осуществление усилий всей жизни, «урожай» земного пути. Все это и исполнилось впоследствии, когда Иосиф стал властвовать в Египте.

Иной смысл имеет второй сон Иосифа: если снопы были на земле, то светила — на небе; второй сон говорит уже об избрании в Царстве Небесном.

И он рассказал отцу своему и братьям своим; и побранил его отец его и сказал ему: что это за сон, который ты видел? неужели я и твоя мать, и твои братья придем поклониться тебе до земли? (Быт.37,10)

То, что при каких-то условиях могли бы поклониться Иосифу отец и братья, это еще понятно; но его мать Рахиль к тому времени уже умерла. Поэтому речь в пророческом сне идет уже не о земной жизни, а о небесной.

По мысли св. Амвросия Медиоланского и св. Ипполита Римского, сны Иосифа – это прообраз, пророческое видение не жизни самого Иосифа, а пришествия Мессии (БК, Ч.2, С.292).

Особенно это касается второго сна, истолкованного св. Амвросием как символ Воскресения (ведь мать Иосифа уже умерла), а 11 звезд – апостолов (а не иосифовых братьев, «когда тьма зависти сделала их темными и мрачными, (т.к.) они потеряли сияние звезд, потому что погасили в себе свет любви»). Солнце же и луна, по мнению Цезария Арльского, - евангельские Иосиф и Дева Мария (БК, Ч.2, С.293).

Более того, бл. Ипполит Римский справедливо видит в последнем сне пророчество о Мессии, т.к. «Иаков и Рахиль не назывались солнцем и луной, и не так произошло, как было во сне». Не говоря о том, что Рахиль была уже мертва, «Иосиф, встретив своего отца, сам пал и поклонился ему» (БК, Ч.2, С.294).

Св. Иоанн Златоуст отмечает, что братья правильно понимают этот сон, но, будучи ослеплены умом, отказываются признать истину, которую установил Сам Бог (БК, Ч.2, С.292).

И вот этого братья уже совсем не могли простить Иосифу. Итак, перед нами три ступени зависти и ненависти: во-первых, зависть к человеческому предпочтению; во-вторых, ревность к Божественному благословению в делах земных; и, в-третьих, ревность к Божественному избранию в мире будущем. Таким образом, братья Иосифа открыто восстают против Божьего определения. Правда, они не вполне верят, что Иосиф пророк; и когда Иаков посылает своего сына проведать братьев, то они говорят друг другу: «Вот, идет сновидец; Пойдем теперь, и убьем его... и увидим, что будет из его снов» (Быт.37,19-20) Следовательно, братья хотят по дерзости и неверию испытать, подлинно ли воля Божья была явлена Иосифу в его снах.

Иосиф в это время был послан Иаковом проведать своих братьев, пасущих в Сихеме, и заблудился.

«И нашел его некто блуждающим в поле, и спросил его тот человек, говоря: чего ты ищешь?» (Быт.37,15) Кто этот «некто», не сказано; видимо, это не человек, а ангел. Он назван <иш> - «муж», а это одно из названий ангелов (ср. Дан.10,5; Зах.2,1-3).

«Он сказал: я ищу братьев моих. И сказал тот человек: они ушли отсюда, ибо я слышал, как они говорили: пойдем в Дофан. И пошел Иосиф за братьями своими» (Быт.37,16-17)

Даже если слышал человек речь его братьев, как мог он узнать, что эти люди — братья Иосифа? Ясно, что он «слышал» более, нежели доступно человеческому слуху.

И увидели они его издали, и прежде, нежели он приблизился к ним, стали умышлять против него, чтобы убить его. Они хватают Иосифа, снимают с него драгоценную разноцветную одежду и кидают его в ров. Один только Рувим хочет спасти Иосифа и возвратить отцу. Именно по совету Рувима братья не убивают Иосифа, а ввергают в ров живым (ср. Быт.37,20 и 37,21-24). Но Рувим удаляется, и в этот момент Иуда предлагает продать Иосифа проходящим мимо купцам-измаильтянам.

И братья продают Иосифа за двадцать серебреников, а те, купив столь прекрасного юного раба, отвозят его в Египет, надеясь получить за него от какого-нибудь вельможи гораздо большую цену...

Братья же берут одежду Иосифа и окунают ее в кровь заколотого козла. Одежду приносят отцу со словами: «...Посмотри, сына ли твоего эта одежда, или нет». Иаков погружается в безысходный траур и говорит: «Это одежда сына моего; хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф» (Быт.37,33)

И отец раздирает одежды свои, посыпает голову пеплом и сетует: «С печалью сойду к сыну моему в преисподнюю» (Быт.37,35).

В Египте Иосифа покупает Потифар, начальник стражи фараона, высокопоставленный вельможа. И с этого времени благословение почиет на всем его доме. Потифар видит это и отдает все хозяйство свое в руки Иосифа (Быт.39,1-5). Господь не оставляет Иосифа в рабстве; но Иосифа постигает искушение, дабы вера его и надежда на Всевышнего еще более окрепли.

Искушение приходит через жену Потифара, влюбившуюся в Иосифа, который «был красив станом и красив лицем» (Быт.39,6). По агадическому преданию, десять мер красоты Господь определил для всего мира; из них девять достались Иосифу Прекрасному, а одна была разделена между остальными людьми в разных поколениях... Согласно Агаде и Корану (12, 30-31), жена Потифара Зелика, или Зулейка, рассказала о своей любви подругам. Те стали укорять ее, и тогда она предложила им: «Приходите ко мне и взгляните на него сами». Женщины сидели за столом и чистили ножами апельсины, и в тот момент, когда вошел Иосиф, все они порезали себе пальцы, засмотревшись на его красоту...

Жена Потифара начинает соблазнять Иосифа, но тот противостоит соблазну, напоминая ей о заповедях Божьих: «Вот, господин мой не знает при мне ничего в доме, и все, что имеет, отдал в мои руки; Нет больше меня в доме сем; и он не запретил мне ничего, кроме тебя, потому что ты жена ему; как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?» (Быт.39,8-9)

Однажды эта женщина схватила Иосифа за одежду, но тот, оставив одежду в руках ее, убежал... (Быт.39,11-12) Эпизод с одеждой и здесь указывает на перемену в состоянии души праведника, на его смятение. Оскорбленная в своих чувствах, униженная, жена Потифа­ра оставив при себе одежду как вещественное доказательство, «кликнула домашних своих и сказала им так: посмотрите, он привел к нам еврея ругаться над нами. Он пришел ко мне, чтобы лечь со мною, но я закричала громким голосом» (Быт.39,14)

И по возвращении мужа говорит о том же и ему: «Раб еврей, которого ты привел к нам, приходил ко мне ругаться надо мною, но, когда я подняла вопль и закричала, он оставил у меня одежду свою и убежал вон» (Быт.39,17-18)

Иосиф даже не возражает против обвинения; его совершенная кротость, его абсолютная преданность Богу, провидение им судеб Божьих заставляют его смириться. Он полностью предает в руки Создателя все дальнейшее течение событий, полагаясь лишь на Него. Да и, собственно говоря, возражения ни к чему бы ни привели: вряд ли египетский вельможа поверил бы рабу больше, чем своей жене. Иосифа ввергают в темницу. Казалось бы, для него нет больше никакой надежды. Брошенный в тюрьму без суда и следствия, он может провести в ней всю жизнь, как это нередко бывало (да и теперь случается) в деспотических государствах. Древнеегипетская тюрьма - это подземная смрадная темница (кое-где на Востоке до сих пор тюрьмы представляют собой подземные ямы); в оригинале темница так и названа — <бор> — «яма», «ров» (Быт.41,14). Первый ров, в который братья бросили Иосифа, прообразно указывал на другой ров — темницу, где он теперь оказался. Оба эти рва символи­зируют Египет, который в Священном Писании, в свою очередь, явля­ется образом нашего дольнего мира — мира, где души страдают, — и именуется <Мицраим> — «ущелья», «тесноты». Поэтому об Иосифе сказано, что он был «низведен», «спущен» в Египет (Быт.39,1): по-древнееврейски <гурад> - от глагола <йарад> - «спускаться», «нисходить». И при всяком описании переселения в Египет из Святой земли Библия пользуется этим глаголом.

Итак, Иосиф брошен в тюрьму. Но там вместе с ним оказываются двое придворных фараона - виночерпий и хлебодар. Оба они, по-видимому, находятся в «предварительном заключении», их дела еще рассматриваются. И вот Иосифа, которого Бог не оставляет и в тюрьме, начальник темницы приставляет к этим придворным, чтобы прислуживать им. Оба придворных видят необычные сны, а поскольку древние египтяне были привычны к толкованию снов (в Египте был даже особый разряд жрецов, специализировавшихся на этом), то, проснувшись, они погружаются в печаль. Иосиф спрашивает их о причине печали. Придворные отвечают: «Нам виделись сны; а истолковать их некому. Иосиф сказал им: не от Бога ли истолкования? расскажите мне» (Быт.40,8)

И виночерпий рассказывает о своем сне: ему приснилась виноград­ная лоза с тремя ветвями; на ней показались цветы, а затем появи­лись ягоды; он их сорвал, выжал сок в чашу и подал ее фараону. И Иосиф объясняет сон: три ветви — это три дня; через три дня вернет фараон виночерпия во дворец и будет он, как прежде, подносить фараону вино.

Хлебодару же приснились три корзины, которые стояли у него на голове, а птицы клевали из них хлеб. И отвечал Иосиф и сказал: вот истолкование его: три корзины — это три дня; Через три дня фараон снимет с тебя голову твою и повесит тебя на дереве, и птицы будут клевать плоть твою с тебя (Быт.40,18—19)

Все это сбывается. По-видимому, отрава была найдена в пище, предназначенной для стола фараона, и следствие, которое велось во дворце, за оставшиеся три дня окончательно установило вину хлебо­дара и невиновность виночерпия. И Иосиф, прощаясь с виночерпием, обращается к нему с такими словами: «Вспомни же меня, когда хорошо тебе будет, и сделай мне благо­деяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома» (Быт.40,14)

Онако, сразу же после выхода из темницы «не вспомнил главный виночерпий об Иосифе, но забыл его» (Быт.40,23)

Прошло более двух лет, и фараон увидел сон, очень его напугав­ший: в этом сне вышли из Нила семь тучных коров, а после них вышли семь тощих коров и проглотили тучных, однако сами не стали от этого тучнее. И еще приснились фараону семь полновесных ко­лосьев, растущих на одном стебле, а вслед за ними выросли другие семь, иссушенные восточным ветром и тощие, и они «проглотили» полновесные колосья. Никто из жрецов, толкователей и мудрецов египетских не смог объяснить этот сон фараону.

И вот тогда-то виночерпий вспомнил об Иосифе: «И стал говорить главный виночерпий фараону и сказал: грехи мои вспоминаю я ныне; Фараон прогневался на рабов своих и отдал меня и главного хлебо­дара под стражу в дом начальника телохранителей; И снился нам сон в одну ночь, мне и ему, каждому снился сон особенного значения; Там же был с нами молодой еврей, раб начальника телохранителей; мы рассказали ему сны наши, и он истолковал нам каждому соответ­ственно с его сновидением; И как он истолковал нам, так и сбылось: я возвращен на место мое, а тот повешен» (Быт.41,9-13)

Фараон тотчас велит привести к нему Иосифа. И говорит Иосиф фараону: «Это не мое; Бог даст ответ во благо фараону» (Быт.41,16)

В тридцатилетнем возрасте предстает Иосиф перед фараоном: уже тринадцать лет находится он в Египте (Быт.41,46). Иосиф - абсолютный праведник; свои духовные дарования он не приписывает себе, а сразу говорит, что они посланы ему свыше; он каждым словом обращает людей к Господу. Иосиф, однако, заботится не только о славе Божьей, но и о чести своих ближних. Когда он повествует о своей судьбе виночерпию и просит вступиться за него и вывести его из темницы, его слова звучат так: «Упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома, Ибо я украден из земли евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу» (Быт.40,14-15)

Иосиф не упоминает о преступлении своих братьев, умалчивает он и о коварстве жены Потифара. Не говорит он ничего и о своих заслугах, а только отрицает за собой какую-либо вину. Ибо праведник призван быть ходатаем, защитником людей, а не их обвинителем.

Когда фараон послал за Иосифом и его вывели из темницы, он «переменил одежду свою» (Быт.41,14): это символ того, что Господь дал ему новую силу пророчества, большую, чем прежде. Всякий раз, когда речь заходит о перемене одежды, символически это означает перемену, происшедшую в душе праведника.

Толкуя сон фараона, Иосиф четырежды упоминает Бога, подчеркивая Его промысел и Его заботу о фараоне и Египте (Быт.41,25,28,32). Этим праведник старается обратить царя и придворных к истинной вере. Он говорит: то, что сон повторился дважды, указывает на его истинность (ср. Иов.33,14-18). А значение сна таково: вышедшие из Нила семь тучных коров означают семь лет изобилия в Египте, а семь тощих коров — это семь лет голода, которые наступят после изобилия. Все пропитание Египта зависит от Нила: Египет орошается разливами этой великой реки, а не дождями. Поэтому урожаи будущих лет - «коровы тучные и тощие» — выходят из Нила. И фараон должен, по словам Иосифа, усмотреть разумного и мудрого человека, который собрал бы хлеб наступающих урожайных лет и создал бы для страны большой запас пищи на все годы голода.

«И сказал фараон слугам своим: найдем ли мы такого, как он, человека, в котором был бы Дух Божий? И сказал фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе все сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты; Ты будешь над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой; только престолом я буду больше тебя. И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. И снял фараон перстень свой с руки своей и надел его на руку Иосифа; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею ему» (Быт.41,38-42)

Облачались в виссон и носили золотые цепи египетские жрецы, к которым и был этим актом причислен духовидец Иосиф. Из письмен­ных памятников Древнего Египта известно, что одной из основ религии этой страны было учение о двойниках: у каждого человека, в том числе у фараона, существует двойник, с которым таинственно связана его жизнь. Соединение и взаимное узнавание двойников приносит благо их душам, а взаимное отвержение и взаимная нена­висть ведут обоих к страданиям. Именно этим можно объяснить столь быструю реакцию фараона на слова Иосифа: двойники, согласно древнеегипетским воззрениям, были связаны не только наяву, но и во сне, поэтому они могли толковать сны друг друга. И фараон, узнав в Иосифе своего двойника, сделал его «вторым после себя». В древне­еврейском оригинале употребляется слово <мишнэ> — «второй», и буквально это место можно перевести так: «И он посадил его в колесницу второго, которая (или «который»?) у него» (Быт.41,43).

«И нарек фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах» (Быт.41,44-45), что значит по-древнеегипетски «питающий жизнь» и в то же время созвучно древнееврейскому «открывающий тайное». Иосиф получает титул египетского жреца высокого посвящения. И дальше сказано: «И дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского» (Быт.41,45)

Имя жены Иосифа — Асенефа (Аснат) — означает «служительница богини Нейт», богини мудрости, приблизительно соответствующей греческой Афине. Отец Асенефы был жрецом бога Она, т.е. Озириса. Иосиф, таким образом, вводится в египетское жречество и становится причастен к тайнам религии Египта. Очевидно, очень сложной и важной была духовная задача Иосифа: он должен был, не опровергая открыто постулаты египетской религии, заняв положение верховного вельможи и видного жреца, постепенно привести египетский народ к познанию Единого Бога. Об этом прямо говорится в псалме: в Египте Иосиф «наставлял вельмож его по своей душе и старейшин его учил мудрости» (Пс.104,22)

Очевидно, сразу это сделать было невозможно. Мы помним, что в Египте уже проповедовал Авраам, и его проповедь принесла свои плоды. А деятельность Иосифа, по-видимому, отразилась на произ­веденной гораздо позже религиозной реформе Аменхотепа IV, или Эхнатона, — великого фараона, который сделал первую попытку ввести государственный монотеизм. Правда, единственным божеством был признан не Господь Бог, а бог света Атон, чьим символом стал солнечный диск, но при этом Эхнатон упразднил всех других богов. Некоторые исследователи в самом имени «Атон» усматривают созву­чие с древнееврейским словом рш <Адон> — «Господин», «Господь», которое могло войти в египетский язык еще во времена Иосифа. Да и после смерти Эхнатона, когда Египет возвратился к официальному политеизму, сохранилась традиция рассматривать различных богов как «ипостаси» единого Амона, или Атума-Ра, что нашло отражение во многих храмовых гимнах. Библия сообщает, что при исходе евреев из Египта многие египтяне, которые боялись Бога Израилева и молились Ему, избежали небесных кар и присоединились к сынам Израилевым, покинув Египет (Исх.9,20 и 12,38). Это тоже своего рода «поздние плоды» деятельности Иосифа: народ Египта отчасти был подготовлен к признанию Единого Бога.

Но вот проходят семь лет изобилия, и наступают годы неурожая не только в Египте, но и в Ханаане. И Иаков посылает своих сыновей в Египет — единственную страну, где можно купить хлеб. Иосиф же спас своей мудростью от голодной смерти не только египтян, но и окрестные народы, получающие теперь продовольствие в Египте... Иосиф узнает братьев своих, пришедших к нему за хлебом, а они, конечно, узнать его не могут, - они видят перед собой египетского вельможу и даже не подозревают, что это их брат. Кроме того, Иосиф за прошедшие двадцать лет, очевидно, сильно изменился. К тому же он специально общается с братьями через переводчика, чтобы они ничего не заподозрили (Быт.42,23). Так сбылась первая часть давнего сна Иосифа: братья поклонились ему лицом до земли (Быт.42,6). По преданию, Иосиф знал, что братья его придут в Египет именно в такой-то день, и это пророческое предвидение позволило ему безошибочно указать слугам, кого, откуда и когда следует привести прямо к нему в дом...

И увидел Иосиф братьев своих и узнал их; но показал, будто не знает их, и говорил с ними сурово и сказал им: откуда вы пришли? Они сказали: из земли Ханаанской, купить пищи... И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им: вы соглядатаи, вы пришли высмотреть наготу земли сей (Быт.42,7-9)

Соглядатаи — <мераглйм> — буквально «обходящие», «раз­ведчики», - это те, которые приходят воровским путем, чтобы высмотреть что-то себе на пользу. И таково было духовное состояние братьев Иосифа в тот момент, когда они пришли к нему: они еще не раскаялись в том, что содеяли в юности. Иосиф поэтому иносказа­тельно описывает их духовное состояние. Соглядатаев в древности присуждали к смерти. А в Законе Божьем сказано: «Кто украдет человека и продаст его... должно предать его смерти» (Исх.21,16). Братья же как раз «украли» Иосифа у отца и продали его. Такие нерас­каявшиеся грешники считаются как бы «соглядатаями». Иосиф очень точно охарактеризовал духовное состояние своих братьев.

Он отдает их под стражу на три дня, а потом связывает у них на глазах одного их них, именно Симеона, и оставляет его а Египте. Остальным же братьям он говорит, что до тех пор не поверит в их честность, пока они не приведут к нему своего самого младшего брата — Вениамина, которого Иаков не отпустил на этот раз от себя. Иаков при этом сказал: «Не случилось бы с ним беды» (Быт.42,4). Он, наверное, мог подозревать, что братья испытывают не самые добрые чувства к его любимцу Вениамину, второму сыну Рахили. Иосиф же хочет видеть Вениамина не только потому, что у них общая мать, но и потому, что Вениамин не участвовал в продаже Иосифа (он тогда был еще мал).

И Иосиф отпускает братьев, а серебро, которое они заплатили за хлеб, велит тайно подложить в их дорожные мешки, дабы им было с чем вернуться вновь за пищей. Но Симеон остается заложником в Египте... Почему же именно Симеон? Первенцем Иакова был Рувим, а Симеон — вторым его сыном. По обычаям Востока, младшие братья беспрекословно должны подчиняться старшим. Рувим, как мы помним, хотел вернуть Иосифа домой и предотвратил его убийство. Когда же Рувим на время удалился, братья продали Иосифа, и, вер­нувшись, Рувим уже ничего не мог сделать. Не только пророческим наитием, но и из разговора братьев, полагавших, что вельможа их не понимает, Иосиф мог узнать обо всем этом (Быт.42,21-24). Слова Рувима свидетельствовали о том, что он не виноват в продаже Иосифа. «Точно мы наказываемся за грех против брата нашего», — догадываются братья, оказавшись в беде. А Рувим напоминает: «Не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались». И вот потому Иосиф заключает в узы именно второго по старшинству брата — Симеона, как имевшего высший после Рувима авторитет, но не предотвратившего преступления.

Непосредственным же инициато­ром продажи брата был Иуда (Быт.37,26-27). Его Иосиф не заклю­чает в узы, но оставляет во главе братьев, чтобы тот, наконец, пришел к покаянию. Цель Иосифа — привести всех братьев в состояние полного раскаяния. Только в этом случае к братьям возвратится утраченная благодать Божья, и они, подобно своим отцам, примут водительство Святого Духа и станут истинными сотрудниками Иосифа в просвещении Египта, в распространении истинной веры. А как побудить человека полностью раскаяться в содеянном? Для этого надо поставить его на место и в положение того, кому он причинил зло, заставить его испытать те же чувства, тот же страх и те же душевные страдания...

И вот братья возвращаются к отцу, и по истечении некоторого времени они снова начинают просить Иакова, чтобы он отпустил их в Египет за хлебом, потому что заласы кончаются. Иаков не хочет отпускать с ними Вениамина: это его последняя надежда, последний сын любимой жены, память о ней. Но Иуда, стоящий теперь во главе братьев, ручается перед отцом за безопасностьотрока:

«Я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его зред лицеи твоим, то останусь я виновным пред тобою во зев дни жизни»

Братьев возглавляет именно Иуда, ибо ему суждено стать праотцом царского рода в Израиле (Быт. 49,10). Иуда поручился, и Вениамин был все-таки отпущен. Иосиф, увидев его между братьями, ощущает к нему необыкновенную любовь: «Воскипела любовь к брату его, и он готов был заплакать, и вошел он во внутреннюю комнату я плакал там» (Быт.43,30)

И он сажает братьев вместе с собою за стол, а затем отправляет в путь и наполняет их мешки зерном, Но тайно велит Иосиф подложить свою драгоценную серебряную чашу в мешок Вениамину. И когда братья уже выходят из города, Иосиф посылает царедворца догнать их и заявить, что они отплатили его хозяину злом за добро, украв драго­ценную чашу, по которой он гадает (у египетских жрецов были специальные гадательные чаши — они найдены в пирамидах). Братья, конечно, отрицают это, повторяя: «Мы люди честные». Царе­дворец осматривает их мешки, начиная со старшего и кончая младшим, чтобы усилить драматичность ситуации, и находит, наконец, чашу в мешке Вениамина. И тогда братья раздирают одежды свои и говорят: «Бог нашел неправду рабов твоих; вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша» (Быт.44,16)

И вот братья вновь пред лицом Иосифа и слышат его слова: «Тот, в чьих руках нашлась чаша, будет мне рабом, а вы пойдите с миром к отцу вашему» (Быт.44,17)

Тогда вперед выступает Иуда — главный виновник продажи Иосифа, головой отвечающий теперь перед отцом за Вениамина: «Господин мой, позволь рабу твоему сказать слово в уши господина моего, и не прогневайся на раба твоего, ибо ты то же, что фараон» (Быт.44,18)

И он напоминает, как «господин» спрашивал: «Есть ли у вас отец или брат?» И как ответили братья, что у них есть отец старец; и как не хотел Иаков отпускать Вениамина; и как Иуда поручился перед ним...

«Теперь если я приду к рабу твоему, отцу нашему, и не будет с нами отрока, с душею которого связана душа его, то он, увидев, что нет отрока, умрет; и сведут рабы твои седину раба твоего, отца нашего, с печалью во гроб... Итак, пусть я, раб твой, вместо отрока останусь рабом у господина моего, а отрок пусть идет с братьями своими» (Быт.44,30-33)

Между человеческими душами бывает иногда особая мистическая связь; есть души, составляющие некое единство, — так душа Иакова была соединена с душами Иосифа и Вениамина. Не может Иуда пережить бедствие, которое постигнет его отца при новой скорбной вести. Много лет прошло со времени продажи Иосифа. Иуда сильно изменился, много страданий перенес он за эти годы. Умерли два его сына и жена, много других тяжелых переживаний выпало ему на долю. Все эти события, описанные в 38-й главе Книги Бытия, после­довали за продажей Иосифа и явились, конечно, наказанием за это преступление. Недаром повествование о них «вклинивается» в историю Иосифа... И вот теперь Иосиф достигает своей цели: ставит Иуду в такое положение, когда он решается стать рабом вместо Вениамина и этим искупает свой грех перед Иосифом, Полное раская­ние Иуды, а вместе с ним и остальных братьев совершается...

И за этим следует один из самых драматичных, самых прекрасных эпизодов Книги Бытия:

Иосиф не мог более удерживаться при всех стоявших около него и закричал: удалите от меня всех. И не оставалось при Иосифе никого, когда он открылся братьям своим. И громко зарыдал он, и услышали египтяне, и услышал дом фараонов. И сказал Иосиф братьям своим: я — Иосиф, жив ли еще отец мой? Но братья его не могли отвечать ему, потому что они смутились пред ним» (Быт.45,1-3)

И вот Иосиф открывает наконец своим раскаявшимся братьям великий замысел Божий, проявившийся в его и их судьбе: «Но теперь не печальтесь и не жалейте о том, что вы продали меня сюда, потому что Бог послал меня перед вами для сохранения вашей жизни»

Позже, после смерти отца, Иосиф скажет им об этом по-другому, еще более решительно подчеркнув благую цель Провидения, проявля­ющуюся даже через злые дела людей: «Вот, вы умышляли против меня зло; но Бог обратил это в добро, чтобы сделать то, что теперь есть: сохранить жизнь великому числу людей» (Быт.50,20)

Теперь же Иосиф только вскользь упоминает о злом замысле братьев, ибо они полностью раскаялись перед Богом и перед ним... Иосиф велит привести Иакова к нему. Сыны Израилевы должны теперь жить в Египте, дабы учить египтян Богопознанию. Но вслед за тем им предстоит пережить страшное египетское рабство, о чем Бог говорил Аврааму, и ожидать избавления — исхода, который наступит через 430 лет после заключения завета с великим патриархом (Быт.12-14 и Исх.12,41).

Когда братья возвращаются к Иакову уже как посланники Иосифа, они приносят ему потрясающую весть: «Иосиф жив и теперь владычествует над всею землею Египетскою. Но сердце его смутилось, ибо он не верил им» (Быт.45,26)

Тот, кто считался умершим, жив, он словно бы ожил, воскрес, и теперь властвует над всем Египтом! Но сказано, что сердце Израиля «смутилось» от этой вести, не сразу поверил он ей, не сразу принял ее, какое-то время оставался в неверии, требовал доказательств... Когда Иаков поверил этой вести, «ожил дух» его. И сразу же вслед за этим он снова «стал Израилем»: «И сказал Израиль...» (Быт.45,27-28). «Ожил дух» — это значит, что Дух Святой, Дух проро­чества вновь оживил Своим присутствием дух праотца, и тот стал «Израилем» - «сущностью властвующей, поющей, зрящей Бога». Этому великому событию еще предстоит осуществиться в будущем: это встреча Израиля с Иисусом Христом, принятие Благой Вести. Когда Израиль, сопоставив все свидетельства, окончательно убедится в том, что Мессия жив, тогда «оживет дух его», Израиль снова станет народом пророков (Иоил.2,27-28; Зах.12, 9-14 и 13,1-2).

Итак, Иосиф принимает и поселяет Израиля в Египте с почетом, отдельно от египтян (Гесем, Раамсес). Формально объяснение фараону такой избранности Израиля звучит как стремление не оскорбить местных жителей: ведь евреи – скотоводы, т.е. пасут тех животных, которым в Египте поклонялись.

И в конце 47 главы описываются результаты экономически-реформаторской деятельности Иосифа в Египте. Когда голод захватил простых египтян, и они не могли платить налогов, он предложил им вместо того, чтобы умирать с голоду, продать землю и быть рабами фараону, чтобы последний заботился о достатке их житниц и сельскохозяйственных работ, как своих подданных. Налог – пятая часть доходов (20%), что интерпретируется комментаторами (Ориген) как начало современного государства, в отличие от свободной жертвы Богу (десятины).

Рабами фараону (государству) стали все египтяне, кроме жрецов (к которым относился Иосиф) и израильтян.

 







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 485. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.083 сек.) русская версия | украинская версия