Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Пророческое благословение Иаковом сыновей. Смерть и погребение Иакова




Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

(Быт. 48-50)

 

После того как Иаков прибыл в Египет, Иосиф привел к нему сыновей своих, родившихся у него в Египте — Ефрема и Манассию, чтобы дед благословил их. Манассия был первенцем, однако Иаков возло­жил правую руку свою на голову Ефрема, а левую — на голову Манассии (Быт.48,13-20).

Иаков, великий пророк, благословляет не только внуков своих, но и колена, которые от них произой­дут, ибо он видит далекое будущее. И действительно, колено Ефрема стало впоследствии более мощным и значимым, чем колено Манассии. Именно из него вышел преемник Моисея — Иисус Навин. Иаков благосло­вил своих внуков, возложив на них руки крестообразно, и сказал при этом: «Гобою будет благословлять Израиль, говоря: Бог да сотворит тебе, как Ефрему и Манассии». Такое крестообразное благословление содержит в себе мистическую тайну, указывая на будущие времена, когда на кресте будет принесена вели­кая жертва, благословляющая и освящающая мир...

«И сказал Израиль Иосифу: вот, я умираю; и Бог будет с вами и возвратит вас в землю отцов ваших» (Быт.48,21). Иаков предрекает исход из Египта. Подобно ему и Иосиф перед смертью предсказал это событие: «И сказал Иосиф братьям своим: я умираю, но Бог посетит вас и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову. И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог по­сетит вас, и вынесите кости мои отсюда» (Быт. 50,24-25)

Перед кончиной патриарх Иаков призвал своих сыновей, что­бы возвестить им, что будет с ними в "грядущие дни" (1-2).

Затем каждому из своих сыновей патриарх предрекает буду­щую судьбу его потомства (3-28).

Благословив своих сыновей, Иаков дал им завещание, чтобы они похоронили тело его в пещере Махпела (29-32), после чего Иаков возлег на смертный одр и мирно "приложился к народу своему" (33).

Ст. 1-2: Выражение "в грядущие дни" в Священном Писании означает не просто неопределенные последующие дни, но время определенное, известное и ожидаемое. Таким временем для Иа­кова и его потомков, прежде всего, было время наследования земли обетованной, предсказанное Господом патриархам и ими ожидаемое. С другой стороны, ожидаемыми последними днями для ветхозаветной церкви вообще было время пришествия на землю спасительного семени Жены, т.е. Мессии. В этом последнем смыс­ле выражение "в грядущие дни" употребляется в Ветхом Завете (Числ. 24,14; Иер. 30,24).

Новозаветные писатели точно также полагают время пришест­вия на землю Христа Спасителя "в последние дни" (Евр.1,1-2), "полноту времен" (Гал.4,4), "последние времена" (1 Петр.1, 20). Таким образом, изрекая пророческие благословения своим сыновьям, патриарх Иаков созерцал судьбу своих потомков в зем­ле обетования, в мессиански-пророческом же смысле он видел ис­полнение своих благословений во дни Мессии - Спасителя.

Ст. 3-4. Рувим был "начатком чад" Иакова, его первенцем, рожденным во всей крепости физических сил патриарха. С перво­родством в патриархальные времена соединялись немаловажные преимущества, первенец был главою рода, он получил двойную часть наследства, ему принадлежало право священства. Но этих преимуществ первенец Рувим лишается Иаковым; двойная часть наследства уже ранее дана была Иосифу в лице двух его сыновей, главенство над родом ниже дается Иуде, священство впоследствии дано было Левию.

Страстность, грубая чувственность Рувима, его кровосме­шение вместе с Валлою, наложницею отца (35,22) были причинами, по которым Рувим лишился прав первородства.

Предсказание патриарха исполнилось в точности; колено Рувимово в последующей истории еврейского народа никогда не занимало выдающегося положения. После выхода евреев из Египта, во время сорокалетнего странствования, представители колена Рувимова - Дафан и Авирон вместе с Левитом Кореем, восстали против Моисея и Аарона и хотели захватить рувимляне граждан­скую власть, принадлежащую Моисею, а Корей - власть первосвя­щенника, бывшую достоянием Аарона, но восстание их не имело успеха; возмутители со своими союзниками погибли (Числ. 16).

Впоследствии при завоевании и разделении земли обетован­ной колену Рувимову достался удел в южной части восточной заиорданской страны, где рувимляне занимались скотоводством, ма­ло принимая участия в судьбе израильского народа (Суд. 5,15-16), и ранее других утратили свою политическую самостоятель­ность.

Ст. 5-7: В словах, обращенных к Симеону и Левию патриарх вспоминает жестокость братьев при избиении сихемлян за оскорб­ление, нанесенное Дине (36 гл.). В наказание за это, братья осуждаются на разделение и рассеяние во Израиле, т.е. на жизнь, после будущего разделения земли обетованной на уделы, в рас­сеянии между другими коленами. Действительно, при разделении земли обетованной, колено Симеоново получило наследие среди удела сынов Иудиных (Ис.Нав.19,1); при этом участок, достав­шийся колену Симеонову, оказался столь недостаточным, что представители колена должны были оружием приобретать себе владения за пределами земли обетованной - в горе Сеир и в до­лине Герарской (1 Пар. 4,38-43). Предание, кроме того, добав­ляет, что ввиду недостаточности земельного удела, наследован­ного коленом Семионовым, представители колена расходились по всей земле обетования в качестве книжников и законников, учи­телей и воспитателей юношества.

Что касается колена Левиина, то слова патриарха исполни­лись на нем с буквальною точностью. Колено Левиино не получи­ло самостоятельного удела, для жительства же Левитам из всех колен было выделено 48 городов. Впоследствии своею ревностью по Боге, своими заслугами (Исх. 32,26-29; Числ. 25,10-13) Ле­виты искупили вину своего родоначальника. Наказание, изречен­ное Иаковым Левию, Господь обратил для его потомков в благос­ловение, сделав Левитов Своим жребием и наследием (Втор. 33, 8-11).

Ст. 8-12: Словами "Иуда! тебя восхвалят братья твои... поклонятся тебе сыны отца твоего" - Иуде дается одно из прав и преимуществ первородства - главенство над родом. Исполнение этого пророчества отчасти можно видеть уже во время сорокалет­него странствования евреев по пустыне (Числ. 2,3,10,14) и впоследствии, при завоевании Ханаана (Суд. 1,1-2), когда ко­лено Иудово стоит во главе других колен.

Но в собственном смысле первенство колену Иудову доста­лось тогда, когда из этого колена был избран царь (Давид), роду которого было обетовано наследие вечного престола (2 Цар7, 12-16). Затем, указывая на успешную борьбу Иуды с врагами, Иаков силу могущества и величие колена Иудина изображает по­степенно возрастающим. Сначала Иуда уподобляется молодому льву похожим на которого Иуда является в период окончательного за­воевания земли обетованной, когда после смерти Иисуса Навина колено Иудово во главе других колен начало истребление хананеев (Суд. 1,1-2). Затем колено Иудово уподобляется льву, ко­торый возвращается с добычи. Можно понимать в смысле сравнения колена Иудова с могучим и высоким деревом, которое вырастает "от леторасли" - от низкого и едва заметного сначала молодого побега. Таким образом, львом, возвращающимся с добычи, Иуда представляется в царствование Давида, который в своих победо­носных войнах покорил окружающие языческие народы и необыкно­венно расширил пределы своего царства. Наконец, Иуда уподоб­ляется львице, которая уснула и которую никто не осмелится потревожить. Таковым Иуда явился в первую блестящую половину царствования Соломона, когда Израиль под скипетром Иуды мирно покоился, не тревожимый своими врагами (3 Цар. 4,20-25).

Самое замечательное место в этих стихах и во всей главе в целом пророчество о Примирителе. Важность этого пророческого места требует более тщательного его рассмотрения. Это место в славянской Библии читается так: "Не оскудеет князь от Иуды, и вождь от чресл его, дондеже приидут отложения ему, и той чая­ние языков" (10). По смыслу этого стиха, первенство, главен­ство, царская власть - представляются неотъемлемыми от Иуды до пришествия Мессии. Эта мысль, несомненно заключающаяся в 10 стихе, в различных текстах и переводах выражена неодина­ково. В еврейском тексте читается "не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, пока не придет Примиритель (доко­ле не придут в Шило) и Ему покорность народов". По смыслу это­го чтения царская "скипетр" и законодательская власть не отой­дут, не будут отняты от Иуды до пришествия Примирителя. Оче­видно, что это последнее имя приложимо только ко Христу Спа­сителю, Который примирил падшее человечество с Богом и иуде­ев с язычниками (2 Кор. 5,18-19; Еф. 2,14-18). С другой сторо­ны, слова: "и Ему покорность народов" не могут относится к какому-нибудь земному царю, а вполне приложимы только к Мес­сии (Исх. 11,10). Наконец, мессианский смысл слов Иакова под­тверждается точным историческим исполнением пророчества. Само­стоятельная правительственная власть, принадлежавшая колену Иудову, была отнята от него перед рождением Христа Спасителя, когда Иудеею в качестве царя управлял Ирод Идумеянин.

Мысль еврейского подлинника в разных переводах выражена другими словами. Возможно, что переводчики вместо "Шило" "При­миритель" читали "шелло" (ему-же) и потому перевели "отложен­ная ему". Очевидно, что в общем мысль этого перевода одинакова с современным еврейским текстом. Патриарх, по смыслу перевода 70-ти, говорит, что царская власть не отнимется от Иуды до тех пор, пока не придет все предназначенное, преопределенное, т.е. Тот, Кому царская власть должна принадлежать по преимуществу. Но царская власть над всеми народами принадлежит Самому Мессии, (как об этом свидетельствует Священное Писание (Исх. 9,6-6; Иер. 23,5, Дан.2,44, Мих.5,2). Поэтому древние еврейские таргумы (халдейские переводы) передают пророчество патриарха словами: "Мессия, Ему же принадлежит царство".

Как уже отмечалось, со времени кончины патриарха Иакова и до пришествия Христа Спасителя обещанный скипетр всегда ос­тавался в колено Иудовом. Около времени пришествия Христа го­сударство иудейское начало быстро клониться к окончательному падению. Через несколько десятков лет после рождения Мессии, Иерусалим и храм были разрушены до основания и существование еврейского государства прекратилось.

Изображая богатство удела, имеющего достаться Иуде, Иаков говорит, что удел этот будет так богат виноградом, что Иуда будет привязывать к виноградным лозам свой рабочий скот, ви­ноградного вина будет так много, что Иуда будет мыть в вине свои одежды, очи его будут блестеть от вина, а зубы - белеть от молока. Указанный на естественные богатства удела, достав­шегося Иуде, в Писании встречается немало (Песн. 1,13; Числ. 13,24).

Кроме ближайшего исторического смысла пророческое бла­гословение Иаковым Иуды, св. отцы и учителя Церкви, при не­сомненном мессианском смысле 10 стиха, объясняют в высшем таинственном смысле, в приложении к потомку Иуды - Христу Спасителю. По этому изъяснению, сравнение Иуды со львом может относится к Иисусу Христу, Который в Апокалипсисе назы­вается "львом от колена Иудина" (5,5). Нерушимый покой льва указывает на смерть и воскресение Христа Спасителя. Под лозою в таинственном смысле разумеется также Христос Спаситель (Ин. 15,2), а под кровию гроздьев Его искупительная кровь. Ослица "сын ослицы", привязанные к этой лозе, указывают на призвание в Церковь Христову иудеев и язычников, причем ослица, как но­сящая ярмо, прообразовательно указывало на Иудею, состоящих под игом закона Моисеева, а "жребец" или молодой осел предуказывал народ из язычников, не знавших законного ига. Послед­ними словами ("блестящи очи (его) от вина") указывается на божественную красоту воскресшего Христа Спасителя.

Ст.13: Восточною границею удела, доставшегося впослед­ствии колену Завулонову (Ис.Нав.19,10-16), было Галлилейское (Генисаретское озеро), а с Запада от Средиземного моря его отделяла узкая полоса финикийских владений. Это соседство с торговыми и предприимчивыми финикийцами, в частности, с большим торговым городом древности Сидоном, заставило потом­ков Завулона заняться морскою торговлею (Втор. 33,18-19; Суд. 5,27).

Ст.14-15: Иссахару, по смыслу славянского текста, Иаков предсказывает занятие удела в средине земли обетованной. Дей­ствительно, колено Иссахарово при разделении Ханаана получи­ло в наследие одни из центральных участков (Ис.Нав.19,17-23).

Здесь, ввиду необыкновенного плодородия своего удела, сообраз­но с своим характером (1 Пар. 12,32), Иссахар занялся мирным трудом земледельца. По еврейскому тексту, будущая торговая жизнь Иссахара представляется под образом сильного работящего осла.

Ст.16-18: Пророчество Дану о происхождении от него самос­тоятельных судей исполнилось на судии Самсоне, который проис­ходил из колена Данова (Суд. 13,1-2). Что касается сравнения Дана со змеем, угрызающим коня и поражающим всадника, то по мнению толковников, здесь указывается на хитрость и коварство, которыми отличались потомки Дана. Эти свойства от части видны из истории Самсона (Суд. 13-16), но еще яснее выразились в по­хищении потомками Дана идолов из дома Михи и при завоевании города Лаиса (Суд. 17-18). Слова, которыми заканчивается бла­гословение Дана: "На помощь Твою надеюсь. Господи!" можно по­нимать в том смысле, что Дан должен свое благополучие основы­вать не на своей хитрости и коварстве, а на Боге. Некоторые толковники, в виду того, что в 7 гл. Апокалипсиса, в видении запечатленных рабов Божиих, из всех колен Израильских опущено колено Даново, думают, что из этого колена произойдет антих­рист. К этому последнему врагу человечества вполне приложимы слова патриарха о хитрости и коварстве змея (2 Сол. 2, 3-10).

Ст.19: Гаду Иаков говорит: "толпа будет теснить его", указывая этим на постоянные нападения врагов, которые будут теснить колено Гадово. История свидетельствует, что колено

Гадово, получившее удел в восточно-заиорданской половине обе­тованной земли, в соседстве с различными хищническими племе­нами, неоднократно подвергались нападениям со стороны послед­них. Так, во времена судей потомков Гада в продолжение 18 лет утесняли Аммонитяне (Суд. 10,7-9), враждебно относившиеся к колену Гадову и совершавшие над ним страшные жестокости (Ам. 1,13). Но Гад, по словам Иакова, будет успешно бороться со своими врагами, преследуя их по пятам. Победоносною борьбою с Аммонитянами, утеснявшими колено Гадово, прославился, например судия Иеффей Галаадитянин (Суд. II). В позднейшие времена ко­лено Гадово, вместе с коленом Рувимовым, полуколеном Манассииным успешно боролись с Агарянами и другими аравийскими пле­менами (1 Пар.5,18-22).

Ст.20: Удел, доставшийся колену Ассирову при разделении Палестины, занимая самую крайнюю северо-западную оконечность земли обетованной, заключал в себе плодоносные земли около горы Кармила (Ис.Нав.19,24-31).

Богатые хлебные произведения этих земель Ассир мог, сог­ласно с пророчеством Иакова, доставлять ко дворам иудейских, израильских и финикийских царей, владения которых были в со­седстве с уделами Ассира.

Ст.21: По принятому еврейскому тексту "Неффалим - торевинф рослый, распускающий прекрасные ветви" и по славянскому переводу: "Неффалим стебль распускающаяся..." - благословение, изреченное Иаковым Неффалиму, можно понимать в смысле указания на богатый участок, который имело наследовать колено Неффалимово. Сравнение колена Неффалимова с деревом, простираю­щим свои ветви в разные стороны и увенчивающимися прекрасным венцом из листьев, вполне согласно с историческою судьбою это­го колена при наследовании обетованной земли. Область колена Неффалимова от берегов Генисаретского озера постепенно возвы­шается до горной группы Ливана, корень терефинфа покоится на берегах озера, красивые города - это ветви простирающиеся от него, а горная цепь Ливана есть вершина, которой он заканчи­вается.

Ст. 22-26: Обращаясь к Иосифу, патриарх прежде всего вспоминает враждебное отношение к нему братьев, но эти козни братьев не имели успеха, потому что Иосиф находился под покро­вительством Господа. Затем, Иаков призывает на Иосифа, т.е. на колено Ефремове и Манассиино, происшедшие от него "благослове­ние небесное свыше" - благовременные дождь и росу "благослове­ние земли имущия вся" - плодородие земли, "благословение сосцев и ложесн" - изобилие скота и многочадие.

Из последующей истории Израиля известно то выдающееся по­ложение, которое заняло среди других колен Ефремове колено, что было предуказано Иаковым еще ранее, в благословении им своих внуков. При разделении земли обетованной при Иисусе Навине колено Ефремове получило один из лучших участков. Во времена Судей колено Ефремове неоднократно заявляет свои права на

первенство - (Суд.8,1-2,12,1). Впоследствии при разделении Еврейского царства на два - Иудейское и Израильское, во главе отделившихся 10 колен стоит колено Ефремове и первый царь Из­раильский Иеровоам был ефремлянин (3 Цар. 12). С этого време­ни в царстве Израильском колено Ефремове занимает первенству­ющее место и потому в пророческих речах десятиколенное царст­во нередко называется просто Ефремом.

Ст.27: Сравнение Вениамина с хищным волком, который ут­ром выходит на добычу и вечером делит её, указывает на воин­ственный характер вениамитян. Своею воинственностью потомки Вениамина засвидетельствовали в последующей истории евреев неоднократно. Судия Аод вениамитян своим геройским подвигом освободил соотечественников от рабства Моавитян (Суд. 3,14-30). По указанию книги Судей, вениамитяне вели вначале успеш­ную войну против всех соединенных колен Израильских (20-21). Из колена Вениаминова был избран первый царь народа еврейско­го Саул, военные подвиги которого в первую половину его цар­ствования создали ему славу. Некоторые толковники в словах Иакова о Вениамине видят указание на святого апостола Павла, который, происходя из колена Вениаминова (Фил.3,5), сначала преследовал Церковь Христову, а потом в пользу ее приносил "добычу" - души спасенных его проповедию.

Ст.29-33: Завещание Иакова о перенесении его тела в пе­щеру Махлела ("пещера сугубая") свидетельствует о его глубо­кой вере в истинность и непреложность божественных обетований. Очевидно, что несмотря на те благоприятные условия, при кото­рых потомки Иакова поселились в Египте, он считал землю еги­петскую местом только временного их пребывания, с верою взи­рая на землю обетования. С этою землею Иаков соединил испол­нение великих обетований, данных его отцам и ему самому. Со времени Ноя, родоначальника народов, до великих пророков на­рода Божия не было произнесено более ясного, более замечатель­ного пророчества, чем рассмотренное нами пророчество Иакова, родоначальника народа израильского. В своих сыновьях Иаков видит пред собою колена Израилевы и в необыкновенном просвет­лении духа изрекает им их будущую историю. Во всеоружии веры он приподнимает таинственный покров будущего и возвещает со­бытия, сокрытые во мраке времен. Величественно он разделяет между своими сыновьями обетованную землю, как будто бы она уже принадлежала ему и пророчески нарекает судьбу ее будущих на­чальников, как бы видя ее перед собою. Из боговдохновенных слов Иакова, как из своего семени, выросла и развилась вся последующая история народа Божия, начиная от исхода его из Египта и кончая пришествием на землю Божественного потомка Иакова по плоти - Господа нашего Иисуса Христа.

Тема 22.

Книга Исход. Наименование, авторство, время, место, цель написания. Деление по содержанию. Богослужебное использование.

 

У евреев вторая книга Моисея называется Веэлле-шемот ("И вот имена") - по начальным словам. Славяно-русское наиме­нование "ИСХОД" есть перевод с греческого "ЭКСОДОС" и указы­вает на главный предмет ее содержания, так как в ней говорит­ся об исходе евреев из Египта.

Книга Исход написана Моисеем в пустыне Аравийской по при­нятии от Бога законов религиозных и гражданских.

Цель написания усматривается в том, чтобы, во-первых,показать исполнение завета, данного Богом Аврааму - о насле­дии земли Ханаанской, во-вторых, увековечить те законы, кото­рыми должны были руководствоваться евреи в последующие време­на, в-третьих, изложить в преобразованиях тайны Церкви новозаветной.

В книге Исход подробно описывается событие исхода евреев из Египта, с указанием обстоятельства, ему предшествовавшего, сопровождавших его и последующих ему. Можно думать, что первою промыслительною целью исхода евреев из Египта было Синайское законодательство - узаконение Ветхого Завета. Отсюда все со­держание книги Исход, соответствующее периоду от смерти Иоси­фа до устроения скинии на второй год по выходе из Египта (рас­сказом о чем и оканчивается книга), может быть разделение на две части: историческую (1-18) и законодательную (19-40).

В первой части описываются страдания евреев в Египте, послужившие поводом возвращения и изведения их из этой стра­ны (1), потом рождение, воспитание и жизнь Моисея до его при­звания к изведению евреев из Египта (2-4), затем - самое при­звание Моисея и казни, посланные Богом на египтян для того, чтобы заставить их отпустить евреев (5-11), и наконец, самый выход евреев из Египта по совершении Пасхи, переход через Чермное море и путешествие их до горы Синая (12-18).

Во второй, законодательной части сначала описываются обстоятельства, при которых был дан Закон на Синае – нравственных и гражданских, скрепленных вступлением евреев в Завет с Богом (20-24). Далее – законов богослужебных об устроении скинии и священства (25-31); в заключение, после рассказа о нарушении и восстановлении завета (32-34), опи­сывается устроение скинии (святилища, «скинии свидения», «шатра встреч») и учреждении священства (35-40).

Второй книгой Моисеевой сохраняется на вечные времена память о таком великом событии, как исход из Египта. Значение этого события усматривается из того, что в память его, по Бо­жий) повелению, установлен был праздник Пасхи, самый великий из праздников еврейских, сопровождавшийся по закону - такими обрядами, которые наглядно должны были говорить евреям о зна­чении празднуемого события; оно показало человечеству благость Господа в Его промышлении об избранном народе, Его любовь и верность Своим обетованиям. В особенности же должен был уве­ковечен закон, данный на Синае, который лег в основу религиозной, общественной и семейной жизни евреев.

В нем отражены законодательства Ближневосточных стран, в частности, законы Хамураппи. Но закон этот, скреп­ленный установлением Завета, поставившего еврейский народ в отношение к Богу, как Отцу своему, все же несравним ни с какими зако­нами древности по чистоте предписываемой им нравственности, по мудрости, простоте, достоинству и силе.

Не менее высокое и важное значение книга Исход имеет и для нас. Правда, в этой книге нет таких прямых обетований и пророчеств о Спасителе мира, какие есть в книге Бытия, но зато вся ее историческая часть имеет прообразовательное зна­чение, так что слова святого апостола Павла о том, что закон был "сенью" грядущих благ (т.е. тенью спасения во Христе) (Евр.10,11) относятся и к событиям, описанным в книге Исход.

Действительно: Новозаветная Пасха, совершенная Спасителем и описанная в Евангелиях, полностью следует ритуалу Пасхи ветхозаветной, за исключением тех новых объяснений, которые Христос дает на традиционные вопросы ритуала об изветных событиях.

Важнейшие прообразы Иисуса Христа в книге Исход.

Рабство евреев в Египте, по толкованию святоотеческому, есть прообраз рабства диаволу, в котором пребывало человечество вне Церкви Христовой, поэтому приступающие к таинству крещения отрекаются от диавола (Ориген, Ефрем Сирин).

Моисей имел прообразовательное значение по отношению к Спасителю, о чем говорит апостол Павел в послании к Евреям (3,2-7).

Агнец пасхальный, которого вкушали евреи не сокрушая костей его и кровь которого, помазанная на дверях домов ев­рейских, спасала первенцев их от избиения, есть прообраз Спа­сителя, Которого св. Иоанн Креститель назвал Агнцем и кровь Которого избавляет нас от греха и смерти (1 Кор. 5,7-8; 1 Петр 1,19). Евангелист Иоанн, сказав о прободении ребра распятого Господа и несокрушении голеней Его, приводит слова книги Ис­ход о несокрушении костей пасхального агнца, как пророчество об этом событии (Ин.19,36).

Исход евреев из Египта евангелист Матфей называет про­рочеством о возвращении Младенца Иисуса из Египта (Мф.2,15).

Переход евреев через Чермное море св. отцы называют про­образом нашего крещения (ср. 1 Кор. 10,1-4).

Манна есть прообраз Тела и Крови Христовой - подлинно не­бесной пищи (Ин.6,48; Апок.2,17).

Дерево, усладившее горькие воды Мерры, есть прообраз креста Христова (см. синаксарь крестопоклонной недели).

Вода из камня – прообраз благодати Святого Духа, ниспос­ланного Христом (ср. Ин.7,38-39).

Кровь, возлитая Моисеем на крышку ковчега, как знамение завета - прообраз Христовой Крови Нового Завета.

Скиния, устроенная Моисеем - прообраз Церкви Христовой, исполненной благодати и истины (Евр. 8,5-11), устройство са­мих храмов христианских напоминает устройство ветхозаветной скинии.

Законодательство Синайское имеет прообразовательное зна­чение к событию Сошествия Святого Духа на апостолов в день Пятидесятницы, бывшему началом Церкви новозаветной, сам Мо­исей - законодатель, в Евангелии от Иоанна сопоставляется с Христом, Законоположником Нового Завета (Ин.1,17).

Во Второзаконии Моисей скажет: «Пророка из среды тебя, из братьев твоих, как меня, воздвигнет тебе Господь Бог твой, - Его слушайте» (Втор.18,15).

Что же касается самих законов, данных на Синае, то нуж­но заметить, что заповеди десятисловия, по учению Самого Гос­пода, также обязательны для нас, как и для евреев (Мф.5,17). Даже гражданские законы, данные на Синае, имели глубокое поу­чительное значение для последующих времен (как например, за­коны о бедных, о великодушии к врагам и т.п.). Через право ветхозаветных народов, а потом римское право христианского периода Ветхозаветное законодательство является основой современного права.

Богослужебное употребление книги ИСХОД

В богослужении книга Исход имеет широкое употребление. На первое место следует поставить песнь Моисея по переходе евреев через Чермное море (гл.15), которая послужила основной частью для первой книги канона утреннего богослужения Правос­лавной Церкви.

В качестве же паримий из книги Исход читаются: 1 и 2 главы (о рабстве евреев в Египте, рождении, вос­питании, о бегстве Моисея) - на вечернях в первые три дня Страстной седмицы,

2,5-10 (о спасении младенца Моисея из воды) – 5 (18)-го янва­ря, 3,1-8 (о явлении Бога Моисею в купине) - 25 марта (7 апреля);

4,15-29 (о встрече Моисея с Аароном перед отправлением в Египет и явлении их перед израильтянами в Египте) – 5 (18) января;

12,1-11 (об установлении Пасхи) - на вечерне великой суб­боты;

12,51; 13,1-3,10,12-16 (об избавлении первенцев еврей­ских от избиения пред выходом евреев из Египта и посвящении первенцев Богу) - в праздник Сретения Господня;

13,20-22 и 15,1-19 (о столпе огненном и облачном и пес­ни Моисея по переходе евреев через Чермное море) - на вечер­не великой субботы;

15,22-27; 16,1 (об услаждении древом горьких вод Мерры) - 5 (18) января и в праздник честному Кресту;

19,10-19 (о приготовлении евреев к вступлению в завет с Богом перед Синайским законодательством) - на вечерне в вели­кий четверток;

24,12-18 (о новом воззвании Моисея на гору Синай для принятия законов) – 6 (19) августа (Преображение) и в праздники Господние;

33,13-23 (о ходатайстве Моисея за народ и просьбе его явить ему славу Божию) - на вечерне вел. пятницы и 6 (19) августа (Преображение) (в этот раз с присоединением ХХХ1У, 4-8 об откровении славы Божией Моисею);

34,1-5,9,10,16,34,35 (о явлении славы Божией Моисею, вос­становлении Завета и лучезарной славе Моисея) - 21 ноября (4 декабря) (Введение во храм).

 

Тема 23. Порабощение евреев в Египте после смерти Иосифа. Рождение Моисея, его жизнь в Египте и бегство в землю Мадиамскую. Призвание в Хориве (Исх.1-4).

 

Начальные стихи книги напоминают читателю о событиях, описанных в конце книги Бытия. Но, начиная с Исх.1,7 выражение сыны Израилевы обозначает уже не двенадцать сыновей Иакова-Израиля, а произошедший от них народ. Ведь «Иосиф умер, умерли его братья и всё их поколение. А сыны Израилевы были плодовиты, их становилось всё больше, они делались сильнее и сильнее; скоро они заполнили всю страну. На престол Египта взошел новый царь, который не знал про Иоси­фа» (Другое возможное понимание: «который не знал Иосифа (лично)»).

Современные исследователи связы­вают содержание этих стихов со следующими историческими событиями: Египет в промежутке между эпохами Среднего и Нового царств (XVIII-XVI вв. до н.э.) захватили и покорили гиксосы — пастушес­кие племена, пришедшие из земли Ханаанской, которые, по некото­рым данным, были смешанного семито-хурритского происхождения. Согласно одной из историчских концепций, к гиксосам принадлежал тот самый фараон, который возвысил Иосифа и принял весь дом Иакова в Египет. Если эта концепция верна, то за словами «И восстал в Египте новый царь» может скрываться новая политическая реаль­ность, пришедшая в Египте на смену старой и принесшая много бед израильтянам. По данной концепции, после изгнания завоевателей-гиксосов в начале XVI и. до н.э. к власти пришла новая династия — автохтонно-египетская, которая по понятным причинам была настро­ена резко против всего чужеземного, «азиатского», и особенно — против всего, так или иначе связанного с Ханааном — прародиной гиксосов.

Итак, Писание говорит о «новом царе», который «не знал Иосифа». В библейском глаголе <йада> — «знать» — содержится смысл «вводить объект познания в свой внутренний мир», «иметь с ним связь». Поэтому в данном случае слова «не знал» могут означать «не хотел знать», «не желал знать», «не желал иметь какое-либо отношение», так как «не знать» об Иосифе в буквальном смысле было для фараона невозможно: египетские архивы, несомненно, содержали о нем и о его деятельности во благо Египта точные сведения. По меньшей мере, недостоверна, а то и абсурдна мысль о том, что фараон мог об этом «не знать»: любой фараон был весьма знающим чело­веком, принадлежащим к жреческому сословию и посвященным во все тайны истории Египта, а уж тем более в события, произошедшие сравнительно с древностью этой страны достаточно недавно.

И вот новый царь обращается к египтянам, предлагая им новую «программу действий» по отношению к поселенцам-израильтянам: «вот народ сынов Израилевых многочисленнее и сильнее нас. Перехитрим же его, чтобы он не размножался; иначе, когда случится война, соединится и он с нашими неприятелями, и вооружится против нас, и выйдет из земли нашей» (Исх.1,9-10)

Когда в прошлом веке ученые впервые прочитали древнеегипетские тексты, то они узнали новые факты о перипетиях борьбы египтян с гиксосами. Стало ясно, что египтяне очень опасались новых нашест­вий переднеазиатских народов. Поэтому-то, спустя немного времени после изгнания гиксосов, фараон и говорит о том, что вот, дескать, осталось в Египте большое число людей, вышедших из той же земли, что и недавние враги — покорители египтян, и этих людей необхо­димо «перехитрить» (буквально «умудриться» над ними, от древнееврейского корня <хахам> — «быть мудрым»). Иначе, если случится война (т.е. опять начнутся столкновения Египта с силами переднеазиатских народов), то израильтяне могут соединиться с неприятелями египтян (а сыны Израиля, как мы знаем, действитель­но находились и в языковом, и в культурном родстве с целым рядом племен и народов Передней Азии).

«И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов» (Исx.1,10-11).

Таким образом, работы были не целью, а средством. Обычно, когда ведется какое-либо огромное строительство, то сохраняют жизнь и здоровье работников, пекутся об их благе. Когда же целью является уничтожение населения, а работы становятся чем-то второстепенным.

Кроме того, строили они, как написано, «города для запасов». Вероятно, в памяти фараона были свежи предсказания Иосифа и следы его деятельности: ведь в дни его правления тоже строили города для запасов и собирали в них хлеб, чтобы уцелели египтяне в семилетье голода. И, как ни удивительно, все это механически продолжалось в годы фараона-угнетателя, хотя тяжкий голод и не предвиделся. От великой идеи остался лишь ло­зунг, который использовался теперь только для уничтожения людей.

Египетские памятники сохранили много сведений о рабах семитского происхожде­ния, очевидно, израильтянах, которые занимались строительством. Например, фигуры рабов разной этнической принадлежности различа­ются на цветных фресках: египтяне обычно изображаются краснова­тыми, африканцы-негроиды — черными, а израильтяне – белыми.

Следует подчеркнуть еще один аспект неправомочности действий фараона по отношению к израильтянам, его вопиющей несправедли­вости даже в свете тех этических представлений, которые в Египте считались общепринятыми. Сыны Израиля не были взяты в плен во время войны, они на протяжении долгого времени были мирными соседями египтян, их согражданами, разводившими скот и приносив­шими тем самым большую пользу стране. И поэтому их порабощение и лишение элементарных прав — факт вопиющий, далее с точки зрения морали того времени.

«Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал, так что опасались сынов Израилевых. И потому египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам» (Исх.1,12-13).

В Книге Исход вполне определенно говорится, что египтяне с жестокостью принуждали израильтян к работам, — не сказано «надсмотрщики» и не сказано «специально поставленные слуги», но египтяне в целом. Совершенно ясно, что весь народ одобрял политику фараона. Хотя фараон был прекрасно осведомлен о заслугах своих подданных-израильтян, ему теперь стало политически выгодно свя­зать их в сознании египтян с недавними поработителями-гиксосами, обосновав тем самым жестокое обращение с ними.

«И делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой, от всякой работы, к которой принуждали их с жестокостью» (Исх.1,14).

Подчеркнуто дважды — в 13-м и в 14-м стихах — «с жестокостью принуждали». Можно по-разному обращаться с рабами: более или менее справедливо либо жестоко. Можно требовать, чтобы они выполпяли заданную работу, и после этого на время оставлять их в покое, а можно и безнаказанно издеваться над ними во всякое время. Исходя из этого, мы начинаем понимать, почему Египет был впоследствии, перед исходом израильтян, так страшно наказан Господом: ведь практически все его население участвовало в издевательствах над беспомощными людьми, участвовало в жестоком принуждении их к тяжелой работе, и никто не осуждал такое обращение с бывшими соседями. Сказано емко и ясно: «делали жизнь их горькою».

Однако этого было мало: египетский фараон решил перейти к прямому истреблению всех новорожденных мальчиков у израильтян, при родах. Но повивальные бабки (акушерки) не исполняли его прямого приказа, ссылаясь на неприхотливость евреек (пока придем – они уже родили; не убивать же живого?).

Тогда фараон сделал соучастникоми своего преступления теперь уже всех египтян: «Тогда фараон всему народу своему повелел, говоря: всякого новорожденного [у Евреев] сына бросайте в реку, а всякую дочь оставляйте в живых» (Исх.1.22). Возможно, девочек оставляли для гаремов вельмож.

Представим себе эту ситуацию: египтянам становится известно, что в каком-то из еврейских домов есть беременная женщина. Такой дом обычно представлял собой тростниковую хижину, обмазанную илом, в нее в любой момент могли ворваться соседи-египтяне, жившие в довольно благоустроенных кирпичных домах. Они могли ограбить рабов-евреев (хотя, собственно, отнимать-то у них уже нечего — разве что скудное дневное пропитание), могли их избить и, наконец, убить, особенно после того, как фараон издал свой приказ о младенцах. Таким образом, Бог теперь испытывал народ египетский: станут ли египтяне охотно выполнять приказ фараона или воспротивятся ему, хотя бы тайно? Ведь они получили возможность открыто проявлять жестокость, агрессивность, страсть к наживе...

По-видимому, не нашлось никого, кто поступил бы вопреки царскому приказу. Во всяком случае, в Писании упомянут лишь один такой случай, и то он произошел по воле фараоновой дочери, а не кого-либо из народа (имеется в виду спасение младенца Моисея). Поэтому тот, кто в полемическом задоре говорит, что Бог слишком жестоко наказал Египет, наслав на него десять казней, пытается проигнорировать причинно-следственную связь событий. Ясно, что казни — прямое воздаяние за все зло, соделанное египтянами.

По преданию, когда закон об убийстве детей обнародовали, большинство израильтян перестало всту­пать в брак, а те, кто состоял в нем, прекратили супружеские отноше­ния, опасаясь за жизнь будущих детей. И тогда угроза нависла над самим существованием народа: очевидно, фараон коварно рассчитал, что его жестокий приказ будет воздействовать не только на египтян, но и на евреев. Он, конечно, желал, чтобы еврейский народ сам отка­зался от рождения детей. И, тем не менее, написано: «Некто из племе­ни Левиина (Амрам, «народ возвышенный») пошел и взял себе жену... Жена (Иохаведа, «Господня слава») зачала и родила сына...» И произошло это в семействе из колена Левия... Чем же оно выделялось и чем отличалось от всех прочих колен?

Левию, третьему сыну Иакова от Лии, было предназначено стать священ­ником, и от него должно было произойти священническое колено — колено посредников между Богом и народом Израиля. Именно в этом колене более всего сохранялось благочестие и передавалось из рода в род неповрежденное предание, восходившее к предкам-патриархам, и именно левиты хранили в чистоте свою жизнь, остерегаясь чуждых египетских обычаев.

Мало того, по преданию, колено Левиино даже было свободно от порабощения; как устроил это Господь и как это было обосновано в глазах египетских властей, мы точно не знаем. Однако о том свиде­тельствует многократный свободный приход Моисея и Аарона, представителей колена Левия, к фараону, на что рабы, конечно, права иметь не могли. В этом колене — единственном из двенадцати — даже в Египте должна была поддерживаться и духовная, и физичес­кая свобода, потому что при абсолютном рабстве гаснут последние искры Богопознания.

Жена зачала и родила сына и, видя, что он очень красив, скрывала его три месяца... (Исх.2,2)

Первые три месяца младенца еще удавалось как-то скрывать. Предание говорит, что он был очень смышленый, не кричал и не плакал, и соседи-египтяне ничего не слышали. Согласно другому преданию, Моисей родился семимесячным, поэтому об его существова­нии могли и не догадываться.

«Но не могши долее скрывать его, взяла корзинку из тростника и осмолила ее асфальтом и смолою и, положив в нее младенца, поставила в тростнике у берега реки, а сестра его стала вдали наблюдать, что с ним будет» (Исх.2,3-4).

«Мирьям» происходит от глагола «мара» - «быть горьким», т.к. она родилась в горькие годы рабства и геноцида. Но она же и названа пророчицей.

Видимо, Сам Господь поведал ей, что случится чудо, младенец будет спасен, и она стояла и наблюдала с верой и упованием, как будет исполняться услышанное ею от Господа.

Сколько должно было произойти различных совпадений, чтобы младенец был спасен таким неожиданным образом: именно на это самое место должна была прийти дочь фараона, чтобы искупаться в реке (хотя египетские дворцы были снабжены прекрасными купаль­нями и бассейнами); к тому же принцессе должен был понравиться найденный младенец; кроме того, она должна была решиться взять еврейского ребенка в свой дом, зная об отношении к евреям своего грозного отца. Однако все произошло точно так, как описано, потому что никакого совпадения здесь не было и быть не могло — все предо­пределил и устроил Сам Господь.

В ту минуту, когда принцесса убеждается, что перед ней еврейский ребенок (а об этом могло свидетельствовать обрезание), Мариам как раз и подходит к ней, предлагая позвать кормилицу из евреек, которая вскормила бы принцессе младенца.

Удивительно, но Мариам нисколько не сомневается в том, что дочь фараонова усыновит младенца! Об этом свидетельствуют ее слова: «чтобы... вскормила тебе». Допустим, дочь фараона могла бы спасти ребенка, своей властью избавить его от смерти. Однако думать, что она усыновит его, что решится взять в дом фараона представителя народа, обреченного на уничтожение?! Это должно было казаться, по меньшей мере, необычным. Только полнейшее доверие к слову Господню, ей возвещенному, могло устранить все сомнения из сердца Мариам. Бог действовал в тот миг в обоих сердцах — в сердце сестры Моисея и в сердце его новой, приемной матери.

Не менее удивительно согласие принцессы отдать младенца именно еврейской кормилице, хотя вокруг было так много египтянок. Соглас­но преданию, младенец не брал грудь египетской кормилицы, ибо Господу было угодно, чтобы Моисей был вскормлен собственной матерью и, возрастая в своей семье, узнал жизнь и предания еврей­ского народа, проникся его верой. И вот уже из уст принцессы разда­ется слово согласия: «Дочь фараонова сказала ей: сходи» (Исх.2,8)

Краткое слово, но в нем — жизнь и спасение младенца! Даруется жизнь и благоволение и самой Мариам, которая осмелилась обратить­ся к дочери фараона. «Сходи» означает, что младенец с этого момента усыновляется царевной.

Таким образом, согласно замыслу Божьему, Моисей — единствен­ный из своего народа — принимается в дом фараона, оставаясь при этом истинным израильтянином, которому мать передает традиции своего племени.

Только такое двойное воспитание и могло сделать Моисея способ­ным к тому, чтобы стать вождем своего народа: он знал и принимал близко к сердцу страдания израильтян, сам вырастая на свободе и приобщаясь к знаниям египетских мудрецов. Если бы Моисей остался со дня рождения в доме своей матери, его, скорее всего, убили бы, раньше или позже. Если бы его передали навоспитание бедуинам пустыни, то он одичал бы среди них, не будучи приобщен ни к еврей­ской, ни к египетской культуре, и не смог бы стать избавителем народа. Если бы он воспитывался при дворе фараона, но не знал ниче­го о собственном народе и его страданиях, то тоже не смог бы осуществить призвание спасителя. Значит, Господь устроил все так и только так, чтобы Моисей был всесторонне образован, знал жизнь обоих народов и мог впоследствии находить общий язык и с евреями, и с египтянами (ведь множество египтян обратилось к истинному Богу и присоединилось к израильтянам при их исходе — Исх.12,38; 12,49).

«Когда Мариам призвала Иохаведу, дочь фараонова сказала ей: возьми младенца сего и вскорми его мне; я дам тебе плату. Женщина взяла младенца и кормила его» (Исх.2,9)

Господь не только спас раба своего Моисея, но Он сделал так, что его кормила собственная мать по повелению дочери фараона и даже получала плату за вскармливание потенциального наследника пре­стола (о такой возможности упоминается у Иосифа Флавия, в агадических комментариях к Книге Исход и в Талмуде).

«И вырос младенец, и она привела его к дочери фараоновой, и он был у нее вместо сына» (Исх.2,10)

«Моисей, приведенный в дом фараона, должен был теперь получить нечто вроде «высшего образования» знатного египтянина. Существует предание, что когда дочь фараонова первый раз принесла младенца во дворец и показала своему отцу, ребенок тотчас потянулся к короне фараона, схватил ее и сбросил на пол. Согласно египетским приметам, это был очень плохой признак. Было решено, что младенца, явившего столь дурное предзнаменование, надо убить. Однако дочь фараона со слезами на глазах стала заступаться за него, и тогда фараон призвал всех своих волхвов, жрецов и вельмож, и те начали гадать: а не тот ли это самый младенец, ради избавления от которого в Египте убивали еврейских мальчиков? Не его ли спасла дочь фараона? Тогда самые мудрые жрецы повелели принести два блюда — одно с золотом и драгоценными камнями, а другое – с горящими угольями. Если младенец – тот самый, он должен быть смышленым с рождения и потянуться к золоту – символу царской власти. Если же он потянется к углю и возьмет его в рот, значит, он глуп и не опасен для фараона. И Моисей уже потянулся было к золоту, но архангел Гавриил, охранявший его, невидимо направил его руку к другому блюду. Тогда он положил уголь в рот и обжег язык — поэтому Моисей и стал косноязычен (Иск.4,10 и 6,12). Тем не менее, жизнь младенца была спасена, а принцессе позволили его усыновить: «Он был у нее вместо сына и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его» (Исx.2,10)

Кто же нарек его Моисеем: мать или дочь фараона? Ведь обе они упоминаются в этом стихе. Когда в XIX веке был заново открыт и изучен древнеегипетский язык, то оказалось, что в имени <Моше> — Моисей — сокрыта контаминация двух смыслов, двух этимологии: древнееврейской и древнеегипетской. По-древнеегипетски «Мосе» означает «сын», «дитя». Это слово является частью имен некоторых фараонов: Тутмосе (Тутмос) - «сын бога Тота» (бога мудрости), Яхмосе (Яхмос) — «сын бога Яха» (бога Луны) и т.д. По-древнееврейски «Моше» (от глагола <маша> - «вытягивать», «вытаскивать», «избавлять») значит «извлеченный», «вынутый», «спасенный», а при символическом истолковании этого имени — «извлекающий», «выводящий» и «спасающий». Видимо, мать так назвала мальчика по внушению свыше: «Моше» — это одновременно и «вынутый из воды», и «тот, кому суждено вывести, спасти, извлечь» из темных вод египетского рабства израильский народ. Таким пророческим именем, притом с древнееврейской этимологией, могла, конечно, наречь ребенка только родная мать.

Имя, однако, звучало так, что оно понравилось и дочери фараона, которая, истолковав по-своему, восприняла его как египетское: «Мосе» - «сын», «дитя». Так, но промыслу Божьему, пророческое имя, данное матерыо, Моисей сохранил и во дворце фараона»[14].

«Спустя много времени, когда Моисей вырос, случилось, что он вышел к братьям своим [сынам Израилевым] и увидел тяжкие работы их; и увидел, что Египтянин бьет одного Еврея из братьев его, [сынов Израилевых]. Посмотрев туда и сюда и видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке» (Исх.2,11-12).

Моисей пользуется положением египетского вельможи-жреца, имевшего власть жизни и смерти, но опасается быть уличенным в сочувствии к рабам-евреям.

Однако, выйдя «на другой день», он увидел, что «два Еврея ссорятся; и сказал он обижающему: зачем ты бьешь ближнего твоего? А тот сказал: кто поставил тебя начальником и судьею над нами? не думаешь ли убить меня, как убил [вчера] Египтянина? Моисей испугался и сказал: верно, узнали об этом деле» (Исх.2,13,14).

Почему же «Моисей испугался»? Буквальный смысл очевиден: Моисей испугался, что убийство надсмотрщика получило огласку и теперь фараон поймет, на чьей стороне симпатии Моисея, и захочет от него избавиться. Так и произошло: «И услышал фараон об этом деле и хотел убить Моисея; но Моисей убежал от фараона и остановился в земле Мадиамской, и сел у колодезя» (Исх.2,15)

Есть и второй, более глубокий смысл в словах «Моисей испугался». Ведь перед убийством египтянина Моисей убедился, что вокруг никого нет. Кто же в таком случае оставался единственным свидетелем содеянного им, кто мог сначала рассказать об этом другим евреям, а потом и донести фараону? Ответ может быть только один: еврей, спасенный Моисеем из рук палача-надсмотрщика! И Моисею, увидевшему такой поворот событий, было чего устрашиться. Если спасенный им от смерти человек вместо благодарности доносит на него, подвергая своего спасителя смертельной опасности, значит, народ дошел до той степени нравственного падения, на которой он уже не способен возжаждать свободы. Рабское самоощущение стало свойственно ему изнутри, поселилось в его сердце. И Моисей бежит из Египта.

Вчерашний блистательный вельможа стал бездомным, нищим скитальцем, которо­го ищут, чтобы убить, который бежит и нигде в Египте не может найти ни куска хлеба, ни пристанища, потому что теперь он — опас­ный преступник в глазах фараона.

Земля Мадиамская находится на Синайском полуострове, непода­леку от горы Синай, или Хорив, где впоследствии было дано через Моисея откровение Господне всему народу Израилеву. Волею Божьей Моисей возвращается к образу жизни патриархов — своих отцов: как и они, он сидит у колодца, встречается с пастухами, женится на девушке из пастушеского племени, восходящего по родословию к праотцу Аврааму: «И взял Авраам еще жену, именем Хеттуру. Она родила ему Зимрана, Иокшана, Медана, Мадиана, Ишбака и Шуаха» (Быт.25,1-2).

«У священника Мадиамского [было] семь дочерей, [которые пасли овец отца своего Иофора]. Они пришли, начерпали воды и наполнили корыта, чтобы напоить овец отца своего [Иофора]. И пришли пастухи и отогнали их. Тогда встал Моисей и защитил их, [и начерпал им воды] и напоил овец их. И пришли они к Рагуилу, отцу своему, и он сказал [им]: что вы так скоро пришли сегодня? Они сказали: какой-то Египтянин защитил нас от пастухов, и даже начерпал нам воды и напоил овец [наших]» (Исх.2,16-19).

Мадиамский священник имеет два имени, в различных традициях:

1. Рагуил (<Реуэлъ>) - не столько имя, сколько должность, ранг, или священный сан этого человека: <раа> («пасти»), <Элъ> («Бог»), т.е. «пастырь Божий».

2. <Йётер> или <Иитро> происходит от глагола <йатар> — «преизбыточествовать», «превосходить».

«Он сказал дочерям своим: где же он? зачем вы его оставили? позовите его, и пусть он ест хлеб. Моисею понравилось жить у сего человека; и он выдал за Моисея дочь свою Сепфору» (Исх.2,20-21).

Сепфора (<Ципора>) — мадиамское имя, означающее «птица» или «когтистая» и восходящее к древнееврейскому корню. Оно может значить и «лучезарная», от <цафар> — «испускать лучи». В этом случае оно указывает на чистоту и праведность, на светлый характер жены Моисея.

«Она родила сына, и Моисей нарек ему имя: Гирсам (Гершом)» (Исх.2,22), в котором соединены два корня: <гер> — означает «пришелец», и <шам> — «там», т.е. «пришелец (я) там»: «Потому что, говорил он, я стал пришельцем в чужой земле» (Исх.2,22).

Очень может быть, что под «чужой землей» Моисей имел в виду не только Мадиам, но и Египет, ведь он олицетворял собой надежду всего Израиля на выход из рабства в землю отцов.

Спустя долгое время, умер фараон. Но страдания Израиля не стали меньше со сменой одного диктатора другим. «И стенали сыны Израилевы от работы и вопияли, и вопль их от работы восшел к Богу. И услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом. И увидел Бог сынов Израилевых, и призрел их Бог» (Исх.2,23-25).

Что же делал Моисей? «Пас овец у Иофора, тестя своего, священника мадиамского. Однажды провел он стадо далеко в пустыню и пришел к горе Божией, Хориву (Она же – Синай)» (Исх.3,1) («Хорев» - «совершенно иссохшая, оцепеневшая, уничтоженная» местность).

Нужно сказать, что большинство «пустынь» Палестины и прилегающих к ней территорий в сезон дождей покрывается растительностью. Сухая трава остается на земле и по окончании дождей, поэтому такая пустыня может служить пастбищем для мелкого скота.

«И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста».

Еврейский текст может быть понят двояко: ангел господа яв­ляется Моисею либо в огне, либо в виде огня. Последнее понимание предпочтитель­нее: ср. явление господа в виде огненного столпа (13,21) или явление Славы гос­подней в виде огня, полыхающего на вершине горы (24,17).

«И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает. Моисей сказал: пойду и посмотрю на сие великое явление, отчего куст не сгорает. Господь увидел, что он идет смотреть, и воззвал к нему Бог из среды куста, и сказал: Моисей! Моисей! Он сказал: вот я, [Господи]! И сказал Бог: не подходи сюда; сними обувь твою с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, есть земля святая» (Исх.3,2-5).

Еврейское слово малах (равно как и греческое ангелос) означает просто «вестник». Так называются и посланцы царей (4Цар.14,8), и посланцы простых людей (Быт.32,4), и посланцы Бога. Чаще всего вестник Бога является в облике человека, но в Пс.103,4 о господе сказано, что Он «делает вет­ры Своими вестниками, // Своими слугами — огнь пылающий». Явление ангела есть одновременно и явление Пославшего его, поэтому в ряде текстов Ветхого Завета слова «ангел» и «Бог» (или «ангел» и «Господь») чере­дуются (Быт.31,11-13; 48,15-16), как и в данном эпизоде.

Словом Господь в русских переводах принято передавать главное имя Бога в Ветхом Завете — ЙХВХ. Первоначально оно, вероятно, звучало как Яхве, однако между VI и III вв. до н.э. сформировалась традиция не произносить это имя вслух. У евреев принято заменять его словами «Господин» (Адонай), «Бог» (Элохим) или «Имя» (Ха-Шём). Первые переводчики Ветхого Завета на греческий передавали это имя словом Кюриос («Господин»). Славянский и синодальный пе­реводы следуют греческому: «Господь».

«И сказал [ему]: Я Бог отца твоего, Бог Авраама, Бог Исаака и Бог Иакова. Моисей закрыл лице свое, потому что боялся воззреть на Бога» (Исх.3,6).

И Бог посылает Моисея к фараону, чтобы вывести из Египта сынов Израилевых «в землю... источающую молоко и мед». Здесь употребляется гипербола, подчеркивающая изобилие Земли Обетованной. Под медом в Ветхом Завете чаще всего имеется в виду не пчелиный мед (пчеловодства как такового древние евреи не знали), а фруктовая патока, получаемая из фиников.

Но Моисей боится, что ему не поверят сами израильтяне. Какое знамение? – «Вы совершите служение Богу на этой горе» (Исх.3,12) – знамение верой в будущее.

Но каково имя «Бога отцов», собирающегося вывести Израиль из Египта? На вопрос Моисея Бог дает три ответа.

Первый ответ парадоксален: «Я Тот, Кто Я Есть» (евр. эхьё ашёр эхьё). Ины­ми словами, Бог отказывается сообщать свое имя — точно так же, как ночной противник Иакова в Быт.32,29 или ангел в Суд.13,17-18 (Исх.33,19).

Второй ответ делает из парадоксального утверждения имя — «Я Есть» (евр. Эхьё).

Третий ответ («Господь, Бог... Авраама, Исаака и Иакова») заменяет только что образованное имя Эхьё («Я Есть») на подлинное имя Бога — Господь (евр. ЙХВХ, Яхве). Подстановка сопровождается характерной для Ветхого Завета иг­рой слов: имя Яхве созвучно (а возможно, и этимологически родственно) слову эхьё («Я есть»).

В Септуагинте слова «Я Тот, Кто Я Есть» переведены как богословское опре­деление: «Я – Существующий» (эго ими о Он). Здесь, несомненно, влияние гре­ческой платонической философии, в которой важнейшее место занимает такая категория, как «существующее» (то он) — Высшее Благо, источник всякого бы­тия.

Моисей посылается к старейшинам, а вместе с ними – к фараону, чтобы просить выйти в пустыню на три дня пути, «принести жертву Господу (Яхве), Богу нашему».

Господь предупреждает, что «египетский царь не позволит вам уйти, станет удерживать силой».

Потому исход из Египта будет выглядеть как победа сынов Израилевых над египтянами, а победа на древнем Ближнем Востоке обычно сопровождалась грабежом побеж­денных или взиманием с них дани. Показательно, что в 2Пар.20,25 употреблен­ное в Исх.3,21-22 («И дам народу сему милость в глазах Египтян; и когда пойдете, то пойдете не с пустыми руками: каждая женщина выпросит у соседки своей и у живущей в доме ее вещей серебряных и вещей золотых, и одежд, и вы нарядите ими и сыновей ваших и дочерей ваших, и оберете Египтян») слово ниццёл («взять добычу») применяется к грабежу убитых неприя­телей.

Господь обещает сделать так, что египтяне (испуганные? пораженные чудеса­ми?) не в силах будут ни в чем отказать сынам Израилевым и сами отдадут им свое добро (ср. Исх.12,35-36). «Вы нарядите даже своих детей» — В древности украшения носили и мужчины и женщины, но наряжать детей было не принято; это признак необычайного богатства.

На просьбу Моисея об особых знамениях для израильтян Господь отвечает двумя:

1. жезл, обращающийся в змею (Моисей так испугался, что побежал от него);

2. проказа, покрывающая руку и снимающаяся при положении ее за пазуху (это не сегодняшняя лепра, болезнь Гансена, а болезнь типа лишая).

Моисей пытается отказаться от миссии, ссылаясь на свое косноязычие, но Господь говорит, что устами Моисея будет старший брат, Аарон-левит.

Моисей забирает у Иофора жену и детей (у него родился и второй сын), садит их на осла и идет в Египет.

Ночью, после провозглашения заповеди Моисею сказать фараону о наказании смертью его первенца в случае непослушания Господу, искушение подстерегает самого Моисея. Господь «хотел убить его». Видимо, показывалась серьезность дела: если Моисей шел наказывать Египет, он должен был быть непорочен, однако его собственный сын был еще не обрезан. Циппора обрезала крайнюю плоть родившегося малыша и помазала ноги Моисею, являя тем самым прообраз Пасхи – посвящения Богу всех младенцев Израильских, из-за смерти первенцев Египетских.

Около Хорива Моисей встретился с Аароном, которому до того было видение Господа.

 

Жизнь Моисея. Казни египетские (Исх.7-11).

 

Фараон, который себя сам считал богом, отказался повиноваться какому-то малоизвестному Яхве. И тогда начинаются «казни».

За первыми, безобидными чудесами Мо­исея и Аарона (7,8-13) следуют девять сверхъестественных кар («казни египетс­кие»). Они организованы в три триады. Первые три кары — превращение воды в кровь (7,14-24), нашествия жаб (8,1-15) и мошек (8,16-19). По велению Моисея, эти чудеса творит Аарон с помощью посоха. Египетские маги пытаются доказать, что они не хуже Аарона (невзирая на то, что их волшебство приносит вред их соб­ственной стране!). Во время третьей кары маги оказываются побежденными.

Далее следуют нашествие оводов (8,20-32), падёж скота (9,1-7) и нарывы (9,8-12). Здесь Аарон отступает на задний план, чудотворный посох не играет ника­кой роли, а маги упоминаются лишь раз — как окончательно побежденные Мои­сеем и Аароном.

Следующие три кары — град (9,13-35), нашествие саранчи (10,1-20) и тьма (10,21-29). Эти чудеса творит уже сам Моисей, опять-таки с помощью посоха. На последних казнях фараон уже склоняется отпустить израильтян, но в последний момент упорствует, боясь потери дармовых рабов (то отпускает только мужчин, то не отпускает жертвенный скот и т.д.)

Особняком стоит десятая кара — смерть первенцев (11,1—12,32). За ней пос­ледует последнее чудо, которое окончательно продемонстрирует, насколько Бог сильнее фараона, — гибель в море Суф всего египетского войска во главе с самим фараоном (14,1-31).

 

***

 

«Первая казнь, которую навел Господь на Египет — это превращение всех питьевых вод в кровь. Моисей, по воле Божьей, превратил в кровь не только воды Нила, но и все воды Египта вообще. Египтяне, поклонявшиеся Нилу, вдруг увидели, что река обратилась в кровь по воле «чужого, неведомого Божества», и, следовательно, сама не является всесильным богом... По их представлениям, бог Нила лишился могущества, и теперь действу­ет какая-то другая, высшая сила…

Египтяне поклонялись земноводным живот­ным — Бог наказал их жабами.

Поклонялись насекомым и воздуху — их наказали воздухом, кишащим мошками.

Поклонялись диким зверям — стаи диких зверей напали на Египет (др-евр. <аров>, буквально — «смесь», «стая», в русском переводе — «песьи мухи»; означает также диких зверей).

Египтяне почитали небеса (в образе богини Нут) — и вот небеса поражают их градом;

приносили жертвы земле (в образе бога Геба) — и вот саранча поедает произведения земли;

молились богу Солнца (Амон-Ра) — и вот Египет объяла трехдневная «тьма египетская»;

обожествляли фараона (земная ипостась бога Гора) - и вот в числе первенцев Египта поражается наследник фараона…

Сначала волхвы, т.е. жрецы фара­она, пытались противостоять Моисею. Когда Моисей явил первое зна­мение и брошенный им жезл обратился в змея, то по приказу фараона пришли волхвы, и жезлы, брошенные ими, тоже обратились в змей. Но жезл Моисея пожрал жезлы волхвов. И тогда волхвы уверились в силе Божьего посланника: те внутренние победы, которые они одер­жали над собою, т.е. иносказательно «змеи, которых они превратили в посохи», - ничто по сравнению с той внутренней победой, которую одержал Моисей, и с тем духовным уровнем, которого он достиг.

Волхвы в свою очередь пытались имитировать и некоторые казни египетские. Когда Моисей, например, вывел жаб из Нила и они заполонили весь Египет, то и волхвы сделали то же самое. Но когда по повелению Божьему весь воздух наполнился мошками, то волхвы не сумели повторить чудо и сказали: «...Это перст Божий», потому что жизнь из неживого вещества они создать не могли — человеку это неподвластно. И в конце концов волхвы Ианний и Иамврий — их имена, сохраненные иудейской традицией, содержатся и в Новом Завете (2Тим.3,8) — по преданию, обратились всей душой к Господу и отреклись от идолопоклонства»[15].

 

Ветхозаветная Пасха, ее обряды, требования к пасхальному агнцу.

Исход из Египта (Исх.12-13).

Ст.1-2: Исходом из Египта для евреев полагалось начало новой жизни, с этого времени порабощенному народу давалась возможность широкого государственного развития и духовно-нрав­ственного совершенствования. Поэтому месяц выхода евреев из Египта должен был, по воле Божией, на будущее время быть пер­вым месяцем года. Месяц этот, называемый ниже (13,4) "авив" (слав. "плодов новых", т.е. месяцем колосьев, время жатвы ячменя – «пресного хлеба»), впоследствии, после вавилонского плена, получил наименование нисана (месяц цветов), он соответствует нашему марту-апрелю. Действительно, в последующие времена священный год евреев начинался с этого месяца, но в то же время у евреев сохранился другой счет месяцев для года гражданского, начинавшегося с самого месяца "тиори", соответствующего нашему сентябрю-октябрю.

Ст.3-14; Господь называет установленный Им праздник Пасхою: "Пасха (евр. "песах" есть Господня").

Объясняя затем значение праздника, Господь говорит, что Он этою ночью пройдет землю египетскую, поразит всех первен­цев Египта - от человека до скота и над всеми богами египет­скими произойдет суд, под чем можно понимать поражение обоготворяемых египтянами животных, или согласно с иудейским пре­данием - чудесное сокрушение египетских идолов. Кровь же пас­хального агнца на домах евреев будет знамением, по которому Господь "пройдет мимо их" (евр, "песахти", слав. "покрываю вы" - последний перевод, до некоторой степени, выражает другое скры­тое в слове "песах" понятие - пощады). Таким образом, слово Пасха означает, в ближайшем смысле "прохождение мимо", но в то же время по своим последствиям установляемое празднество было избавлением, помилованием евреев в лице их первенцев.

Праздник Пасхи называется вечным установлением в том смысле, что он имел совершаться до конца времен ветхозаветных. Кроме того, он является вечным в собственном смысле, ибо но­возаветная Пасха, прообразом которой был пасхальный агнец, будет совершаться вечно.

Жертву пасхального агнца можно рассматривать в ближай­шем историческом значении - в отношении к евреям и в духовно-таинственном преобразовательном значении - в ряду ветхозаветных прикровенных указаний на устроение нашего спасения, со­вершенное Господом Иисусом Христом.







Дата добавления: 2014-11-12; просмотров: 757. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.147 сек.) русская версия | украинская версия