Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Идентификация. Будучи сами людьми ничтожными, гнусными, они и всех других предполагали такими же и нисколько не сомневались





Будучи сами людьми ничтожными, гнусными, они и всех других предполагали такими же и нисколько не сомневались, что их выкрики приятны Ходже Насреддину.

 

Л. Соловьев, «Возмутитель спокойствия»

 

Идентификация как психологическая защита представляет со бой разновидность переноса, связанную с неосознаваемым отожде ствлением себя с каким то другим человеком и переносом на себя


желательных качеств и характеристик. Это повышение своей са

мооценки до уровня представлений о другом через расширение со знания и границ своей личности. Человек, пользующийся такой формой защиты, заимствует чувства, мысли, идеалы, состояния других людей. За счет переноса он может вообразить себя на месте идеала для подражания, переносит в него центр своего Я и может самоотождествляться со значимой для себя личностью, по образцу которой он сознательно или бессознательно старается действовать. Кроме отождествления себя с кем то, происходит причисление себя к какой то группе, классу, типу, идее. Так, из всех видов спорта гребля кажется наименее привлекательной: тяжелый и однообраз ный труд, гребец не видит ничего вокруг. Но эти недостатки возме щаются ритмом и чувством единения с остальной командой. Часто человек испытывает потребность ощутить себя частью слаженно работающего могучего механизма. В команде гребцов этот идеал легко достижим. Чувство принадлежности к единому целому по ступает от команды к ее отдельному члену и возвращается назад как энергетическая подпитка. Пока усталость не развеет очарова ния, ничего лучшего и пожелать нельзя.

Часто практика идентификации помогает разотождествлению с ситуацией и принятию правильного решения. Например, даме, в ее отсутствие, любимый, редко балующий ее знаками внимания, принес букет роз. Положил в ванну, в воду и по случаю позднего времени лег спать. Дама, вернувшись домой, решила, что он их купил кому то... С этим вопросом она его и разбудила: «Куда де вать твой веник? Мне что, мыться не надо?» На ответ: «Он вообще то, предназначается тебе», дама начала метаться по квартире, не зная как отреагировать на нежданно негаданно доставшийся букет. Мыслей — масса, толковой — ни одной. После часа увещеваний, мужчина наконец сказал: «Представь себе, что этот букет принес Борис своей Ирине. Что она будет делать и как должна себя вес ти?» Пауза, во время которой происходит разотождествление себя с ситуацией, улыбка и, наконец то: «Спасибо, любимый!» Я умыш ленно упростил реальную ситуацию, чтобы каждый мог примерить ее «на себя», так сказать, идентифицироваться и вспомнить себя и свое поведение в похожих ситуациях.

Большинство людей, находящихся в состоянии кризиса, жалу ются на невозможность что то изменить вообще и никогда. Однако и поверхностный анализ показывает, что даже если положение серь езно, всегда есть возможность что то изменить. Только человек, на ходясь внутри ситуации, этого не видит. Он отрицает новые и про дуктивные подходы и методы лишь потому, что не имеет положи тельного опыта в их применении. Плюс страх нового, страх перемен.


Ко мне на прием пришла дама с обычным набором хворей и недо

моганий: раздражительность, бессонница, мигрень, отсутствие аппе тита, сбой в гормональной и гинекологической сфере, реакция на вол нение — расстройство желудка... Долго пришлось расспрашивать о сути проблемы, прежде чем она стала рассказывать: «У моего мужа другая. Он хороший человек. Добрый, нежный, внимательный, на дежный. На него можно положиться в трудную минуту. Но эта при вязанность выше его сил. Семейная жизнь давно идет по наезженной колее с учетом ее. Мы договорились не афишировать его увлечение. Договорились лишний раз не поднимать эту тему в разговорах. Реши ли подождать, что покажет время. Он не собирается меня оставлять и уходить туда... Я уверена, что дети не замечают происходящего... Но когда мы остаемся вдвоем, наедине, я не знаю, о чем с ним говорить. В сотый раз переговаривать все происходящее — нет желания. Я его люблю, но сказать об этом ему — равносильно вымаливанию у него внимания ко мне как к женщине. Кроме того, меня это унижает. Сей час у меня одна цель в жизни — вырастить детей. Дать им больше вни мания и заботы. Пусть они видят то, чего не вижу я. Правда, старший очень похож на отца. Я его почему то недолюбливаю».

Это кризис, но не тупик и не крах. Это шанс. Когда уже все по теряно, то терять нечего, кроме страданий. Это возможность начать жить по иному. Только надо посмотреть на сложившуюся ситуа цию шире. Или по другому. Женщина слишком долго играла роль несчастной, регулярно обманываемой жены. А выход был рядом. Она, по примеру подруги, занялась совершенно новым делом. Сна чала обучение, потом самостоятельная работа — открытие магази на детской одежды. Муж сначала воспринимал ее действия как чудачество и «дамский клуб». Потом стал всерьез интересоваться ее делами. Помог через свою фирму получить кредиты. Познако мил с нужными людьми... и увидел в своей жене то, чего не видел раньше. Он увидел, как исчезла вечно обиженная и несчастная жен щина и на ее место встала совсем другая. Семья постепенно укреп лялась, о третьей — даже не вспоминали. Роман скончался сам со бой, так как общение не подпитывалось одной из сторон.

Кто то, выходя из кризиса, сохраняет семью, кто то находит лю

бимую, кто то друзей, а кто то дело. И каждый, победивший свой кризис, убеждается: жизнь не закончена, она интересна и продол жает такой быть! Главное — желание. Возможность найдется. В этом нас убеждает опыт многих тысяч и миллионов людей, у которых он оказался успешным. Здесь не малую роль сыграла идентификация.

Таким образом, ощущение бессилия субъективно и связано не столько с ситуацией, сколько с ее односторонним видением. Бес просветность — следствие привычной точки зрения. Способность


увидеть аналогичную ситуацию по существу, а не по внешним ат

рибутам, дает нам идентификация с кем то близким, далеким или даже с литературным героем. Я знаю человека, который только на основании одной фразы в книге «Территория» О. Куваева научил ся пить в меру. Звучала фраза так: «Баклаков поднял кусок снега у входа, бросил его в железную кружку, растопил. Другой кружки не было, он положил на нары влажный кусок снега, долил в круж ку спирт, выпил... почувствовал, что ему еще хочется выпить, по этому заткнул бутылку и спрятал ее под нары». Этот человек выст роил модель и успешно ею пользуется: как только захотелось еще — отставь рюмку в сторону. Она уже лишняя. Кто то скажет: «Баналь но!» Согласен. Но сработало же!

В самом широком смысле идентификация — это растворение себя

в океане всеобщего идеала человечества. Тогда Человек преодолева ет свои внутренние рамки и приобретает единство с Миром, Богом, Идеей, Абсолютом. Разумеется, не сразу, постепенно, через увели чение собственной эмпатии, выделение своего, качественно нового Я, которое принимает Мир таким, каков он есть, без детской обиды. А если человек ощущает себя единым с миром, можно ли обижаться на его составляющие? Можно ли обижаться на больной палец или ушибленное колено? Скорее всего, нет. Желательно принимать меры по выздоровлению, но не по отсеканию больного члена.

Отождествление начинается с раннего детства. Сначала с при нятия на себя роли отца или матери, потом игры в «дочки мате ри», «космонавты», «черепашки ниндзя», «трансформеры». Эти игры приносят чувство единства и гармонии через причастность к кому то или чему то. Таким образом ребенок усваивает нормы по ведения значимых для него людей, повышается самооценка, про исходит социализация. Для этого желательно расширять круг об щения детей со значимыми для них взрослыми, с которых они мо гут брать пример, переносить на себя их положительные качества.

Бывает и антигерой. И поскольку он занимает определенное место в иерархии, может произойти пассивное восприятие инфор мации в том случае, когда этого быть не должно. «Знаешь, а он ре шил, что если ты на него орешь, значит, ты имеешь на это право. Он теперь тебя уважает и мечтает побить». Заложено с детства. Но жить с такой установкой — ругает, значит, имеет право, — непро дуктивно. Тем не менее, множество людей живет именно так, а ос тальные только диву даются: «Ну почему? Почему по хорошему не понимают? Как только наорал и выгнал — тут же на цыпочках, без матюгов, вежливо и трезво. И цену скостили до разумных преде лов». Речь, как вы догадались, идет об общении с мастерами, де


лающими ремонт в квартире. Впрочем, любая жизненная ситуа

ция богата примерами такого рода.

Антигерой в виде декларируемого, проявленного для себя и всех идеала встречается редко. Чаще он сидит глубоко и не виден сразу. Но проявления идентификации с таким «идеалом» налицо.

Включая в свой внутренний мир нормы, ценности, установки лю бимых и уважаемых людей, ребенок формирует свой идеал — внут реннее представление о том, каким он хотел бы быть. Стремление к отождествлению тем больше, чем ближе образ героя смыкается с представлением об идеальном варианте самого себя. «Кого люблю, того и бью» — тоже об этом. Обижаемся на своих, так как имеются ожидания того, что должно быть, и разочаровываемся в обманутых надеждах. На своих обида горше. Она тяжелее переносится.

 

 

Идентификация тем плоха, что игрой в «следование за лидером» можно настолько увлечься, что уйдешь за ним, как за гаммельским музыкантом неведомо куда.


В построении социальной защиты идентификация играет важ

нейшую роль. Это основа мифологического мышления: уничтоже ние злого колдуна, ведьмы или знахаря всегда внушает успокое ние. Кстати, отсюда живучесть стереотипов защиты в виде «охоты на ведьм». Не думайте, пожалуйста, что такие страсти кипели толь ко в мрачном средневековье. В 1996 году из за подозрения, что од носельчанка «навела порчу моему мужу Лебедкину Александру и его брату Сергею» (из заявления в ГРОВД), при поиске книги, в народе называемой «черной магией», забили насмерть молотками по голове тридцативосьмилетнюю женщину. Ее двенадцатилетнюю дочь спасли реаниматоры. Ситуация напоминает Уганду столетней давности, а не конец двадцатого века. Это уголовное дело словно возродилось из прошлого. В те времена практиковалось нечто по добное: прибьют крестьяне предполагаемого колдуна — и не пони мают возмущения судьи. Один ответ: «А зачем он скотину морил?» Цивилизация так и не добралась до глухих уголков России. Заби тые, запуганные россказнями о «порчах», магии и пр., сегодняш ние крестьяне живут в собственном мирке. Часто журналисты пи шут о всевозможных чудесах, не ведая, чем слово газетное отзовет ся. Лариса, жена одного из убийц, не случайно выразилась на процессе «по научному», в том смысле, что «ведьмы управляют людьми». Словечко явно не из сельского лексикона, а из газетных публикаций. Арестованные стоят на своем. Друзья, родственники, дочь убитой ищут способы и средства отомстить за произошедшее. Прокуратура разрабатывает версии. Вроде бы, есть данные, что Александр «покуривал» и Сережку приучил. Это хоть как то объяс няет подоплеку происшедшей трагедии. Милиция смотрит на эту версию с изрядной долей скептицизма: с «травки» таких дел не тво рят. А Лариса Лебедкина считает, что Александр и Сергей — толь ко первые ласточки. «Ведьм» и дальше будут убивать: больно уж они разбушевались... Напоминаю — это не 1596, а 1996 год. И не Центральная Африка, а Белгородская область России. Личностные верования, базирующиеся на архаических формах, самые живучие. Деградировать проще, чем эволюционировать. Проще перенести свои тревоги и страх на соседку, отличающуюся своим поведени ем, а не взять на себя ответственность за то, что происходит в соб ственной семье. Равно как проще не выдумывать идеал, а взять его с кого то реально существующего или придуманного ранее и не нами. Что то легендарно героическое. Таким же образом создает ся и культ героя, полубога, бога.

При сравнении себя с идеалом и появлении отклонений при со поставлении в сторону ухудшения, у человека возникает состояние тревожности и напряженности. После этого начинаются душевные


страдания от игры «Ах, бейте меня!» (Э. Берн) до выяснения у гуру,

Наставников, Учителей и психологов ответа на вопросы: «Каким должен быть идеальный человек?», «Дайте мне идеал, и я буду пытаться изо всех сил ему соответствовать». Это, как правило, не получается. Тогда возникший конфликт решают по всякому: на чинают ненавидеть себя, идеал и все связанное с ним. Или же, на оборот, любят и себя и идеал. Последний вариант предполагает по вышение самодостаточности, самоуважения и признание себя как данности в рамках концепции «Я — есть Я». Настрой на Идеал, как на камертон, не только помогает в скорейшей отработке Кармы, но и обеспечивает высший уровень защиты — Эгрегорный (более под робно об Эгрегорах мы поговорим чуть позже), когда не надо про сить, все дается сполна. Это уже Служение. Примером может быть спортсмен, борющийся за победу до последнего; аскет, идущий на костер; гуманист, страдающий за все человечество; ученый, ставя щий опасный опыт на себе* . Человек может этого не осознавать, но пока он предан Идее, Делу, защита срабатывает на 100%. Только неопытные оккультисты маги нападают на таких людей, так как ответный удар незамедлителен, силен, неожиданен и, что любопыт но, во много раз мощнее нападения.

В большинстве случаев дело разворачивается следующим обра

зом. Ко мне за помощью обратилась молодая женщина в депрес

сивном состоянии. Ее изматывали приступы паники. Внешне — эффектная, ухоженная, прочно стоящая на ногах. Внутренне — зажатая, истеричная, боящаяся перемен, неуверенная в своих си лах. Она сбрасывала маску только в пустой квартире перед собой. Оказывается, она целеустремленно и методично лепила из себя по добие какой то кинодивы из Голливуда. Прочитала о ней все, что доступно. О ее жизненном пути, привычках, причудах, характере, внешних параметрах, диетах, комплексах физической нагрузки и прочем. Но, копируя эту голливудскую диву, она потеряла саму себя: умную, ироничную, привлекательную и отзывчивую. Новая, не присущая ей роль, искалечила ее внутренне. Она больше всего на свете боялась не соответствовать выбранному идеалу, навязан ному самой себе символу. Она измучила не только саму себя, но и окружающих: родителей, любимого, сотрудников. Сконструиро вав идеал, она старалась ему изо всех сил соответствовать в чужих и в своих глазах, после чего оказалась в тупике. Тупике, созданном самостоятельно. Внутреннее напряжение постепенно увеличива лось, и как итог — кризис во всем. К счастью, она не стала выхо дить из кризиса подобно кинодиве, а стала искать специалиста.

 

* Л.Н. Гумилев называл таких людей пассионариями (от англ. passion —

страсть).


Выход из кризиса был достаточно долог: нахождение в себе изна

чально хороших качеств, выявление индивидуальности, возрож дение любви к себе. У каждого своя, отличная от других, кризис ная ситуация. Своя боль — самая больная. В приведенном случае женщина, выбрав не те, не свои ориентиры, отбросила в сторону самореализацию. Аналогично, взяв не те ориентиры, можно загнать себя в депрессию.

За счет подключения к энергоинформационным каналам Эгре гора и Служения какой либо Идее, человек чувствует себя сопри частным к чему то, что выше, лучше его. Устремленность к идеа лам не может не подкупать, хотя ее можно использовать по разно му. Особенно это характерно для взросления, вступления в пору зрелости, когда теряется сказочное очарование мифа. Скажем, как сейчас. Люди потеряли веру в политику как в волшебство. Избира тели вникли, что даже выбранные демократическим большинством начальники и депутаты, с легкостью раздают только обещания, уверения и подзатыльники. Уже нет жажды перемен. Нет полити зации. Нет истеричной любви к идеологическим бонзам и кумирам. Народ устал от политики? Бред. Как можно устать от того, чем сам лично не занимаешься? Или устал от титанических усилий по хож дению с бюллетенями пять раз в год в воскресенье к урне? Скорее всего, повинна «вилка» между желанием чуда и пониманием того, что чуда уже не будет. Сознание недостижимости желаемого рож дает апатию, скуку, усталость, мелочную агрессивность. Но глав ное — нет объединяющей вдохновляющей идеи на возрождение. Отсутствует понятный большинству конкретный идеал, на который можно равняться, с которым можно идентифицироваться. Подчер киваю — конкретный. Так как абстрактные гуманистические иде алы существовали и существуют, но они очень далеки от понима ния большинства. Впрочем, не настолько они и абстрактны. Вот некоторые из них:

— помни дни рождения своих друзей;

— крепко пожимай руку при рукопожатии и смотри людям в глаза;

— чаще и искреннее говори «Спасибо» и «Пожалуйста», пер

вым говори «Привет!»;

— пой, когда принимаешь душ;

— живи чуть чуть скромнее, чем тебе позволяют средства;

— выучи три четыре смешных приличных анекдота;

— если случится подраться, то бей первым и крепко;

— отдавай долги;

— не откладывай получение удовольствия «на потом»;


— удивляй любимых и близких маленькими неожиданными по

дарками;

— каждый день говори трем разным людям что то хорошее;

— хотя бы два раза в год любуйся восходом Солнца;

— ходи в чистой обуви;

— не просят — не помогай;

— не можешь — не обещай;

— не желай другому того, чего не хотел бы себе.

Абстрактно? Скорее всего, нет. Тяжелее этому следовать, так как это путь индивидуальности, а мы привыкли идентифицировать ся с чем то «великим и ужасным».

При построении системы самозащиты необходимо учитывать сле дующие закономерности. Защищая собственные интересы, одни группы (возрастные, социальные, «по интересам») навязывают дру гим, против их воли, свои нормы и правила. Взрослые — детям, уче

ные — не ученым, знатоки — дилетантам, дилетанты — остальным желающим, средний слой — низшему, мужчины — женщинам... Тех, кто отказывается подчиняться этим нормам, правилам, зако нам писаным и неписаным, превращают в отверженных, отщепен цев. Для этого существуют специализированные институты власти, общественное мнение. Это заставляет человека загонять в подсозна

ние невостребованные переживания, бьет по его самооценке и само реализации, приводит к глубинному конфликту, который так часто является неотъемлемым свойством нестандартных личностей, худож ников, поэтов. Но при этом достигается общественное согласие — ста бильность общества, которая поддерживается законами.

Желательно помнить вот еще о чем. Мораль общества созревает на эпоху раньше права. Она рождается в кровавой каше и превра щает ее участников в единое племя. В этом случае любое амораль ное действие, которое рассматривалось как нормальное ранее, пре вращается в действие, наказуемое богами. Если боги медлят, то коллектив такими особями занимается сам и всерьез. Сначала —

на основе опыта и требований момента. Впоследствии — на основе закона. Право в этом случае выступает как конструктивная основа общества, но охватывает только то, что может предположить чело век, занимающийся законотворчеством. Если нет понятия «интел лектуальная собственность», как можно предположить, что ее мож но похитить? Закон выступает как инвариант отношений, которые

мы хотим сохранить при изменении окружающей среды. То есть закон — это или общественный договор, или наша выдумка. Что почти одно и то же.

В родоплеменных общинах существовали ежегодные процеду

ры изгнания «козла отпущения»: на него взваливались все непри


ятности, он «нес» ответственность за все плохое и изгонялся. В по

зднее время его функции выполняли схизматики, еретики, невер ные, быдло, интервенты, угроза с Востока, противостояние двух систем, вредители, жидо масоны... Борьба со злом, о которой так много говорится в эзотерической литературе, не предполагает его полного искоренения. Предполагается его перераспределение, пе реложение вины за него на иные плечи.

Идентификация как была актуальна пять тысяч лет назад, так она актуальна и сегодня. Сейчас опять много людей с заниженной самооценкой. Для ее повышения и фиксации на этом уровне они нуждаются в замедленной и прочувствованной идентификации с героями сначала потерявшими все, но к которым приходит заслу женная удача, любовь, деньги, покой. Не зря считается, что Гол ливуд «вытащил» США в годы Великой депрессии сказками о Золушке и воплощенной Американской мечте. Не зря такой по пулярностью пользуются, и не только у нас, «мыльные оперы». В них все дышит предупредительностью к интеллектуальным и психологическим ресурсам каждого зрителя, все направлено на реакцию отождествления себя с героями, на «идеальное» прожи вание и переживание собственных забот, тревог, заблуждений, комплексов.

В.И. Ленин считал кино важнейшим искусством. Оно, за счет включения механизмов идентификации с действующими лицами, помогает встретиться и пережить вечные и простые истины. На заре перестройки деятели кино бросились в «чернуху» и «порнуху», считая, что там они смогут реализовать себя. Оказалось наоборот. Итог этой причинно следственной связи прост и известен нам всем: кино в России почти не существует. Хотя уже тогда кинематогра фистам давались дельные советы по поводу экранизаций произве дений, в которых герои из ничего делают все, вроде «Таинственно го острова», «Робинзона Крузо». Чтобы были наглядные примеры того, как стоит жить и эффективно решать свои проблемы, вместо

«Как все у нас плохо!» Кстати, успех всевозможных боевиков с геро ями суперменами как раз лежит в сфере этой защиты. Лежишь — читаешь — представляешь — ощущаешь... Для подкорки проис ходящее подобно наркотику: почти ничего не меняется, а адрена лин в крови есть. Подобные ощущения бывают и при просмотре порно, чтении фэнтези, любовании армрестлингом и прыганьем на трибуне стадиона, наблюдении за шоу «За стеклом» и т. д. Прин цип тот же самый, различна только «упаковка».

«Там» ситуация во многом похожая. Например, эталоном муж

чины в общественном сознании долгое время являлся Джеймс

Бонд. Если разобраться в истории его жизни, то выходит следую


щее. Его родители умерли, когда ему было 11 лет, и с тех пор он

страдал посттравматическими нарушениями, которые усилились от постоянных стрессов, недостатка любви и внимания, что вы звало в нем склонность к насилию. Многочисленные удары пят кой в лоб и кулаком в челюсть не могли не вызвать осложнений. Неумеренное употребление амфетаминов (любимая формула: бен зедрин, растворенный в шампанском «Дон Периньон» 1953 года) не могло улучшить его психического здоровья. Он ежедневно вы куривал до 70 сигарет, выпивал коктейль «Водкатин» (двойная водка и двойной мартини), полбутылки шампанского и коктейль (вермут, водка, джин), что не могло не создать предпосылок к раз витию алкоголизма. Когда у мужчины в год 68 страстных жен щин, которым надо соответствовать, и он при этом не пользуется презервативами, то все знают, к чему это ведет... Так что супера гент, эталон мужчины, по здравому размышлению получил «пра во на убийство» в первую очередь самого себя. Встает риторичес кий вопрос: «Можно ли с таким идеалом идентифицироваться? И к чему это приведет? И чего же я в этом случае хочу, если стану похожим на него?»*

Отрицательное значение идентификации может быть выраже но в двух видах: исключительной сосредоточенности на себе (эго изм) и растворении себя в другом (зомби) с полной потерей индиви дуальности. В данном контексте уместно вспомнить некоторые со бытия из жизни, которые обычно начинались словами: «Я бы на твоем месте...», «Я не подстрекатель, но я бы не стерпел...», «Как ты можешь терпеть?..», «Любой другой на твоем месте...», «У нор мальных людей...» Узнаваемо? Вот вот. Только уравновешенный подход, направленный на взаимодополнение настроя на идеал и саморазвития личности, способствует гармоничному развитию ин дивидуальности. На этом основана большая часть ориентации рек ламы: она дает некий, ей же созданный идеал, а далее изо дня в день пытается заставить поверить, что мы не такие, потому как у нас нет... (нужное вписать). Идиотизм? Да, наверное. Вот пример рекламного объявления из газеты: «Половое сношение в позиции головой вниз очень действенно для похудения, но не применяйте его, если кто то из партнеров болен гипертонией. При оргазме под нимается давление в венах лица и шеи — у здоровых людей это вызовет приятные ощущения, а у больных — возможно всякое...» Текст сопровождался таблицей, в которой было подробно расписа но, сколько калорий и за сколько минут человек сбросит, если бу

 

* Быть может, пример и устарел, но он показателен. Если взять любой «иде ал» и пристально проанализировать, то выяснится, что стоит подражать только его части и только отчасти. Почему? Да потому что все люди разные!


дет заниматься любовью в определенной позе. И когда укоряют за

лишние килограммы и отсутствие «оргазма с пользой», поневоле начинаешь психовать (перенос), игнорируешь или идентифициру ешь: идешь и что то там заказываешь — покупаешь — платишь.

 







Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 411. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.041 сек.) русская версия | украинская версия