Студопедия Главная Случайная страница Обратная связь

Разделы: Автомобили Астрономия Биология География Дом и сад Другие языки Другое Информатика История Культура Литература Логика Математика Медицина Металлургия Механика Образование Охрана труда Педагогика Политика Право Психология Религия Риторика Социология Спорт Строительство Технология Туризм Физика Философия Финансы Химия Черчение Экология Экономика Электроника

Тематический апперцепционный тест




Разработанный в 30-е гг. Мюрреем [Н. A. Murray, 1938; 1943; С. D. Mor­gan, Н. A. Murray, 1935] Тематиче­ский апперцепционный тест (ТАТ) сти­мулировал исследования, коренным образом изменившие процедуры изме­рения мотивов. Разработка ТАТ не в последнюю очередь связана с поня­тием «проекция», имевшим в психоло­гии довольно сложную и переменчи­вую историю [см.: Н. Heckhausen, 1960а]. Определяющим стал вариант этого понятия, предложенный Фрей­дом [S. Freud, 1894]. По Фрейду, про­екция служит защитным механизмом, посредством которого индивиды, прежде всего параноики, приписыва­ют другим людям собственные чув­ства и намерения, не желая признать их своими. Они как бы проецируют эти чувства «вовне». Хотя с абсолют­ной надежностью существование та­кого процесса доказать не удалось [В. I. Murstein, R. S. Pryer, 1959], бы­ли выявлены другие, не менее заслу­живающие внимания взаимосвязи. Так, Мюррей [Н. A. Murray, 1933] на одном детском дне рождения после страшных рассказов в темноте про убийства показал детям фотографии незнакомых лиц и попросил сказать, насколько эти люди злы. После рас­сказов те же лица, которые ранее оценивались детьми как добрые, бы­ли охарактеризованы ими как значи­тельно более злые. Очевидно, здесь сказалось дополнительное стимули­рование ситуацией мотивационного состояния повышенной боязни. Сэн-форд [R. H. Sanford, 1937] установил также, что на толковании содержа­ния картинок заметно сказывается чувство голода. Частота упоминания связанных с едой признаков при этом возрастает.

Оставалось сделать небольшой шаг, чтобы от этой методики, позво­ляющей получить индекс мотивации, перейти к разработке методики, да­вавшей показатели «мотив — мотивации». Для этого предъявлявши­еся картинки должны были тематиче­ски соответствовать определенным мотивам, стимулируя у их интерпрета­тора соответствующие мотивацион­ные состояния, которые могли прояв­ляться в опознании и толковании картинок. Чтобы создать у испыту­емого мотивационное состояние, те­матически связанное с воспроизве­денной на картинке ситуацией, испы­туемого просили составить по предъ­явленной картинке развернутый рассказ, для чего ему было необходи­мо полностью переключиться на из­ображенную ситуацию, обдумать, что в ней происходит и может произойти дальше, представить, о чем думают и что чувствуют изображенные лица, и т. д. Если в рассказах разных испыту­емых по содержательно одинаковым картинкам мотивационная тематика проявляется различным образом, то при прочих равных условиях это поз­воляет судить о различиях в соответ­ствующем мотиве.

Мюрреевское диспозициональное понятие мотива (need) и его класси­фикация мотивов уже рассматрива­лись в гл. 3. Это понятие и классифи­кация оказали решающее влияние на разработку ТАТ и первоначально предложенную систему анализа со­держания рассказов [Н. A. Murray, 1943]. Отметим, кстати, что разработ­ке методики ТАТ способствовала дис­куссия между Мюрреем и Оллпортом, профессорами Гарвардского универ­ситета. Оллпорт [G. W. All port, 1953] считал, что индивиды, не проявля­ющие невротических симптомов, на непосредственный вопрос об их моти­вах сразу могут дать ответ. На это возразил Мюррей, который в данном вопросе придерживался позиции Фрейда, впервые изложенной еще в 1900 г. Мюррей утверждал, что моти­вы недоступны интроспекции и нахо­дят свое выражение в мечтах, снови­дениях и других продуктах воображе­ния. Однако мы не станем задержи­ваться на истории споров по данному и другим вопросам, связанным с мето­дикой ТАТ [см.: A. W. Combs, 1947; Н. Heckhausen, 1963b; H.-J. Kornadt, 1964; W. Lens, 1974].

Измерение мотивации достижения

 

Методика ТАТ в том виде, в каком она была разработана Мюрреем для клинико-психологической диагностики личности, не могла считаться надеж­ным инструментом измерения отдель­ного мотива, что побудило Мак-Клелланда и его коллег заняться в конце 40-х гг. поиском средств изме­рения отдельных мотивов. Они изуча­ли возможности применения ТАТ в более однозначных условиях, когда различные мотивационные состояния создавались при помощи эксперимен­тальных средств. Например, исполь­зовалось голодание, длительность ко­торого задавалась лишением пищи на различные сроки: 1, 4 и 16 ч, но при этом сами испытуемые, скажем мат­росы-подводники, не догадывались, что участвуют в исследовании [J. W. Atkinson, D. С. McClelland, 1948]. Кроме того, проведение ТАТ было объективировано и стандарти­зовано в форме группового варианта методики. Картинка, содержательно связанная с пищей, на 20 с показыва­лась испытуемому; затем ему дава­лось 4 мин для написания по ней рассказа. С этой целью на листе бумаги предъявлялись четыре вопро­са, на которые требовалось дать от­вет. (Это были вопросы о тех событи­ях, что происходят на картинке в данный момент, или о тех, что приве­ли к возникновению изображенной ситуации, о том, что думают и чув­ствуют сами персонажи, а также о том, как будет ситуация развиваться дальше и чем закончится.)

Рассказы по ТАТ испытуемых, ли­шенных пищи на разные по длитель­ности промежутки времени, тщатель­но анализировались с точки зрения имеющихся в них различий. Было установлено, что с увеличением вре­мени пищевой депривации в расска­зах начинают чаще встречаться вы­сказывания, связанные с приемом пи­щи или продуктами питания, причем одновременно уменьшается число вы­сказываний на другие темы. Отмечал­ся также рост упоминаний скудости средств питания, инструментальной активности, приближавшей время принятия пищи, и нехватки пищи пер­сонажам рассказа. Напротив, умень­шалось число упоминаний действий, связанных с едой и утолением голо­да. После тщательного отбора от­дельных категорий содержания рас­сказов и их положительной или отри­цательной оценки в баллах (в зависи­мости от увеличения или уменьшения частоты их появления с возрастанием депривации) была разработана проце­дура анализа содержания рассказов. Ее применение экспертами, не имев­шими никакой информации об услови­ях пищевой депривации, в которых писались рассказы, выявило суще­ственные расхождения показателей состояния голода при воздержании от пищи в пределах 1 — 4 ч по сравне­нию с 16 ч.

Учитывая столь тщательные поиски разделительных критериев, результат оказался не слишком впечатляющим. Однако он воодушевил исследовате­лей на то, чтобы без дополнительной перекрестной валидации методики из­мерения состояния голода применить эту объективированную в отношении натуральных потребностных состо­яний методику для измерения более высоких, психогенных мотивов. Ос­новной вопрос заключался в пригод­ности данного метода для получения не только показателя мотивации, но и индекса «мотив — мотивации», т. е. в том, насколько эта методика отража­ет относительно устойчивые индиви­дуальные различия в силе мотивов. В поисках ответа на этот вопрос Мак-Клелланд и его сотрудники [D. С. McClelland et al., 1949; 1953] занялись изучением мотива достиже­ния.

Логика метода измерения мотива была проста [D. С. McClelland, 1958a; 1971]. Его апробация способствовала тому, что исследования мотивации значительно продвинулись вперед. Испытуемые вновь должны были пи­сать рассказы по картинкам, темати­ка которых на этот раз уже относи­лась к достижениям. На рис. 6.4 изоб­ражена одна из наиболее часто ис­пользовавшихся картинок. И опять-таки перед написанием рассказов ис­следователи пытались создать раз­личные мотивационные состояния, для чего использовался тест, состо­явший из 7 разных заданий, предъяв­лявшихся в 6 различных условиях по­буждения мотива достижения. Раз­личная сила побуждения должна бы­ла по-разному проявиться в содержа­нии рассказов, релевантных данному мотиву. Мы, таким образом, имеем здесь дело с экспериментальным пла­ном типа la (см. табл. 1.4), который прежде всего пригоден для решения таких основных проблем, как класси­фикация мотивов (в данном случае установление границ мотива достиже­ния) и их побуждения; но этот план не решает еще проблемы измерения мо­тива (экрпериментальный план типа Па), поскольку для этого необходимо разработать способ анализа содержа­ния рассказов по ТАТ, который позво­лил бы отличить друг от друга неоди­наково стимулированные мотивацион­ные состояния.

Длившийся 20 — 30 мин предвари­тельный тест и непосредственно за ним предъявлявшаяся методика ТАТ проводились разными экспериментаторами с тем, чтобы оба были свобод­ны в своих действиях. Предполага­лось, что индуцированное в предвари­тельной части исследования мотива-ционное состояние сразу не исчезает, но сохраняется и во время написания рассказов. Условия побуждения моти­ва были разделены следующим образом.

Расслабляющее. Экспериментатор представлялся испытуемым студен­том старшего курса, вел себя во время эксперимента очень раскован­но, сообщал, что предложенные те­стовые задания еще только разраба­тываются и поэтому проверяются не испытуемые, а сами задания с целью их совершенствования. Он также го­ворил, что испытуемым можно не указывать свои фамилии и не подпи­сывать тестовые бланки.

Нейтральное. В этом случае тема­тически связанное с достижениями содержание ситуации не преувеличи­валось, но и не преуменьшалось. Си­туация эксперимента должна была походить на обычное исследование.

Ориентирующее на достижение. В этом случае экспериментатор вел се­бя, как экзаменатор, подчеркивал значение предложенных заданий как теста, направленного на оценку спо­собностей, и побуждал участников «сделать все от них зависящее».

Успех. Тестовые задания предъяв­лялись с теми же комментариями, что и в предыдущем случае. После выполнения первого из них и в конце серии испытуемые получали возмож­ность сравнить свои результаты с сообщавшимися экспериментатором «нормами», которые были столь низ­кими, что каждый испытуемый доби­вался «успеха».

Неудача. Все происходило так же, как и в предыдущем случае, за ис­ключением сообщаемых «норм», кото­рые были заведомо выше результа­тов испытуемых, что неизбежно вело к переживаниям неудачи.

Успехнеудача. После первого за­дания следовал «успех», как в усло­вии успеха, а в заключение теста — «неудача», как в условии неудачи.

Каждое из этих побуждающих усло­вий несет в себе определенные, тема­тически связанные с достижением со­держания, которые указывают на привлекательность (валентность) воз­можных последствий деятельности. Речь идет о тех естественно ожида­емых в данной ситуации, а затем и переживаемых валентностях, которые вызывают релевантные мотиву чув­ства, активируя определенное состо­яние мотивации (особенно сказывает­ся при этом влияние успешных или неуспешных результатов на самооцен­ку и оценку другими) [D. С. McClel­land, 1971; Н. Heckhausen, 1977а, b]. Вряд ли в расслабляющем условии, когда как бы проверяются сами те­стовые задания, а не собственные способности испытуемого, хороший результат будет иметь решающее значение для самоутверждения или оценки другими. Точно так же не будет чрезмерной угроза плохого ре­зультата. Последний, однако, будет оцениваться иначе в условии индуци­рования неудачи.

 

 

Рис. 6.4. «Два изобретате­ля», одна из наиболее часто используемых картинок в ме­тодиках n Ach [D. С. McClel­land, J- W. Atkinson, Я. А. Clark E. L. Lowell, 1953, р. 101]

 







Дата добавления: 2015-09-07; просмотров: 78. Нарушение авторских прав

Studopedia.info - Студопедия - 2014-2017 год . (0.008 сек.) русская версия | украинская версия