Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

ВНЕШНИЕ ПРИЗНАКИ ПИСЬМЕННЫХ ИСТОЧНИКОВ ВТОРОЙ ТРЕТИ XII-КОНЦА XV ВВ




Следующий этап, на протяжении которого происходят дальней­шие развитие и качественные изменения в области русской письменности совпадает с периодом феодальной раздробленности на Руси, начавшимся во второй трети XII и продолжавшимся до последней четверти XV в.
Русь распалась на ряд самостоятельных земель-княжеств со своими экономическими и политическими центрами, князьями и уп­равленческим аппаратом.
Нашествие монголо-татар на Русь во второй четверти XIII в нанесло непоправимый урон письменности. Во время нашествия и последующих набегов погибло большое количество памятников письменности и людей, руками которых они создавались.
Начавшийся со второй половины XIV в. новый подъем русской культуры был вызван развитием внутренних процессов, подготовив­ших объединение страны и формирование единого Российского государства. Центром объединения русских земель и будущей сто­лицей единого государства стала Москва, которая возглавила борь­бу с монголо-татарским игом. Тогда же началось складывание рус­ской (великорусской) народности.
В обстановке борьбы за политическую независимость и объеди­нение страны, развития феодального землевладения и зависимости крестьян возрастала роль актов. Среди них выделяются духовные и договорные грамоты великих и удельных князей, договоры Нов­города с великими князьями, договоры Новгорода, Пскова с немец­кими городами, княжеские жалованные грамоты духовным и свет­ским феодалам. Частные акты представлены купчими, вкладными закладными, рядными, кабальными и другими записями'
Наряду с деловыми документами от XII—XV вв. сохранились книги. Среди них следует выделить древнейший датированный спи­сок правовых норм Русского государства IX—XI вв.— Русскую Правду, дошедшую до нас в составе Кормчей книги — сборника церковного и гражданского права (1282 г.). Рукопись написана поздним уставом на пергаменных листах, часть из которых имеют зашитые прорези («сшивки») и дыры. Среди литературных памят­ников XII—XV вв. известны служебники и жития, летописные своды сказания, публицистические произведения. Большой интерес в палеорфографическом отношении представляют Синодальный список Новго­родской летописи (XIII—вторая половина XIV в.), Лаврентьев-ский (1377 г.) и Ипатьевский (первая четверть XV в.) списки лето­писи, составленные на основе не дошедших до нас общерусских ле­тописных сводов. Датировка Синодального списка Новгородской летописи и Ипатьевского списка летописи сделана по палеографичес­ким приметам: типу письма, материалу для письма, переплету. На­блюдения за типом письма и почерками позволили утверждать, что переписка текста летописей сделана несколькими писцами.

Поступательное социально-экономическое развитие, усложнение в связи с этим функций письменности привело к ускорению письма И изменению материала для письма.

Материал для письма.'Вплоть до XIV в. основным материалом для написания документов и книг был пергамен. Рядом с ним сосущест­вовал более дешевый материал — береста. В XIV в. в делопроиз­водстве появилась бумага, которая стала медленно вытеснять пер­гамен сначала в центре страны, а затем и на ее окраинах.

Наиболее ранними из известных до настоящего времени русских актов, написанных на бумаге, являются жалованная грамота нижегородского князя Василия Давидовича Ярославскому Спасскому мо­настырю (написана ранее 1345 г.) и договор московского великого князя Семена Ивановича с братьями (около 1340—1351 гг.). Древ­нейшая книга «Поучения Исаака Сирина», написанная на бумаге, относится к 1381 г.

До XVIII в. бумага была преимущественно привозной. Попыт­ки наладить ее отечественное производство, сделанные в XVI и XVII вв., были малоуспешными. Наиболее ранней по времени (XIV в;) импортной бумагой была итальянская. К концу XIV столетия стала поступать французская бумага, широкое распространение которой На русском рынке относится к XV и XVI вв.| С конца XV в. появи­лись немецкая бумага. Импортная бумага привозилась в Русское нмударство через Кафу (Феодосию), Сурож (Судак), Ригу, Нов-Город и Смоленск.

Бумага имеет ряд особенностей, могущих служить показателем се датировки. Одной из таких особенностей являются так называемые ' §о()нные знаки. До изобретения машинного способа бумагу делали вручную. Материалом служило пеньковое или льняное тряпье. Основными операциями при изготовлении бумаги были варка, про-MI.IHK.I, измельчение тряпичной массы. Размельченную в толчее и от­беленную в извести тряпичную массу выливали в формы, внешне напоминающие противни. Ближе к дну формы располагалась сетка из тонких проволок. В середине правой стороны формы к сетке приваривался проволочный рисунок. Проволочная сетка и проволочный рисунок задерживали жидкую бумажную массу, не давая ей осесть на дно формы.

После того как лишняя вода стекала сквозь сетку, еще мятые и влажные листы прокладывались кусками грубого сукна или войлока и пропускались через пресс для удаления остатков влаги. Затем бумажные листы проклеивали, разглаживали, лощили. Поскольку на проволочной сетке и проволочном рисунке бумага ложи­лась более тонким слоем, на готовом листе получалось видимое на j свет изображение и проволочной сетки, и рисунка — водяные бумаж­ные знаки.

^ Водяной знак — любая прозрачная линия, фигура, буква (лите­ра), полученная на листе бумаги вследствие истончения бумажной массы в местах ее соприкосновения с выступающими проволоч­ками дна бумажной формы. В палеографии есть свои термины для обозначения водяных знаков. Водяной знак, оставленный на бумаге проволочной сеткой в виде вертикальной линии, получил название пантюзо, а в виде горизонтальной линии — вержер. Водяной знак бумаги, содержащий полное или частичное сюжетное или буквенное (литерное) изображение, образуемое проволочным рисунком, назы- I ваетсяфилигранью. Термин «филигрань» состоит из двух латинских слов: filum — нитка, granum — зерно и подчеркивает тонкость узора. Водяные знаки появились на бумаге европейского производства в XIII в. и продержались до настоящего времени на государствен­ных бумагах и деньгах.)

Для каких целей натягивалась проволочная сетка и проволоч­ный рисунок? Если проволочная сетка была необходимым элемен­том технологии ручного производства бумаги, то проволочный ри­сунок и его отпечаток на бумаге — филигрань — имел иное значе­ние.

Филиграни были одинаково нужны и фабрикантам, и потреби­телям бумаги. Фабриканты употребляли филиграни для того, чтобы отличить производство своей фабрики от производства конкури­рующих фабрик. Индивидуальные малозаметные особенности одной и той же филиграни помогали каждому фабриканту знать мастера, который изготовлял бумагу и был ответствен за ее качество.

Другое назначение филиграней — дать указание потребителям на формат и качество бумаги. Бумага большого, среднего и малого формата иногда выпускалась только с филигранью, свойственной именно этим форматам. В этом случае размер бумажного листа связывался потребителями именно с конкретной филигранью. Бума­га высшего сорта могла иметь более осложненный рисунок первона­чальной филиграни по сравнению с филигранью бумаги низшего сорта той же фабрики.

В быту употребление бумаги с разными водяными знаками при­обрело определенный смысл. Например, вдвое оскорбительным было получить письмо недоброжелательного содержания на бумаге с фи­лигранью «шут» или «под дураком», как эту филигрань называли в народе. Любовное письмо старались послать на бумаге с филигранью «розовый куст». Морякам было приятно получить письмо с фили­гранью «якорь», «кораблик» и т. д.

 

Датирующими признаками бумаги могут служить расстояния между вержерами и пантюзо. Очень широкие расстояния между вер-жерами — показатель бумаги второй половины XIV в. Напротив, наибольшее сближение между пантюзо свидетельствовало о прог­рессе, улучшении техники производства бумаги. Поэтому при нали­чии одного и того же водяного знака на двух различных листах бумаги более старой бумагой нужно считать ту, которая имеет более редкие вертикальные линии..

Графика. Древнейший устав был медленным письмом. Ускорение написания привело к некоторому изменению его графики, которая в XIII—XIV вв. может характеризоваться как поздний устав. Буквы позднего устава теряют строгую геометричность начерка, свойствен­ную древнейшему уставу. Они становятся более вытянутыми. В буквах «иже», «е йотованном», «ю» увеличивается скос горизонталь­ных перекладин. Постепенно увеличивается нижняя поло­вина букв «в», «ж», «к». У буквы «ъ — ять» штиль выходит над строкой: Ъ - Чашечка буквы «ч» приобрела форму воронки: Y . Поздний устав производит впечатление более ускоренного по сравне­нию с древнейшим уставом. Уйдя с середины XIV в. из делового письма, он сохранился еще в XVI в. в качестве книжного письма.

В деловом письме поздний устав переходит в новый тип письма — полуустав. Полуустав был распространен в деловых бумагах со вто­рой половины XIV—XV в. Основные черты полуустава следующие: более мелкое по сравнению с уставом написание букв, появление наклона букв, нарушение геометричности их графики, появление лигатур, частичного разделения фраз на слова, новых приемов со­кращения слов, увеличение числа выносных букв.

Ранний полуустав исследователи называют «русским полууста­вом»2, поскольку он сохраняет известную близость к традициям русского устава XIV в., претерпевшего определенные изменения графики. Отличительными признаками русского полуустава явились начерки ряда букв, помогающие разобраться как в типах письма, так и в датировке полуустава: так называемое «Ч расщепом» V . которое потеряло ножку, «Е якорное» Ч_, , «3 полукружием» с небольшой крышечкой слева ^ , буква «иже» с косой переклади­ной, как современное «И». Трудной и непонятной становится для прочтения буква «Ж», которая часто стала изображаться без некоторых деталей.


Влияние южнославянского полуустава на русский полуустав выразилось прежде всего в удлинении вертикальных деталей ряда букв. Появилось «Т» с опущенными до нижней строки крылья­ми: (трехногое), «Д» с удлиненными нижними концами: Д. Тенден­ция в удлинении нижних хвостиков букв проявилась и в начерке буквы «Ч», которая стала писаться с длинной ножкой справа. Русский и южнославянский полууставные начерки легли в основу полуустава, условно получившего название «московского». Вобрав в себя наиболее удобные в графическом отношении полууставные начерки, московский полуустав развил ряд графических, отличающих ею черт, в числе которых в первую очередь выделяются буквы: «В калачиком», «3», похожая на цифру «три», резко выделяю­щаяся своим размером в строке.

Кроме графических признаков, отличительной особенностью полуустава от устава является наличие большего разнообразия приемов сокращения. Сокращение достигалось пропуском гласных и согласных не только в словах духовного, но и гражданского содержания. Над сокращенным словом ставилось титло. Способ сокращения слова - вынос букв, причем выносные буквы также писались под титлом. Способом сокращения было усечение слова до несколь­ких букв и даже одной (начальной) буквы. Усекались обычно распространенные, всем известные слова, часто повторяемые в тексте: дер. (деревня), пус. (пустошь) и т. д.

В полууставе делаются первые попытки связного написания двух стоящих рядом букв. Полуустав знает более десяти вариантов лигатур. В полууставе XV в. появляется запятая, которая была принесена болгарскими книжниками.

На рубеже XIV—XV вв. на базе полуустава развивается новый тип письма — скоропись, которая стала господствующей в деловом письме единого Российского государства. Что касается полуустава, то он стал преимущественно книжным письмом.

^ Украшения рукописей.Время позднего устава и его эволюции

в полууставное письмо совпадает с распространением нового художественного стиля, получившего название тератологического, чудо вищного илизвериного орнамента. Этот орнамент был распростра­нен в XIII и особенно в XIV в. Книги этого периода, как правило, написаны на пергамене. Наибольшее число книг, украшенных орна­ментом тератологического стиля, сохранилось в Новгороде и Пскове.

По вопросу о происхождении тератологического орнамента су­ществуют разные мнения. Ряд авторов (Ф. И. Буслаев', В. Н. Щеп­кин2) высказывались о заимствовании тератологии от южных сла­вян. Некоторые зарубежные исследователи (венские искусствове­ды Иозеф Стржиговский, В. Борн), решая вопрос в духе идеи пангерманизма, утверждали, что Русь восприняла тератологичес­кий орнамент из Скандинавии и Северной Германии, что тератоло­гический орнамент Руси был местной ветвью орнамента германо-скандинавского культурного центра. Ряд историков искали корни тератологии на Востоке.

Большинство исследователей (А. В. Арциховский, Б. А. Рыбаков, М. К. Каргер и др.), признавая взаимовлияние русской и южносла­вянской культур, говорят о самобытности развития русской тера­тологической орнаментации, о ее связях с древнерусским приклад­ным искусством, деревянной резьбой, предметами художественного ремесла (из металла, серебра), с местными художественными тра­дициями и фольклорными мотивами3.

Тератологический орнамент был известен во всех рукописных центрах Руси, но подлинного расцвета он достиг в XIV в. в Нов­городе.

Переход к тератологии был постепенным. Уже в XII в. наруша­ется строгость старовизантийского стиля. Рядом с натуралистичес­кими изображениями животных появляются фантастические звери, о которых нельзя сказать, кто это — птица, собака или лев. На смену растительным и геометрическим мотивам приходят тератоло­гические комбинации животных форм и плетений из ремней и змеи­ных хвостов.

Заставка тератологического орнамента не имеет правильной гео­метрической формы. Она напоминает изображение ткани, по кото­рой «стелется» плоскостной орнамент.; Сверху заставку часто вен­чает цветочный узор — навершие, углы заставки оформлены визан­тийской веткой. Узор заставки мог состоять из двух симметрично расположенных друг к другу живых существ — чудищ, запутав­шихся в ремнях. Ремни исходили из клювов, пастей, крыльев, хвос­тов, ног чудищ, оплетали их туловище и переходили в «средник»— вертикальное плетение, спускающееся в заставку с навершия и раз­деляющее ее как бы на левую и правую части.

Из таких же ремней, плетений, нередко завершающихся головами чудищ образовывались инициалы. Для облегчения чтения инициалов которые потеряли рельефность, живописцы стали давать цветной силуэт буквы. В XIII в. в тератологии появился мотив человеческой фигуры. Это так называемые тератологические человечки. В XIV в. они одеты в шапку конической формы. В XIV в. более ин­тересными, чем заставки, стали инициалы, в которых появились це­лые жанровые сценки с использованием изображения людей. Так, буква «М» изображается в виде двух людей, тянущих сеть с рыбой. Букву сопровождает текст, написанный над фигурами людей и пред­ставляющий их перебранку. Буква «Д» изображалась в виде человека, играющего на гуслях. Над буквой имелась надпись: «Царь Давид играет на гуслях».

Основу цвета тератологического орнамента составляет киноварь - краска ртутного состава, огненного оттенка. Применялись также синяя, зеленая, желтая, серая краски и цвет чернил. Для передачи белого цвета использовался естественный цвет пергамена. Золотая и серебряная краски в тератологии не применялись. Тератологический орнамент имел свои местные особенности. Для новгородский тератологии был характерен серо-синий или го­лубой фон. Псковской тератологии были свойственны более крупные пи величине, чем новгородские, инициалы, преимущественно зеленый колорит фона, использование желтого цвета в контурах рисунка. В рязанских рукописях в качестве фона инициалов использовался зеленый цвет.

Тератологический стиль был характерен не только для рукописей. Он существовал в художественном ремесле (например, кольты, наручи - женские украшения), в архитектурной пластике (рель­ефы Дмитровского во Владимире, Георгиевского в Юрьеве-Польском, Борисоглебского и Благовещенского соборов в Чернигове). В XV в. тератология угасает. В заставках исчезают изображения ПК рей, остаются только плетения. Так же как и устав, тератология медленнее уходит из пергаменных книг. В появившихся в XIV—XV вв. образцах бумажных книг сочетание тератологии и устава встречает -I и реже, чем в пергаменных книгах. Дольше всего тератологичес­кий орнамент продержался в рязанских рукописях (до XVI в.). В конце XIV— начале XV в. получают распространение новые типы орнамента: балканский и нововизантийский. Подобная смена была одним из результатов «второго южнославянского влияния», которым оказалась затронута русская культура в результате наплыва произведений южнославянской письменности в русские земли. В XV в. был распространен главным образом балканский (пле­нный, или жгутовой) орнамент. В XVI в. он сохраняется на терри­тории Юго-Западной Руси.



Поможем в написании учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой





Дата добавления: 2014-10-22; просмотров: 1849. Нарушение авторских прав; Мы поможем в написании вашей работы!

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2022 год . (0.026 сек.) русская версия | украинская версия
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7