Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тоска по дому.





 

— Ты можешь поверить в это? — Кейси подходит ко мне сзади и опускает подбородок на плечо, и мы вместе смотрим на океан, а легкий бриз раздувает наши цвета спелой сливы одинаковые платья подружек невесты. — Я все еще помню их первое свидание. Шторм была в ужасе. А теперь вот они, женятся, а скоро и малыш родится.

Мы одновременно оборачиваемся и смотрим на потрясающе красивую пару, позирующую фотографу на фоне заходящего солнца. Может, Шторм и находится на шестом месяце беременности, но за исключением милого, округлившегося животика и огромной груди — результата бушующих гормонов на пару с силиконовыми имплантатами, — она выглядит точно также, как и всегда. Как кукла Барби.

Кукла Барби, которая вместе со своей прелестной дочуркой, ворвалась в нашу жизнь, когда больше всего была нам нужна. Забавно, как некоторые отношения могут совершенно случайно сложиться и быть при этом настолько идеальными. Сбежав в Майами, мы с Кейси оказались в захудалом жилом здании и стали жить по соседству с шоугёл-барменшей и пытающейся выжить одинокой мамой пятилетней девочки. Шторм и Мия. Ни минуты не сомневаясь, они безоговорочно приняли нас в свою жизнь. Благодаря этому я никогда не воспринимала их как друзей.

По какой-то странной причине для меня они всегда были семьей.

Все они, признаю я, глядя на небольшую компанию, которая после заката собралась отпраздновать свадьбу на пляже за домом. Это самая большая разношерстная компания, какую только можно себе представить: наш бывший домовладелец Таннер, как всегда неуклюжий, держит за руку свою спутницу и рассеянно почесывает живот; Кейн, владелец клуба, в котором раньше работали Кейси и Шторм, потягивает напиток из стакана и со странной, гордой улыбкой на лице наблюдает за Шторм и Дэном; Бен, бывший вышибала в «Пенни», который стал нашим близким другом, держит за руку симпатичную блондинку-юриста из его фирмы. Должна признать, этот вид радует глаз, потому что с тех пор, как мне исполнилось восемнадцать, он не очень тонко намекал, что не прочь встречаться со мной.

— Осталась бы ты подольше, — стонет Кейси. — Мы были так заняты, даже поболтать не успели. У меня такое чувство, словно я больше не знаю, что происходит в твоей жизни.

«Потому что ты и не знаешь, Кейси». Я ничего ей не рассказала. Ситуация одинакова в любом случае, когда она интересуется: учеба — прекрасно, я — прекрасно. Все прекрасно. Я не говорю ей правду: что я просто сбита с толку. Весь полет сюда я провела, убеждая себя, что все уляжется. Мне просто нужно привыкнуть, вот и все. И пока я привыкаю, я не буду оттягивать на себя внимание в такой важный для Шторм и Дэна день.

— Кейси! — Трент зовет мою сестру, сложив рупором ладони у рта.

— О, я побежала! — Она сжимает мой локоть, а ее губы изгибаются в дьявольской ухмылке. — Через пятнадцать минут ты должна быть в доме, на их первый танец.

Я наблюдаю, как она босиком вприпрыжку убегает по песку навстречу великолепному Тренту в идеально сидящем на нем костюме. В несколько наших первых встреч я не могла находиться с ним в одной комнате, чтобы чрезмерно не потеть. Но в какой-то момент он стал просто чокнутой родственной душой моей сестры. И сейчас они что-то задумали. Не уверена, что именно, но, судя по шепоткам, это касается бутылки шампанского, серебристого обруча со сцены в «Пенни», который Шторм использовала во время своих «выступлений», и смущающего видеомонтажа с участием счастливой парочки.

Трент и Кейси идеально друг другу подходят.

Надеюсь, когда-нибудь свое счастье найду и я.

Я поворачиваюсь лицом к заходящему солнцу. И дышу. Медленно вдыхаю и выдыхаю. Дышу и наслаждаюсь этим прекрасным моментом, удивительным днем, запрятав подальше все тревоги и страхи. Оказывается, не так уж и сложно это сделать. Звуки волн и смеха Мии, за которой бегает Бен, служат якорем, удерживающим меня на твердой почве.

— Как колледж, Ливи?

Голос удивляет меня, а по спине от него бегут мурашки. Я оборачиваюсь и вижу рядом с собой человека с глазами цвета кофе, который, как и я, наблюдает за океаном.

— Привет, Кейн. Хорошо.

Семья или нет, но я все еще не чувствую себя на сто процентов уютно рядом с бывшим боссом своей сестры. Он ни разу не сделал чего-то, что могло бы оправдать мою тревожность. По правде говоря, он — один из самых уважаемых мужчин, которых я встречала за всю свою жизнь. Но он словно головоломка. Выглядит так, словно время над ним не властно: одновременно молодо, но при этом не по годам мудро. Когда Кейси впервые с ним встретилась, она подумала, что ему должно быть тридцать с хвостиком, но однажды вечером Кейн сболтнул, что ему всего лишь двадцать девять. А это значит, что свой первый клуб для взрослых он открыл в двадцать с небольшим. Никто не знает, откуда у него взялись деньги. Никто ничего не знает о его семье, его происхождении. Но по словам Кейси и Шторм, все, чего он хочет, — помочь своим работницам встать на ноги. Он ни разу не перешел черту.

Хотя большая часть танцовщиц не отказались бы. И здесь нечему удивляться. Кейн не только привлекателен, он источает истинно мужскую самоуверенность — его хорошо пошитые костюмы, идеально уложенные темные волосы, наводящее страх поведение и замкнутость притягивают еще больше. А под всем этим? Что ж, скажем так, те несколько раз, когда он с нами отдыхал на пляже, я замечала, что Дэн и Трент вставали поближе к своим женщинам. Кейси говорит, что у Кейна тело бойца. Я лишь знаю, что меня не один раз ловили за разглядыванием поразительной внешности, натренированного тела и множества интересных татуировок.

— Я рад. Знаешь, твоя сестра так гордится всем, чего ты достигла.

У меня внутри все сжимается. «Спасибо за напоминание…» Я чувствую его взгляд на своем лице и краснею. Мне не нужно видеть, я и так знаю, что он меня изучает. В этом весь Кейн. Создается чувство, будто он видит тебя насквозь.

— Все мы гордимся, Ливи. Ты выросла и стала удивительной женщиной. — Он делает глоток своего напитка — скорее всего, это коньяк, обычно он выбирает его — и добавляет: — Если тебе нужна помощь, ты же знаешь, что можешь мне позвонить, да? Я давал тебе свой номер.

Теперь уж я поворачиваюсь к нему и вижу искреннюю улыбку.

— Я знаю, Кейн. Спасибо, — вежливо отвечаю я.

Месяц назад, на моей прощальной вечеринке, он говорил то же самое. Тогда я была вся в слезах на пару со Шторм, страдающей от гормональных всплесков. Никогда не поймаю его на слове, но мне в любом случае приятно.

— Когда возвращаешься?

— Завтра днем, — говорю я со вздохом. И это совсем не счастливый вздох. Когда я в прошлый раз уезжала из Майами, мне было грустно, но взойти на самолет помогло приятное возбуждение в предвкушении колледжа. Сейчас же подобного предвкушения нет и в помине.

По крайней мере, не относительно части колледжа, связанной с учебой.

 







Дата добавления: 2015-09-04; просмотров: 282. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.022 сек.) русская версия | украинская версия